Статьи

Растём

«Иногда мы думаем, что теряем рассудок». Пара хотела завести ещё одного ребёнка, но родились шестеро

У 35-летних Кортни и Эрика Уолдроп уже было трое сыновей, когда они решили завести ещё одного ребёнка.
Растём

Моя история о том, как я «понарожала»

История 47-летней мамы шестерых мальчиков, управляющей фитнес-центром, который она открыла, когда очень хотела сбросить лишний вес.
Растём

Многодетная семья: секреты выживания мамы

Попробовав организовать свою жизнь по правилам, я поняла окончательно и бесповоротно: у каждой мамочки – свой ритм жизни, свои жизненные цели и задачи.
Растём

В кого ты такой? А, в меня…

Наш мозг постоянно цензурирует воспоминания, протаскивая их через ушко нового опыта. Вспоминать сложно. Часто вспоминать неприятно.
Растём

Первый и четвёртый ребёнок. В чём разница?

Первый ребёнок рано взрослый. «Он уже большой, он уже может». А четвёртый вечно маленький, даже лет в 20.
Растём

Про каюк

Тайм-менеджмент? Да я сама кого хочешь научу.

Когда время за полночь, ты час качала ребенка, а после дня капризов на кухню лучше не входить (поскольку старшенький сам готовил ужин себе и маматьке), очень важно расставить приоритеты.

Конечно, на первом месте сон, но небольшим отрезком сна можно и поступиться, чтобы назавтра не остаться без самого главного. 

Теперь нужно определить самое главное. Что именно должно быть сделано сегодня, без чего нам завтра каюк.

Кстати,  каюк очень быстро вырисовывается, стоит только пару раз его не отработать.

Я рассортировываю каюки по членам семьи.

Старшие дети.

Несделанные уроки, например, это не мой каюк. Неподготовленная одежда тоже. (Главное - не упустить момент и делегировать детям эти каюки). Незаряженные телефоны. Я могу помочь, пожалеть, напомнить, и каюки детей о-о-очень тесно примыкают к моим — но они не мои.

Иногда, кстати, каюк играет большую воспитательную роль. Пара дней панических поисков пакета с физрой, глядишь — всё подготовлено с вечера.

Муж.

Он справляется, но вот иногда засыпает, не разрулив каюк с носками. На этот случай у меня припасено несколько новых пар. Ибо муж добытчик, и если помешать ему выйти на работу, то каюк нам всем по всем статьям.

Младшенькая.

Например, ни одной сухой кофточки утром у детки — это каюк. Поэтому как угодно, но стирка должна быть развешена.

Вся семья.

Без еды мы тоже не протянем, поэтому надо что-то на ночь вынуть из морозилки. А что-то, наоборот, убрать, потому что нет обидней каюка, чем когда ты с дёргающимся глазом и дитём на бедре что-то там состряпала, потом уснула, а утром это что-то доедают мухи, и оно плохо пахнет.

Выходит не так уж много неотложных дел.

Я сама.

Вот это основное. Что я хочу сегодня, чтоб завтра быть работо-дее-дето-способной? Чистота и гигиеническая помада — это обязательно.

Выпить чайку. Да, с печенькой. Да, на ночь. Она вообще-то фитнес, там какие-то вон семечки торчат. Потому что голодная грустная мама — это каюк похуже папиных носков.

Ещё мне надо побыть со словами: что-то прочитать или написать. Иначе я не я, а мне оставаться собой важнее часа сна. Иначе перестану себя в зеркале узнавать. Кто мол это там, такой хозяйственный и прекрасная мать? Ух, какая молодец, прям жаль, что это не я.

Вот вам и весь тайм-менеджмент. Что нужно сделать сейчас, чтоб не остаться завтра без самого главного. Чтоб не остаться без себя — такой, какой вы хотите себя сохранить в череде домашних забот.

Иначе каюк.

Наши дети

Растём

Многодетная мама: ...остается любовь

Мы живём в мире стереотипов – они знакомы, понятны и просты в употреблении. Как готовые полуфабрикаты: выбрал нужную упаковку, подогрел, проглотил – и голова не болит.

Например, если при знакомстве вы скажете: «Мне 35 лет, я менеджер в иностранной компании; работу свою терпеть не могу, но получаю пять тысяч рублей в месяц», – тут же получите одобрение: «Ух ты, здорово, пять тысяч, да ещё, наверное, медстраховка есть!»

А если при тех же обстоятельствах произнесёте: «Мне 35 лет, я мама троих детей, не работаю; люблю своих малышей», – вам непременно выразят сочувствие: «Ну-у-у… э-э-э… ты молодец; сильно устаешь, да?».

Нелюбовь к работе легко простят, трёх малышей – нет. Потому что уставать, недосыпать и нервничать на работе – можно, нужно и даже престижно. А тратить те же ресурсы на дом, семью и детей – не очень. Потому что дети, дети… А что такое – «дети»?

«Вышла я днем в магазин, малышня моя бежит впереди. Навстречу тетушка лет пятидесяти, в глазах — любопытство и сочувствие. Поравнялась со мной и спрашивает: «Это что, все четверо ваши?» Отвечаю с улыбкой: «Нет, ну что вы, не все». Тетушка выдохнула с облегчением, заулыбалась, а я продолжаю: «Еще трое сейчас на занятиях в школе». Тетушка чуть не упала в обморок…» Из интернет-дневника многодетной мамы.

Это девять месяцев бремени, роды, бессонные ночи, частый плач маленького, требовательного человечка. Это привязанность, постоянный контроль: куда полез, что схватил, не опрокинул ли на себя гладильную доску, не смахнул ли цветочный горшок. Это трата времени, денег и – большая сложность – себя. Без зарплаты и социального одобрения. То есть с точки зрения стереотипов, многодетная мама – несчастная женщина.

Ну, правда, несчастная. Арифметика очень проста. Берём многодетную маму и вычитаем – минус спокойное время «на себя», минус еженедельный салон красоты и спортзал, минус зарплата и годовые премии, минус общение с коллегами, минус профессиональное развитие, минус милые походы в ресторанчики и кафе, минус свобода перемещения, минус еще много чего, остается… любовь.

mnogodetnaya-mama-ostaetsya-lyubov-1

Но это самое главное! Без любви, сколько ни прибавляй, всё равно получится ноль. Привычный мир стереотипов уныл. Там два основных цвета – чёрный и белый. При любом их смешении, кроме серого, ничего не получишь. Любовь дает нам столько цветов и красок, столько нюансов и полутонов. Но чтобы наполнить свою жизнь любовью, нужно забыть о стереотипах. Хотя бы о самых распространенных.

Начнем с многодетных мам. Итак, что мы о них знаем?

Конечно, они устают, мало спят и поэтому плохо выглядят. И в таком состоянии проживут до скончания веков – сия их печальная участь. Наверное, у них нет денег, потому что на обычную зарплату прокормить такую ораву невозможно. Ведь орава ежедневно уничтожает запас еды, сравнимый с нуждами небольшой африканской страны. Ещё у них нет приличной одежды, потому что мы-то знаем, как быстро дети растут, а одежда пачкается и рвется. Хорошее образование, интересный отдых, хобби и увлечения у них тоже отсутствуют, потому что, опять же, мы-то знаем…

Таковы были мои мысли по теме «многодетная мама» полтора года назад — до тех пор пока я не обосновалась в интернет-сообществе, посвящённом материнству. Тогда я вынашивала сына и жаждала «общения по теме». Сообщество многодетных мам оказалось одним из самых приятных коллективов на многомиллионном сайте. Меня интересовал каждый дневник, каждое сообщение. Уже через несколько дней с удивлением обнаружила, что многодетные мамы успевают с тремя-четырьмя-пятью детками больше, чем я с одним беременным животом!

Многомамы покупали отличную одежду себе и детям, умело планировали день, водили своих чад на кружки и секции и могли приготовить вкусный ужин за двадцать минут. Замечу, при абсолютно средних доходах. Но общий уровень жизни был на порядок выше моего – сказывался опыт управления большой семьей.

А ещё поразило – как же они обожают своих малышей! Да-да, «проблемных» грудничков, у которых колики, плохой сон и частые слёзы. С большой нежностью многомамы писали заметки именно о новорожденных – тех самых, которых одномама называет «Больше-Никогда-На-Такое-Не-Решусь».

Не решиться, конечно, проще всего. У меня есть знакомые, которые так и поступили – сбежали на работу, как только ребенку исполнился год. Не от нужды, не от домашней скуки, не от блестящих талантов. А потому что останешься дома – растолстеешь и превратишься в клушу, большая семья – не по карману, лучше родить одного – и дать ему всё. Да и потом: родишь много – будешь на них всю жизнь пахать.

На том же мамском сайте выяснилось, что многодетных жалеют. Сердобольные тетушки-бабули беззастенчиво спрашивают: ну как ты, голубушка, всех тянешь? И не то чтобы обидеть, а так, из интереса и жалости – стольких выносить, стольких родить. И мало родить — их потом нужно одевать-кормить-воспитывать!..

mnogodetnaya-mama-ostaetsya-lyubov-2

А ещё многомам ругают, но уже не старушки, а женщины и мужчины — такие же, как мы с вами. Ругают в очередях — потому что «такую толпу в магазин привела», ругают в детской поликлинике: «Куда вы, женщина, со своими вперед идёте?» (хотя у многодетных льготы на прием вне очереди), ругают на кухне и в интернете: «Нет, Вась, ну ты представляешь, эти многодетные живут за наш счет: столько льгот у них, участки бесплатные, всякие кружки-садики, а вот нашему Петеньке…»

Не подумайте ничего плохого. История вовсе не о том, как вы относитесь к многодетным и сколько иметь детей – одного или шестерых. Этот вопрос закрыт от публичного обсуждения.

Наверное, сколько есть — столько и хорошо. Да и дело не в количестве, а в отношении к нему. Как же так получается, что нам проще осудить, чем порадоваться. Ударить, чем обнять. Съязвить, чем ободрить. Почему есть нелюбовь к большим семьям? Экономия времени в очередях и больницах? Радение о целевом использовании налоговых средств? Что-то не верится…

На мой взгляд, это комплекс ложного превосходства. Мы рожаем одного-двух максимум, пашем на работе — часто нелюбимой, но что поделать,— «тянем» ипотеку, кредиты, машину, быт, секции-кружки-английский для ребёнка. Груз, подъемный упорным трудом. Но так всё равно лучше, правильнее, потому что на достойную жизнь нужны достойные деньги. Мы нагибаемся под тяжестью забот, мы почти согнулись, а тут на детской площадке — нет, вы посмотрите — троих родила, четвёртым беременна и улыбается!

У каждого своё понятие достойной жизни. У кого-то деньги, у кого-то — дети. И можно бесконечно рассуждать, что «правильно», а что – не очень. У каждого своя история, свой опыт.

Да и многодетной маме не нужны рассуждения. Ей нужна теплота и поддержка, потому что большая семья – это действительно сложно. Очень важно, чтобы мы смогли от души ей и сказать: проходите без очереди. Или улыбнуться. Или просто спросить: чем помочь? Без налёта тоски и жалости. Ну а если большая семья — вдруг — вас чем-то заденет, пожалуйста, не судите тех, кто пустил в свою жизнь любовь.

pravmir.ru

Фото: rawpixel, pexels

Растём

Многодетная семья: разве это странно?

«Куда она их рожает?» – услышала я как-то раз разговор сидящих на лавочке женщин, глядящих в мою сторону. В это время я, старшая из пяти детей, гуляла с младшей сестрой, а среди обсуждающих мою маму была моя первая школьная учительница, у которой, кстати, я была отличницей.

Мне запомнился этот случай – было вдвойне неприятно услышать беспочвенные обвинения из уст уважаемого человека. Со временем мне показалось, что люди в нашей стране начали мыслить по-другому и фраза «плодить нищету» стала прерогативой недалекости.

Про нашу семью

Мои младшие братья и сёстры родились парами погодок. В 5 лет у меня появилась сестра, в 6 – брат, в неполных 13 – ещё один брат, в 14 – ещё одна сестра. С пяти лет я по мере своих сил помогала маме по дому и с детьми. Сейчас, когда мы начинаем вспоминать моё детство, моя мама ужасается той ответственности, которую она возлагала на меня, но в то время казалось, что не было ничего, выходящего за рамки. И я росла с этим пониманием и с принятием своей роли старшей дочери и сестры. Потом, спустя много лет, уже имея своих детей, я спросила маму, как она со своим спокойным характером смогла вырастить нас, таких неугомонных, на что она мне ответила: «У меня была ты».

Первая, самая простая, без полоскания и отжима стиральная машинка появилась у наших родителей только с рождением четвёртого ребёнка. При такой технике стирка занимала много времени, потому что вещей было много и одноразовых подгузников не было.

mnogodetnaya-semya-razve-eto-stranno-1

Я рано научилась готовить. Это занятие мне было по душе. Особенно доставляло удовольствие видеть, что любое моё блюдо обязательно кому-то да понравится. Практически всё, что делала по дому моя мама, в подростковом возрасте делала и я. В 16-17 лет я уже могла сама остаться с четырьмя братьями и сёстрами на весь день, при этом могла лечить их, вызывать при необходимости скорую, готовить и т. д.

Как-то раз, гуляя с младшими, я встретила двух незнакомых женщин. Одна из них робко обратилась ко мне: «Девушка, извините, пожалуйста, это все ваши дети?». Я была высокой, но лицо выдавало мою молодость, что и смутило этих дам. Бабушки из нашей пятиэтажки, часто сидевшие на лавочках около дома, советовали мне идти работать в детский сад: «Тебе даже учиться не надо!».

Папа был в семье настоящим добытчиком. У него была большая пасека, это было его бизнесом. Маме не приходилось ломать голову, где взять денег. Если они заканчивались – этими вопросами занимался глава семьи. Но мы не шиковали: мы жили в малюсенькой двушке, где и прихожая и кухня, казалось, были метр на метр, и родители откладывали деньги на более просторную квартиру.

Я всегда гордилась тем, что выросла в большой семье, и очень ценю то, что сейчас у моих детей много двоюродных братьев и сестер, с которыми они часто играют вместе. Мы любим встречаться с родными, хотя живём не очень близко, стараемся поддерживать тёплые отношения друг с другом. Периодически в подростковом возрасте я слышала комплименты от знакомых, мол, так много детей, и все такие красивые. Это мне давало уверенность в том, что большая семья – это здорово.

«Всё равно выкидывать»

Я не помню, чтобы хоть раз мы были голодными или у нас не было чего-то необходимого из одежды и предметов быта. Бывало, кто-то сердобольный приносил нам вещи из разряда «всё равно выкидывать» – и это удивляло нас. Мы не отказывались от помощи, но нам казалось странным мышление людей, считающих, что у многодетных всё идет в ход, даже сильно изношенная, потерявшая всякий вид одежда.

mnogodetnaya-semya-razve-eto-stranno-2

Спустя много лет я снова столкнулась с особым взглядом людей, у которых выстроена целая система верований относительно семей с количеством детей больше двух. Что-то из их высказываний просто хочется игнорировать – зачем отвечать на глупость? Но некоторые слова задевают и возмущают. В интернете порой активно обсуждается многодетность, разворачиваются горячие дискуссии, зачастую теми, кто понятия о ней не имеет.

Оттенок неблагополучия и собственная ущербность?

«В многодетной семье комплекс собственной ущербности присутствует у матери и всех её детей», – это одно из мнений, которое я недавно услышала. На мгновение задумалась. Вспомнила своё детство, юность. Перебрала в голове семьи родных и друзей, имеющих троих и более ребятишек. Интересно, кто из них этот самый носитель комплекса собственной ущербности?

Каким образом количество детей в семье может влиять на то, чувствует ли себя ребёнок неполноценным? С юности лично я видела в большой семье силу и потенциал. На мой взгляд, детям, выросшим среди братьев и сестёр, легче сформировать уверенность в себе, они быстрее адаптируются в новом обществе, раньше учатся самостоятельности.

Есть ли среди многодетных семей такие, где мамы и дети имеют комплекс собственной ущербности? Безусловно. Точно так же, как и среди малодетных и бездетных. Комплексы ведь приходят не извне, не с ростом количества ребятишек, они приходят изнутри, из головы. И если дети в многодетной семье чувствуют свою неполноценность, её чувствовал бы в этой семье и единственный ребёнок.

mnogodetnaya-semya-razve-eto-stranno-3

То же самое можно сказать и о высказывании: «Многодетная семья носит оттенок неблагополучия». Если автор данного заключения выстроит в ряд детей из разных семей, вряд ли он определит, кто из них кто. Наши очки, через которые мы видим людей неблагополучными, – это наше субъективное мнение. Да и что такое благополучие? Разве это возможность купить своему ребёнку всё самое лучшее и самое дорогое, одеть в брендовые вещи и вывезти отдыхать за границу? В таком случае, много ли благополучных из малодетных?

Бедный папа!

А теперь, пожалуйста, дорогие многодетные мамы, держитесь крепче за стулья. Некая Вероника Степанова, видеоблогер с 750 тысячами подписчиков, согласно информации в соцсетях – кандидат психологических наук, позволила себе эту речь: «В многодетной семье мама – волевая женщина, которая руководит семьей, сама решает рожать много детей, а папа – безвольная, теневая фигура. Мама рожает детей, чтобы потом развлекаться вместе с ними, посещая цирки и отправляясь в поездки. Обычно – это женщина с определёнными психологическими особенностями, помимо «короны», у неё имеется комплекс неполноценности». Я бы легко восприняла вышесказанное просто за попытку вызвать реакцию публики, а не за реальное мнение, если бы не приглашение этого «специалиста» на психологические консультации.

Не знаю, есть ли смысл что-то отвечать на это, но я отвечу. Разумеется, мужчины и женщины бывают разные: от темперамента не зависит, сколько у тебя будет детей, и от количества наследников не зависит твой темперамент. В семье, где преобладают традиционные ценности, главой всегда будет муж, даже если он внешне тих и спокоен, а эмоциональная жена (если она такова) будет слушаться и уважать его. Не с рождением очередного ребёнка женщина превращается в грымзу, управляющую мужем и детьми. Она будет ею и с одним ребёнком и без детей, если это её сущность. Чтобы понимать это, не нужно быть кандидатом наук.

...И несчастные дети

Вот тут-то я, с высоты своего опыта, могу рассказать всё, как есть. Отвечу на заявления о том, что чада из многодетных семей, вырастая, не хотят иметь своих детей и что во взрослом возрасте у них возникают постоянные претензии к родителям: «Вы украли моё детство!».

mnogodetnaya-semya-razve-eto-stranno-4

Вообще мне странно слышать утвердительные заявления от людей, не росших в многодетной семье, о том, какие мучения переносят бедные чада в количестве 3+ и о том, какие кровоточащие сердечные раны остаются у них от детства, проведённого в большом кругу братьев и сестер.

Признаюсь честно в своей глупости. У моих родителей были бездетные друзья. Они жили для себя, путешествовали, очень хотели наследников, но не могли их родить. Как-то раз я сравнила своих родителей с этой парой и у меня возникла мысль: «Здорово, наверное, быть бездетным – никаких проблем». Эта идея не задержалась в моей голове надолго.

Когда мне исполнилось 18 лет, моей младшей сестре было 3,5 года. Уже тогда я мечтала о том, как выйду замуж и буду нянчить малыша. Немного повзрослев, я даже стала побаиваться того, что мотивом моего замужества может стать не любовь к молодому человеку, а желание иметь детей.

Родив одного ребёнка, уже через год я мечтала о следующем. К сожалению, моё здоровье не позволило мне стать многодетной мамой. Было время, когда врачи поставили под вопрос возможность родить второго малыша: я не могла забеременеть по причине болезни. Тогда я много раз вспоминала свой глупейший вывод о счастье бездетности.

Чудом забеременев вторым малышом, я потеряла его на большом сроке. После этого Бог дал нам ещё одну возможность. Третьего ребёнка я еле-еле доносила до 29 недель (последние 2,5 недели лежала с отошедшими водами). За наше чадо, казалось, молилось полмира. Слава Богу – сын выжил, окреп и сейчас не отличается от сверстников.

Я, старшая из пятерых детей, всё детство и юность пронянчившаяся со своими братьями и сестрами, не представляла, как можно не хотеть детей. Конечно, это трудно, но как можно не хотеть таких трудностей? Почти все мои родные и знакомые, выросшие в больших семьях, сейчас также многодетные. И это разбивает в пух и прах теорию «нехотения».

mnogodetnaya-semya-razve-eto-stranno-5

Теперь об украденном детстве. Да, моё детство отличалось от детства большинства моих подружек. Они гуляли сами, я – с младшими братом и сестрой. Они гуляли, сколько хотели, я – ограниченное время. Они не стирали, не готовили, не оставались на хозяйстве без родителей, не лечили младших братьев или сестер и ещё многого не делали из того, что делала я. Хорошо, что в моём детстве и юности мне никто не сказал, что по полному праву я могу и должна обидеться за всё это на своих родителей. И я не обиделась. Напротив, это воспитало мой характер, позволило приобрести многие ценные навыки.

Может быть, мои родители были идеальными и мы – исключение из правил? Разумеется, нет. Мы до сих пор можем вспоминать ошибки родителей, общаясь с мамой (папа, к сожалению, уже умер). Можем рассуждать о том, почему происходило то или иное. Опыт наших родителей, как положительный, так и отрицательный, помогает мне воспитывать своих детей.

Мне очень хотелось бы узнать, где берет свое начало предвзятое отношение к многодетным семьям? Возможно, это наша русская нетерпимость ко всем, кто отличается от нас? Или мы пытаемся наделить многодетных ярлыками несуществующих проблем, чтобы нам стало легче? Почему мы так легко связываем любое отклонение от нормы с количеством детей в семье? Может, это нам хочется, чтобы многодетные жалели о своей участи, чувствовали свою неполноценность, ощущали наше презрение?

Растём

Откровения многодетной мамы: Все дети… просто разные!

Только теперь, когда у меня четверо детей, я научилась спокойно реагировать на смелые заявления других родителей: что их дети никогда бы себе чего-то «такого» не позволили, что их дети никогда не лечились антибиотиками, что их дети уже в два года рисуют человечков, а в восемь могут двадцать раз отжаться.

Я спокойно отвечаю: «75% моих детей тоже никогда бы себе такого не позволили, 50% моих детей ни разу не лечились антибиотиками, 25% моих детей в два года научились рисовать человечков и половина спокойно отжимается даже не двадцать, а двадцать пять раз».

Десять лет назад, когда я была молодой мамой одного мальчика Саши, мне казалось, что я знаю о детском воспитании ВСЁ. А именно – что мой ребёнок является примером полнейшего родительского педагогического провала и моя материнская карьера, едва начавшись, пришла к бесславному концу. Сашенька рос неуправляемым, буйным и до средней школы не показывал никаких художественных склонностей или талантов. Вообще.

Я делала всё, что могла, чтобы развить его интеллект с пеленок – назубок знала методики Монтессори, Зайцева, Домана, Никитиных, покупала журналы со статьями о детской психологии, шила для малыша игрушки в виде тряпичных букв, набитых гречкой, ставила классическую музыку и показывала альбомы с картинами эпохи Ренессанса.

Но, ещё не научившись стоять на ногах, мой первенец превратился в тирана, своим ором и бескомпромиссностью терроризировавшего всю семью.

С ним невозможно было никуда пойти – две попытки посетить кофейню и ресторанчик увенчались провалом, несъеденной едой и недоумевающе-раздражёнными взглядами других посетителей.

Потому что Сашенька, полуторагодовалый сообразительный мальчик, просто орал. Он орал в гостях, он орал во всех людных местах, он орал и не слушался везде, где мы бывали. Дома он вывел из строя всю бытовую технику, до какой мог добраться и даже развинтил офисное кресло! За полтора года как-то наловчившись обращаться с ним, я прониклась скепсисом по отношению ко многим методикам развития детского интеллекта – я твёрдо решила, что придуманы они:

а) для девочек,

б) для достойных родителей, а не таких тряпок, как я.

Когда я была мамой только одного мальчика Саши, мне казалось, что я знаю о детском здоровье всё. Саша, которому уже сейчас одиннадцать – не болеет. Никогда. Вообще. Едва у малыша зажил пупок – я стала выкладывать его, голого, в одной распашонке, на одеяльце, расстеленное прямо на полу.

otkroveniya-mnogodetnoi-mamy-vse-deti-prosto-raznye-1

Малыш рос и развивался без шапочек и носочков, получал в неограниченных количествах грудное молоко, спал вместе с родителями до двух лет и был возим на море, в палаточный лагерь с песком и «антисанитарией», с шести месяцев. Его пеленки никогда не гладились, а посуда не стерилизовалась.

Потому, когда знакомые мамы жаловались, что их дети болеют, у меня было моё собственное твёрдое мнение на этот счет: а сами виноваты. Кутать не нужно было. И грудью кормить хотя бы года полтора.

И потом у меня родилась девочка Катя. Если бы Катя оказалась первым и единственным моим ребёнком, то я бы однозначно примкнула к тем мамам, которые, стоя в сторонке со своим опрятным послушным малышом и наблюдая за чужой безобразной истерикой, сказали бы: «Вот моя девочка никогда бы себе такого не позволила!» и поставила бы себе честный жирный плюс.

Катя была из тех младенцев, о которых пишут недоумевающие от чужих бед родители: «Чего вы киснете, вам нужно развеяться! Смело берите ребенка с собой в рюкзачок и идите гулять, идите на выставку, идите в кино, в гости – не замыкайтесь в четырёх стенах и не бойтесь носить ребёнка с собой!».

Катя с самых первых дней спала в своей отдельной кроватке, в другой комнате (что-то немыслимое в контексте младенца Саши) и могла часами лежать там, рассматривая подвешенные вдоль бортика игрушки, пока мы с её старшим братом благополучно занимались на ковре рядом.

Детская ревность? Я таких слов не знала, моя материнская самооценка стремительно росла. За первые Катины два месяца мы исколесили всю Киевскую и частично Черниговскую области. Без проблем останавливались в придорожных кафе, я даже возила Катю с собой в институт и библиотеку!

Но в три месяца случилось нечто ужасное. У дочки мало того, что поднялась температура – она начала кашлять! Я была уверена, что такого не бывает, что это не из моей реальности – давать ребёнку какие-то лекарства, водить к врачу…

Мне казалось, что просто нужно меньше паники, больше грудного молока, поносить на ручках – и все пройдет. Именно это я без тени сомнения советовала другим мамам, у которых болели дети. Я была уверена, что это не дети болеют, а их мамам нечем заняться. Но кашель почему-то не прошел.

Врач, прописавшая нам антибиотики неделю назад (ан-ти-би-о-ти-ки? Да никогда в жизни!) сказала твёрдо, так, что даже я послушалась: «Вам нужно ложиться в больницу. Немедленно. В любой момент у девочки может развиться пневмония». Две недели мы провели в больнице, получая уколы и всевозможное лечение.

Я стала осторожнее. Дочка болеет в среднем раз в три месяца – любой вирус, летящий по воздуху, словно прельщается кроткой беспомощностью этой нежной хрупкой белокурой девочки – и Катюша заболевает. И как заболевает! Если поднимается температура, то не ниже тридцати девяти! И, как минимум, две недели сидения дома нам гарантированы.

В пять лет, в конце весны, когда её брат вовсю купался и гонял босиком, жарким маем Катюша умудрилась схватить двустороннее воспаление легких. В семь, тоже летом – сильную ангину. В восемь – два пиелонефрита подряд.

Благодаря Катюше я научилась «читать» анализы крови и мочи, научилась делать жаропонижающие уколы и разводить порошковый антибиотик для инъекций. Нас хорошо знают как минимум в трёх больницах города. Почему?.. Что я сделала не так? Ответа на этот вопрос я так и не получила.

otkroveniya-mnogodetnoi-mamy-vse-deti-prosto-raznye-2

И вот передо мной оказались два совершенно разных ребёнка. Рожденных от одинаковых родителей, употребляющих одинаковую пищу, живущих в одной комнате – и потрясающе, невообразимо разных!

Немыслимые, невозможные для Саши вещи его сестра делает с лёгкостью, словно никто её этому и не учил. В то же время Сашины собранность, методичность, ответственность – чужды «летающей в облаках» Катюше.

Наша старшая девочка почти не ходила в садик и могла часами сидеть, складывая пазлы (Саша, до определенного возраста, эти пазлы ел) и рисовала потрясающие картинки. Слушала книжки, которые я могла читать ей с утра до вечера. Как будто бы сама, без чьей-либо помощи, научилась читать и писать.

А ведь первые Сашины полгода в школе были суровым испытанием! Из детского сада моего первенца выпустили с рекомендацией «индивидуального обучения», и, откровенно говоря, в семь лет он был совершенно не готов к школе.

По инерции я продолжала несколько лет считать себя матерью-неудачницей и всячески оправдывалась перед учительницей, но в пятом классе выяснилось, что у Саши очень всё хорошо складывается с математикой. Более того, он начал читать толстые романы из «Библиотеки приключений» и детскую классику, а также рисовать хитрые инженерные чертежи и топографические карты.

Мне очень хотелось отдать сына в какой-то кружок, но он нигде не приживался, пока мы не дошли до карате. За четыре года Саша достиг немалых успехов, заработав «синий» пояс и кубики на животе.

Сын подрос, посолиднел и стал настоящей опорой в семье – ответственный, собранный, способный помыть посуду, приготовить для всех вкусный завтрак, поменять колесо у машины и сделать массу других полезных вещей. И, главное, он очень добрый и отзывчивый.

Когда Саша учился в первом классе, у меня родились Евфросиния с Никитой. С первого беглого взгляда на эту парочку стало ясно, кто есть кто. Разные, как день и ночь, они не то что не походили на брата и сестру – а вообще на близких родственников!

Белокурая, голубоглазая, с носиком-кнопочкой Ефросиша оказалась по характеру полным антиподом своей старшей сестры (нежной, легкоранимой, тихой) и на порядок спокойнее Саши в аналогичном возрасте.

Если Саша «брал своё» ором, то Евфросиния придумывает более изощрённые и артистичные способы. Она бойкая, уверенная в себе и очень вредная. Она одна из всех четырёх моих детей на замечание строгим голосом пристально посмотрит в глаза и спросит: «Что такое, мама?»

Глядя на Евфросинию, мне очень часто хочется воскликнуть : «Моя дочка никогда бы себе такого бы не позволила!» В то же время когда Евфросиния начинает рисовать – у всех дух захватывает от того, насколько уверенными получаются штрихи и линии из-под её крошечных пухлых пальчиков!

Её единоутробный брат Никита, рождённый семью минутами позже – кареглазый (единственный из всей четвёрки), скуластый, тихий, упрямый и обидчивый. Глядя на эту парочку, понимаешь, что видишь словно две половинки единого целого, дополняющие друг друга.

Никита, когда только родился, был похож на крошечного персонажа Вицына из «Операции Ы». Тихий меланхолик, склонный к не совсем законным поступкам. Никита предпочитает быть «ведомым» сестрой и стоит за неё горой.

otkroveniya-mnogodetnoi-mamy-vse-deti-prosto-raznye-3

В аквапарке на праздновании своего дня рождения удалось протащить четырехлётнюю Евфросинию на взрослую «трубу», которой она не то чтобы не испугалась, а отнеслась со сдержанным серьёзным одобрением, сказав, что «не страшно и хорошо». Никита же, снаряжённый в надувной круг со шлейками, едва-едва освоил крошечную детскую горку, высотой полтора метра и наотрез отказывался исследовать более серьёзные развлечения.

Когда шайке малолетних разбойников исполнилось два года, я решила отдать их в садик. Многие годы я была ярым противником всяческих дошкольных учреждений. Старший сын ходил туда примерно полтора года и очень страдал.

Но обстоятельства моей жизни и работы складывались тогда таким образом, что иных вариантов не оставалось. Дочка ходила примерно год и страдала ещё больше. Садик – это, наверное, самое страшное (кроме больниц, конечно), что случалось в её жизни.

Сашу и Катю мало увлекали детские утренники, коллективные занятия, хороводы и жизнь в социуме. Конечно, спустя пару недель, привыкнув, они перестали плакать по утрам в раздевалке, но зато как продолжала плакать я – от осознания, что моим детям там не место. «Максимум в шесть лет. В подготовительную группу» – размышляла я раньше, «не понимая» родителей, которые эти садики хвалят.

И вдруг – шок. Козявочкам едва стукнуло два, они только научились ходить на горшок и ещё совсем не умеют сами одеваться – и я веду их в детский сад. Моя старшая дочка просидела возле меня несколько лет до школы: тихо, как мышка, что-то рисуя и вырезая картинки.

Но, оказалось, в природе существуют и такие дети, которым сад прямым образом показан. Плохо управляемые, активные, скучающие дома, готовые к командной работе Ефросиша и Никита рвались к играющим на площадке детям, возились с ними, терроризировали родителей и брата с сестрой – и у меня просто не оставалось выбора.

К этому моменту я поняла, что как мама  совершенно ничего не понимаю в детях и в материнстве.

  • Когда-то я считала, что для того чтобы ребенок не болел, нужно его просто закалять и не давать антибиотики «по первому чиху». Это сработало ровно с половиной моих детей!
  • Когда-то (пусть и недолго) я считала, что истерики на улице, ор и ужасное поведение зависят от родительского воспитания. Действительно, я смогла воспитать целого одного ребёнка, который никогда не кричал ни на улице, ни дома!
  • Когда-то я считала, что жёсткий режим дня и кормления – пережитки прошлого, но опыт с двойняшками показал, что если у нас не будет режима, то у этих детей не станет и мамы. Ровно в девять вечера в доме наступает отбой, а в семь утра – подъём. А несколько лет назад у нас все ложились, когда хотели, и просыпались тоже когда получится. Такой расклад казался мне прогрессивным и «экологичным».
  • Когда-то я считала, что талант есть у каждого ребёнка и проявляется он в раннем возрасте – всё зависит от родительской настойчивости. На деле оказалось, что всё очень индивидуально и родительская настойчивость должна проявляться, прежде всего, в развитии у ребёнка ощущения, что его безоговорочно любят, каким бы он ни был.
  • Я искренне не понимала и даже обижалась на тех знакомых, которые спрашивали, почему я не отдаю Катюшу в садик. Сейчас же я понимаю, что несмотря на солидный опыт, я совершенно не могу ничего кому-либо советовать.

Все детки разные и, получается, только мама знает наверняка, что на самом деле нужно её ребёнку и как «правильно» его лечить и воспитывать. Пожалуй, это и есть единственный совет, который могу дать без сомнения в собственной правоте.

Фото: фотобанк Лори, pexels.com

Растём