Если ребёнок старше 5 лет, в больницу его положат одного. Белорусские родители хотят изменить это правило

По закону детей, начиная с пяти лет, госпитализируют в белорусские больницы без взрослых. Не все родители согласны с такими правилами. Минчанка Виктория Смирнова вместе с единомышленниками создала петицию, в которой просит увеличить возраст пребывания с маленькими пациентами с 5 до 14 лет, пишет Ребёнок BY.

Сейчас родители, чьи дети старше пяти лет, могут попасть с ними больницу двумя способами.

  1. Первый: если лечащий врач посчитает, что пациенту нужен дополнительный уход, и оформит сво решение на бумаге.
  2. Второй, он же самый распространенный: если родные просто попросят разрешения остаться в палате «на птичьих правах». Врачи часто соглашаются, и тогда взрослые спят у детей в ногах, на питание не рассчитывают, держатся в тени («чтобы не выгнали»).

Автор петиции Виктория Смирнова считает, что всё это в корне неправильно. И тоже ссылается на законодательство.

— В соответствии со ст. 179 Кодекса о браке и семье, ребёнок до 14 лет считается малолетним, а значит, имеет потребность в поддержке со стороны родителей, — говорится в петиции. — Право находиться с ребёнком в учреждении здравоохранения является важным фактором, в том числе и для улучшения условий труда медперсонала.

Если родители будут рядом с больным ребёнком, медики смогут эффективнее выполнять свои должностные обязанности, убеждены единомышленники Виктории. Врачам и медсестрам не придётся нянчиться с юными пациентами, успокаивать их до начала и после окончания медицинских процедур. В особенности это касается ситуаций с длительной госпитализацией, когда надо сделать большое количество обследований или провести хирургическое вмешательство.

Виктория не скрывает, что она лично заинтересована в том, чтобы правила госпитализации изменились. Её 6-летней дочери скоро предстоит сложная операция, и отвлекаться на лишние волнения по поводу того, «положат вместе в палату или откажут», маме хочется меньше всего.

— А пробыть в больнице придётся долго, период восстановления может занять месяц. Там всё серьёзно, операция не минутная, в процессе предусмотрена остановка сердца, — рассказывает Виктория. Возвращаясь к своей инициативе, она уточняет:

— По сути, чтобы всё изменилось, надо скорректировать лишь одну фразу статьи 25 закона «О здравоохранении» — о том, что потребность в дополнительном уходе за ребёнком должен подтвердить лечащий врач. Но ребёнок в больнице всегда нуждается в уходе. И кто его осуществит лучше близкого человека?

Виктория понимает, что на практике могут возникнуть трудности: например, в больнице для сопровождающих не хватит койко-мест. Но здесь важно предоставить само право, пусть и с оговорками в зависимости от ситуации.

Увеличение возраста выгодно всем, считает Виктория. Родители не будут волноваться и унижаться, выпрашивая возможность побыть с ребёнком. А врачам — не придётся рисковать, пуская родителей в палату неофициально.

— Да, многие врачи и сейчас идут навстречу родителям. Но среди них есть и нелояльные, им «посторонние» в отделении только мешают. Ещё один важный момент: если родитель находится в больнице с ребёнком старше пяти лет неофициально, ему не предоставляют больничный.

«На родителей жалко смотреть»

Мы пообщались с родителями, которые поддержали петицию Виктории. Их «больничные» истории уже в прошлом, но запомнились надолго.

Брестчанка Ольга Шинко попала в больницу с сыном Ваней несколько лет назад, когда тот сломал руку:

— Я очень удивилась тому, насколько наше госпитальное звено не гибкое в плане бытовых, но очень важных вещей. Начнём с того, что в машину «скорой» мне не разрешили взять коляску для ребёнка, хотя у моего Вани ДЦП. До приёмного отделения я тащила шестилетнего сына на руках, а во время обеда нам предложили «пройтись» до столовой.

Мать с сыном оставили в больнице на ночь. Спать Ольге предложили на одной кровати с ребёнком, в ногах. Хотя «спать» это громко сказано:

— Рядом мечется сын с температурой, я боюсь шевельнуться, у него же рука повреждена. Успокаивала мысль, что мы здесь максимум на одну ночь, пока жар не спадёт. Но на других родителей-соседей по палате жалко было смотреть: хронически уставшие, без нормального сна.

Отдельная тема, вспоминает Ольга, это питание.

— Мне до дому — рукой подать, но в больнице немало людей из пригорода и области. Где им взять еду, если родителям детей старше пяти лет больничный рацион не полагается? Бедные матери ходили за чипсами-йогуртами в буфет. Неужели работникам столовой жалко ложку каши наскрести? Почему нельзя эту порцию купить в конце концов? Кто-то ответит, что в столовой существуют свои нормы и расходы, но надо же смотреть на ситуацию и со стороны пациентов. Я задумалась тогда: а что, если случается ЧП и, собираясь в больницу, человек деньги не возьмёт? Ему воздухом питаться, если он ляжет в больницу с ребёнком?

Было бы гораздо лучше, уверена Ольга, если бы медперсонал перестал смотреть на родителей, желающих остаться с детьми, как на врагов.

— Мы в таких ситуациях — соратники. Мама всегда проконтролирует, чтобы ребёнок выполнил назначение врача как можно лучше, сама покормит, поухаживает, проследит за дисциплиной в конце концов. Я наблюдала, как дети толпой несутся по больничному коридору. И хорошо, что они не падали и не наделали травм. Уверена, что родитель в больнице рядом с ребёнком — это помощь медикам. Хотелось бы, чтобы они со своей стороны тоже привлекали внимание к вопросу совместной госпитализации.

esli-rebenok-starshe-5-let-v-bolnicu-ego-polozhat-odnogo-belorusskie-roditeli-khotyat-izmenit-eto-pravilo

«Не успокоишься — выгоню маму»

У Марины Авсиевич из Минска сын попал в больницу, когда ему только исполнилось пять лет. Повод очень неприятный — урологическая операция. Врачи предупредили, что по закону Лева должен быть один, но всё же разрешили одному из родителей оставаться с ним в течение дня.

— Честно, я не представляю, как его можно было оставить. Он очень чувствительный парень. Нам даже операцию пришлось переносить несколько раз, потому что перед госпитализацией Лев вдруг заболевал — думаю, психосоматика срабатывала. А когда уже всё было сделано и сын отошёл от наркоза, он весь день проплакал. Нам запретили с ним быть в реанимации, и потом мой малыш рассказывал, что было слишком страшно.

Не в обиду медперсоналу, но некоторые медсестры были довольны грубы с детьми, говорит Марина:

— Их даже мое присутствие не смущало. Когда сыну меняли катетер, он заплакал. И медсестра, вместо того чтобы подбодрить, резко сказала: «Если не успокоишься, выгоню маму». Я, конечно, не смолчала, отчеканила: «Мама никуда не уйдёт».

Да и в целом многие бытовые вещи для ребёнка в этом возрасте невыполнимы.

 — Кто будет 5-летнему малышу помогать в туалет ходить? Особенно после операции, когда лишний шаг сделать больно? А питание приносить? С сыном в палате лежали мальчики по 10-12 лет, вот они уже способны за собой присмотреть, но не дошкольники или первоклассники. Марина вспоминает ещё одну сцену, которую наблюдала в больнице:

— Однажды я попала с младшей дочерью в «инфекционку» и видела из окна, как двое мальчишек семи-восьми лет били третьего, более младшего на вид. Я побежала за медперсоналом. О чём это говорит? В больнице нет и, наверное, не может быть воспитателей, но должны быть люди, которые присмотрят за маленькими детьми. И лучше родителей этого никто не сделает.

 

Что думают в больницах?

Мы решили поинтересоваться также мнением врачей о том, надо ли госпитализировать родителей с детьми старше пяти лет.

Заместитель директора по лечебной работе РНПЦ детской хирургии, врач высшей категории, кандидат медицинских науки Александр Свирский, считает этот вопрос спорным:

— В клиниках Германии, где я стажировался, родителей госпитализируют с детьми любого возраста. Я не интересовался, как там обстоят дела с оплатой больничных, но факт остаётся фактом. Что касается нашего центра, с просьбами о совместной госпитализации обращаются обычно родители 5-7-летних детей. Бывает, что особо чувствительные взрослые просят побыть и с 9-летними.

С одной стороны, да, нахождение родителей рядом уместно, для благоприятной психологической обстановки, чтобы больница не превратилась в место, о котором не хочется вспоминать. Любой ребёнок, приходя в хирургический стационар, испытывает страх. Ему предстоят какие-то неприятные процедуры, и не все из них обезболивают. Присутствие родителей сказывалось бы благотворно. Но опять же: практика показывает, что до детей невозможно достучаться и работать с ними, если рядом стоит родитель и сам плачет — жалеет. Это очень мешает.

К тому же при нынешних условиях у нас катастрофически мало мест. Представляете, что будет, если мы в 5-6-местную палату положим ещё и родителей?

— В таком случае, может, вариант с платными палатами рассмотреть? Чтобы родители ночевали по соседству.

— Нет никаких платных палат. У нас крайняя необходимость строительства нового центра. Мы никак иначе не решим вопрос с госпитализацией, не имея на то достаточной территории.

— И всё же идете навстречу, госпитализируете взрослых с детьми?

— Да, оформляем. Готовится множество бумаг, подписей. Гораздо легче устроить всё, когда родителям не требуется больничный лист. Если законодатель увеличит возрастной ценз, мы примем это и будем совершенно спокойно работать.

— Из-за коронавируса двери перед родителями не закроете?

— У нас сейчас закрыта плановая госпитализация. Делаем срочные. Сократили время пребывания в больнице для мелких операций. Родители, если хотят ложиться вместе с детьми, делают ПЦР-тест. Стараемся держать в палате двух взрослых от силы. Если в отделении возникает инфекция, это большая проблема: приходится переводить детей, разгружаться, проводить эпидмероприятия и снова загружаться. А сотрудники, как вы понимаете, тоже болеют, ресурсы ограничены.

Заместитель главного врача по медицинской части Витебского областного детского клинического центра Владимир Шиндеров считает, что необходимости в пересмотре законодательной базы нет. По крайней мере — сейчас.

— Нас пока все устраивает в вопросе возрастных ограничений. Нам сегодня, поверьте, не до этого. (Владимир Алексеевич имеет ввиду напряжённую обстановку с коронавирусом — Прим. автора). Наши родители часто много чего хотят. Мама может пожелать быть рядом с ребёнком, которому 15 лет: считает, что он не может сам себя обслужить. Но чем больше дети будут возле мамы, тем сложнее им придется в самостоятельной жизни, в том числе и в ситуации, когда они попадут в больницу. Поэтому есть ограничение в законе пятью годами — значит, так надо.

Спрашиваем о платных палатах: могут ли родители ими воспользоваться.

 — Конечно, есть палаты и можно ими воспользоваться, если будут места. Мы всегда действуем, исходя из конкретной ситуации. Если необходимо, мама ложится с ребёнком, и проблем нет.

В пресс-службе Минздрава отметили, что сейчас вопросы увеличения возраста детей для совместной госпитализации не рассматриваются. 19 ноября 2020 года в парламенте приняли проект закона «Об изменении законов по вопросам здравоохранения и оказания психологической помощи». Этот документ корректирует в том числе и закон «О здравоохранении». Но вопрос госпитализации детей с родителями остается без изменений.

Итак, подытожим:

  • По закону «О здравоохранении» родителей кладут в больницу вместе с детьми до пяти лет. Родителям с малышами до трёх лет полагается питание и собственное койко-место за счёт бюджета. Что касается родителей детей с трёх до пяти, в статье 25 закона говорится: условия для ухода предоставляются. Правда, отсылки к бюджетным средствам нет. При госпитализации лучше сразу уточнить все нюансы.
  • Родителей детей 5-14 лет (с инвалидностью — 5-18 лет) могут госпитализировать как сопровождающих, если врач посчитает, что ребёнку нужен дополнительный уход. Разрешение оформят охотнее, если взрослый не нуждается в больничном листе.
  • Если ребёнку предстоит госпитализация, спросите, есть ли в отделении платные палаты. При наличии свободных мест родителям обычно разрешают ими воспользоваться.

А вы как считаете, с какого возраста ребёнок может находиться в больнице без родителей?

1

Ребёнок BY

Фото: Unsplash.com, Pexels.com

Поделиться

Читайте также

Белорусская железная дорога информирует, что временно отменяются и не будут курсировать следующие поезда, проходящие через город над Березиной.

п. 149/150

Минск-Минеральные-воды

с 24.03.2020 г.

 

п. 301/302

Минск-Адлер

с 23.03.2020 г.

 

п. 389/390

Минск-Анапа

с 22.03.2020 г.

 

БПВ

Солигорск-Москва

с 19.03.2020 г.

с 19.03.2020 г.

с 19.03.2020 г.

отпр. 18.11

БПВ

Солигорск - Санкт-Петербург

отпр. 18.11

БПВ

Гомель-Архангельск

отпр. 08.58

БПВ

Гомель-Новосибирск

с 20.03.2020 г.

с 20.03.2020 г.

отпр. 08.58

БПВ

Гомель-Мурманск

отпр. 03.30

п. №100

Минск- Запорожье

с 16.03.2020 г.

отпр. 09.53

п. №099

Запорожье-Минск

отпр. 22.02

п. № 086

Минск-Киев

отпр. 00.36

п. № 085

Киев-Минск

отпр. 06.53

п. № 032

Рига-Киев

отпр. 09.09

п. № 031

Киев-Рига

отпр. 21.45

п. № 094

Минск-Одесса

отпр. 16.54

п. № 093

Одесса-Минск

отпр. 11.27

БПВ

Минск-Кишинёв

отпр. 09.53

БПВ

Кишинёв-Минск

отпр. 22.02

Денежные средства за неиспользованные проездные документы на отменённые поезда выплачиваются в полном размере.

 

Читать дальше

На 19 сентября перенесли показ в Бобруйске программу «Абракадабра, которую первоначально планировали представить зрителям 2 апреля.

В программе «Цирка Венцев»:

  • весёлые повара,
  • кот Матроскин,
  • капитан и четвероногие пираты,
  • волшебная мистерия,
  • эквилибр на вольностоящей лестнице,
  • жонгляж и клоунада,
  • аттракцион «Морская Одиссея».

Представления пройдут в помещении театра драмы и комедии им. В. И. Дунина-Марцинкевича.

Начало:

  • в 11.00,
  • в 13.00.

Билеты действительны.

 

Читать дальше

Спектакль «Сиртаки» переносится с 28 марта на 15 мая.

Билеты действительны.

Театр приносит зрителям свои извинения.

Читать дальше