В кого ты такой? А, в меня…

Человеческая память – очень странная штука. Наш мозг постоянно цензурирует воспоминания, протаскивая их через ушко нового опыта. Именно этот фактор позволяет опытным людям ворчать на молодёжь. С чистым сердцем и незамутнённостью во взоре.

Ульяна – человек, имя которому ярость.

В обычные дни вы не встретите более рассудительного, сдержанного и милого ребёнка. Но если распорядок вещей нарушается, например, вы планируете вывезти Ульяну к морю, то участь жертв египетских казней покажется вам счастливой. Ульяна очень последовательна в своих пристрастиях. Основное её пристрастие – стабильность. Для Ульяны подвести море к дому выглядит проще, чем подвезти к морю Ульяну.

Мне сложно понять Ульяну. Я в душе кочевник. Если я никуда не ездила в течение двух месяцев, меня начинают разрывать неясные томления. Домашние обходят по кругу, муж шёпотом спрашивает, как дела у моих подружек из разных городов России и ближнего зарубежья. Когда Ульяна начинает завывать по углам – опять ехать, опять скитаться, я хочу быть дома, я не хочу ваших морей, гор, музеев и друзей… я испытываю много негативных эмоций. «Неблагодарная!» – хочется восклицать мне. 

Дети неблагодарны всегда. Я сама очень неблагодарная дочь. Как-то в детстве папа отвёл меня в театр. А потом спросил, понравилось ли мне. Я честно выдала все критические мысли, что роились в моей 7-летней голове.

Спартак Мишулин был староват для Карлсона, слышно плохо, Малыш похож на взрослого человека, декорации дурацкие, а мороженого в антракте могло быть и побольше. Сейчас понимаю, что достать билеты на хитовый спектакль наверняка было непросто, выкроить время и силы на поход с ребёнком в театр – тоже.

Я помню своё недоумение, когда папа начал метаться по комнате и жаловаться, что я вечно всем недовольна и мне не угодишь. Эта ситуация научила меня хвалить подаренных коней и стискивать зубы, когда Ульяна орёт: оставьте ребёнка в покое. И снова стискивать зубы, когда Ульяна на этот раз уже не хочет возвращаться домой из отпуска и требует оставить её там, где она находится. Хорошо, что у меня крепкие зубы.

Ребёнок Мария приходит к нам повыть о горькой судьбинушке.

У ребёнка Марии одна комната, а могла бы быть анфилада. И ботинки новые у неё одни. А вторые ботинки надо бы поберечь, они фирменные и красивые, в школу мама таскать запретила. У Марии могли бы быть интересные поездки с родителями – и чтобы она была одна, но ездила часто. В реальности же Мария ездит редко и с братьями-сестрами. Назойливыми братьями-сестрами. Отец ребёнка Марии, услышав причитывания, взвыл белугой. Мне, кричал он, 40 лет, а у меня нет своей комнаты! И никого это не смущает! Никого это, и правда, не смущает.

Детей невозможно смутить. Сама я, помнится, была преисполнена ощущения печали и одиночества. Никто меня не понимал, душа моя изнемогал(а). Образ Татьяны нашёл в моём лице своё воплощение. Только я любила осень и не писала любовных писем странным персонажам. А так все эти родительские варенья, праздничные пиры и скудные увеселения офицеров в военных городках мнились мне унылой прозой. Мне казалось, я достойна большего. Чувство это пестовалось моей бабушкой, из антагонизма с мамой. И к подростковому возрасту прошло, сменившись неприязнью к любой драматической позе с заломленными руками. Но постоять в позе страдальца, видимо, часть пути самурая.

Без проживания чувства несправедливости мира персонально к тебе, великолепному, не отрастает самоирония.

Ванечка – человек действия.

Сначала сделать, потом подумать – вот его выбор. Восприятие мира через чувственный опыт как единственно достоверный. Ванечка получил в подарок старенький смартфон и укатал его за два месяца в хлам. Вчера смартфон пал смертью храбрых. Никакие предупреждения и просьбы обращаться с телефоном аккуратнее, не играть до перегревания, не брать с собой в ванную не работали. Ванечка их пропускал мимо ушей, пока не наступил закономерный финал. Горе его было безмерным. Ванечка бился в рыданиях и сетовал, что теперь-то уж всё, навеки он остался без смартфона, и это дело его собственных рук, о горе мне, несчастному. Очень античного вида была трагедия.

Дети не умеют принимать будущие потери как реальность. Когда я была ребёнком, подкуп казался мне самым эффективным способом завести друзей. Я мало что помню из детства, но одна картина врезалась в память. Я стою на подоконнике и бросаю конфеты из окна. Внизу бегают мои дворовые приятели и подбирают дефицитные шоколадные сладости. Их прислали бабушка с дедушкой из Москвы, мама выложила в хрустальную вазочку. Думаю, созерцать конфеты было одним из удовольствий от посылки. Миг триумфа прошёл, конфеты закончились. Я рыдала, как выпь.

v-kogo-ty-takoi-a-v-menya

Евдокия привыкла быть звездой.

Темперамент экстраверта позволяет ей легко адаптироваться в любой компании. Неторопливость Ульяны в освоении новых навыков приятно льстит Дуниному тщеславию. Но в стратегической перспективе неторопливый темп учёбы более эффективен. Можно отточить навыки письма, чтения, прочувствовать, понять глубже задание по построению натюрморта. Если не торопиться, ряд заданий будет выполнен лучше. Дуня страдает, когда её поспешные работы не вызывают былого восторга у преподавателей. С взрослением требований к учёбе больше и быстрая реакция перестаёт играть такую важную роль в создании имиджа звезды.

Быстро решить сложную задачу – то, что я обожаю. Раздумывать, разрабатывать, двигаться шаг за шагом мне не нравится. Многие жизненные повороты могли бы быть пройдены на менее крутых виражах, если бы я умела планировать и распределять свои силы. Если дело требует постепенности, я охладеваю.

По природе своей я стайер, не марафонец. Быстрый рывок и скорый финиш. Я могу сделать интересный фотопроект, но если работать над ним надо больше полугода, то этот проект с большой долей вероятности не будет сделан никогда.

Когда я сталкиваюсь с каким-то фундаментальным недостатком своего ребёнка, я злюсь. Потом унываю, потом пытаюсь придумать или найти механизмы мотивации. Потом бросаю всё, как есть, и испытываю глухое раздражение.

И только потом вспоминаю себя. Не идеальную, совершающую ошибки, зависящую от своего настроения и чувства голода или недосыпа.

Вспоминать сложно. Часто вспоминать неприятно. Как неприятно бывает сидеть в кресле у стоматолога. Вроде и обезболили, но копошение металлическими предметами во рту та ещё радость.

Когда я вспоминаю, то понимаю: мои дети – просто отражение меня. А смотреть в себя неидеальную, идущую тернистой тропой заблуждений, не слишком весело. Да что там, откровенно бесит.

Хорошо, что я почти ничего не помню из своего детства.

Матроны.ру

Поделиться

Читайте также

6 декабря 2019 года в 18.00 в зрительном зале театра драмы и комедии им. В. И. Дунина-Марцинкевича состоится концерт памяти Дмитрия Хворостовского.

koncert-pamyati-dmitriya-khvorostovskogo-1

В нём примут участие:

  • солист Гамбургского оперного театра Степан Карелин (Федеративная Республика Германия),
  • студентка Белорусской государственной академии музыки Толстик Наталья
  • и коллектив детской школы искусств №2 им. В. В. Оловникова г. Бобруйска.

В программе:

  • Эскамильо (Бизе «Кармен»)
  • Ария Малатесты (Доницетти «Дон Паскуале»)
  • «Обливион» Астора Пиаццолла
  • Дуэт ДЖ Церлина (Моцарт «Дон Жуан»)
  • «Забыть так скоро» (сл. Апухтина, муз. Чайковского)
  • «Чаровница» (муз. Чайковского, сл. Коллен)
  • Валентин (Гуно «Фауст»)
  • Хабанера (Бизе «Кармен»)
  • 3 Ария Далилы (Сен-Санс «Самсон и Далила»
  • Lippen scweigen (Легар «Весёлая вдова»)
  • «День ли царит» (сл. Апухтина, муз. Чайковского)
  • «Не искушай меня» (сл. Баратынского муз. Глинки).

koncert-pamyati-dmitriya-khvorostovskogo
Солист Гамбургского оперного театра Степан Карелин

Читать дальше

Максиму Черняку 26 лет. Четыре года назад у него, студента медколледжа, диагностировали онкозаболевание, с которым он борется до сих пор. Но руки не опускает. Отец двоих маленьких детей, он два года назад открыл благотворительную организацию «Справедливая помощь». Помогает тем, у кого нет жилья, регистрации, денег, работы, одним словом — бомжам.

Как шутит сам Максим: «Я — директор без зарплаты». Шутит с грустью. Ведь ему самому нужна помощь. Пожертвований, перечисляемых земляками, хватает на закупку продуктов и одежды, которую он передает еще и многодетным, малоимущим. А платить за аренду помещения на улице Карла Либкнехта нечем. Между тем сюда дважды в неделю за горячими обедами приходят от 20 до 50 человек.

К  подвалу обычной хрущевки ближе к двум часам дня подтягивается колоритная публика. Небритый мужичок явно не прочь познакомиться. «Я ещё хоть куда, мне сорокатник всего», — щедро дышит на меня перегаром. Местный волонтер Яна Авсиевич «кавалера» знает не первый год: «Эдик Бубнов. Местный. Не женат. Электриком вроде работал, да из-за пьянки оказался на улице. Бомжует».

Из-за пристрастия к спиртному лишился работы плиточник Саша Поджаров. Ему 36 всего, а глядеть страшно. Особенно на ногу, которую он с удовольствием демонстрирует, закатывая штанину. Из-за инфекции она сине-красная.

— А кто виноват? — «шумит» на него добрейшая Яна. И уже обращаясь ко мне, объясняет: — Мы с горбольницей договорились, что привезем Сашу на лечение. Чистое бельё и вещи хорошие приготовили. Попросили утром прийти трезвым. А он нарисовался подшофе…

Яна — ипэшник. Благотворительностью занимается давно, успевает ещё и в собачий приют ездить.

v-bobruiske-maloimushim-i-bezdomnym-odezhdoi-i-edoi-pomogaet-onkobolnoi-zemlyak-1

По словам Максима Черняка, постоянных волонтеров у них десять. Марина Зеруалет приехала в Бобруйск из Донецка, когда там началась война, устроилась экономистом, а в свободное время тут: «Надо помочь еду приготовить, одежду, которую приносят сердобольные люди, рассортировать».

 «Я вам детские вещи принес. Хорошие еще, добротные», — заглядывает в помещение мужчина. Знакомимся: Виктор Масликов, отец четверых ребятишек. По идее, мог бы их на том же специализированном сайте продать, но решил — здесь они нужнее.

Детская, мужская и женская одежда и обувь, постельное белье… Ими «Справедливая помощь» делится с той же больницей. Волонтеры объясняют: «Туда нередко бомжи попадают — грязные, немытые, мы чистое и возим».

По словам Максима, случалось и такое, что у них не хватало элементарного: «Приходилось с себя носки снимать, покупать белье за свой счёт в ближайшем магазине. А как иначе, если на улице минус 30, а к тебе приходит человек в резиновых сапогах, а ноги замотаны тряпками!»

v-bobruiske-maloimushim-i-bezdomnym-odezhdoi-i-edoi-pomogaet-onkobolnoi-zemlyak-2

Дважды в неделю в «Справедливую помощь» за горячими обедами приходят до 50 человек.

У молоденького посетителя носки и белье есть. А вот новой куртке он радуется, как ребёнок. Сюда пришел в одном батнике, верхней одежды у него нет. Еще недавно не было ни жилья, ни еды. 19-летний Игорь Тясто признается:

— Мне 5 лет было, когда мама умерла из-за водки, отца лишили родительских прав. Оказался в приемной семье. Новые родители хорошие, меня вырастили. Но я связался с дурной компанией, пошел по наклонной: пил, дрался. В итоге вылетел из училища, оказался в спецПТУ. Как вышел, к приемным родителям не вернулся — стыдно. С весны по осень жил в лесу, в шалаше, кормился ягодами, грибами, выпрашивал у рыбаков улов. Потом добрые люди подсказали, что есть такая организация. Здесь меня накормили, обогрели, а главное — вселили надежду, что все будет хорошо.

Горисполком выделил Игорю койко-место в общежитии, он нашёл работу — грузчика. На еду зарабатывает.

В «Справедливой помощи» обеды для бомжей, малоимущих готовят 2 раза в неделю — по средам и субботам (в остальные дни их кормит Красный Крест и местная епархия). При нас наварили 20 литров щей, 10 литров гречки с мясом, заготовили гору салата из капусты.

— Очень вкусно, — нахваливал еду интеллигентный дедуля в клетчатой кепке. — Я не бомж и не тунеядец. Всю жизнь работал сварщиком, но много лет — неофициально, так что пенсия накапала  190 рублей. Родных нет, вот и хожу сюда время от времени — поесть, с людьми пообщаться.

Одного чая в сутки здешние постояльцы выпивают литров 10. Чтобы обед для них сварганить — надо минимум 4 кило макарон и 5 банок тушенки.

Максим Черняк признается:

— С продуктами помогают земляки. Чаем и сахаром на месяц вперёд обеспечили. Спасибо частной пекарне — хлеба отдает по 10—20 буханок. Иначе только на него пришлось бы в неделю рублей 40 тратить. Есть люди, которые покупают зубные пасты, щетки, полотенца. Чтобы о нас не забывали, регулярно проводим акции в торговых центрах, просим о помощи. Одежду для бездомных, инвалидов, многодетных раздаем по понедельникам. А только бомжей, которые к нам приходят, — около 400.

v-bobruiske-maloimushim-i-bezdomnym-odezhdoi-i-edoi-pomogaet-onkobolnoi-zemlyak-3

Игорь Тясто: «Здесь меня накормили, обогрели, а главное — вселили надежду, что все будет хорошо».

Кстати, мама Максима, которую он фактически «потерял» в детстве (её лишили родительских прав, когда ему было 4 года), теперь тоже работает волонтёром в «Справедливой помощи».

У благотворителей сегодня — одна проблема. Им самим нужна помощь. За аренду помещения и коммунальные услуги набегает около 300 рублей в месяц. Деньги им жертвуют редко, а из своего кармана платить Максим не в состоянии. Отец двоих детей, он в силу болезни до года — с промежутками — проводит в больнице:

— Из-за этого даже академотпуск взял в колледже. Жена Юля вынуждена была пойти работать медсестрой в роддом — в декрете с дочкой сидел я. В этом году в колледже восстановился, по окончании пойду фельдшером на «скорую». Но пока наш семейный бюджет — около 750 рублей. На них особо не разгонишься.

Впереди — холода, и волонтеры очень надеются, что найдутся земляки, которые смогут оказывать помощь тем, кому она нужна.

СБ

Читать дальше

Строители обнаружили в речном порту Бобруйска шлем, датируемый концом IX - началом XI веков. Об этом корреспонденту БЕЛТА сообщил председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей, доктор исторических наук Игорь Марзалюк.

По его словам, эта находка уникальна для Беларуси. «Такая вещь обнаружена в Беларуси впервые. Подобные вещи были обнаружены на Украине в курганах для воинов – в знаменитой Чёрной могиле (кургане в Чернигове) и в селе Шестовица», – сказал Игорь Марзалюк.

В том месте, где был обнаружен шлем, будут проведены археологические раскопки. Учёные считают, что шлем не будет единственным уникальным артефактом.

Шлем хорошо сохранился и будет передан специалистам для дальнейшего изучения.

1

Фотографии Игоря Марзалюка

Читать дальше