Скоро в школу. Как «включить» ребёнка после лета

Простые правила адаптации ребёнка и родителя к школьной жизни после отдыха, лагеря и летнего безделья.

Пишу по уже приходящим запросам и для того, чтобы напомнить себе – маме старшеклассника.

1.    Режим дня

Сейчас, за три недели до 1 сентября, самое время постепенно возвращаться в «школьный» режим дня. Резкий переход от состояния покоя к рабочему режиму – и для детей, и для взрослых – стресс. Можно уже сейчас постепенно просыпаться утром и укладываться спать вечером чуть раньше.

2.    Летний откат в знаниях

Нашему мозгу нужны тренировки. За летние месяцы происходит «откат в знаниях» в среднем ко второй четверти предыдущего года обучения. И именно поэтому первые несколько месяцев учебного года учителя занимаются с детьми повторением. Домашнее задание на каникулы часто и даётся для того, чтобы ребёнок оставался «в процессе» обучения. Здорово, если летом школьник в свободном отпускном режиме системно учился (например, иностранным языкам).

За три недели до школы можно в спокойном темпе, без давления и принуждения, пролистать тетради и, возможно, справочники за предыдущий год. Или скачать из интернета программу обучения и хотя бы просто просмотреть темы.

3.    Пора начать

Если во время учебного года планируется, что ребёнок будет ходить на кружки и секции, лучше начать заниматься уже в августе.

4.    О дефиците цинка

Первые учебные месяцы (особенно в новой школе, в новом классе) – это стресс. Система образования меняется, но пока многим детям ходить в школу страшно. А жизнь подростков (так уж физиологически сложилось) – это всегда стресс. Когда человек находится в состоянии хронического стресса, его мозг испытывает дефицит цинка. Цинк влияет на работу гиппокампа, который помогает нам и нашим детям обрабатывать и запоминать большие объёмы информации. Уже сейчас пора использовать то, во что вы верите – кушать продукты, содержащие цинк, если вы верите в витамины или биодобавки – использовать их.

Иногда ребёнку важна не оценка и «мотивирование», а помощь.

5.    Снижаем тревогу

Для интровертных, застенчивых детей, которые к тому же летние месяцы провели уединённо, возвращение в коллектив – нагрузка и возможный источник напряжения. Можно предложить в какой-нибудь оставшийся до 1 сентября день встретиться всем классом и пойти в кино или на пикник. Это поможет снизить тревогу и проявить те грани, которые детям сложно проявить в школе.

skoro-v-shkolu-kak-vklyuchit-rebyonka-posle-leta-1

6.    Пройтись по школе

До первого сентября важно прийти в школу, походить по коридорам, посмотреть на новый (или вспомнить старый) кабинет. Если ребёнок приносит в класс какую-то свою вещь – книгу в библиотеку, вазон, плакат, фотографию – он будто ставит отпечаток «я тут есть». Это облегчает адаптацию и привыкание к классу. Здорово, если в классе делается общая «газета» с фотографиями всех учеников.

7.    Радостный фотоколлаж

Для тех, кто склонен фокусировать внимание на негативе, у кого «ничего хорошего нет и не будет», кто склонен не замечать ресурсных событий и радостей – сделать коллаж из фотографий (даже сфотографированных на камеру мобильного телефона) из самых радостных моментов лета. Записать всё самое знаменательное в «журнале воспоминаний», благодарностей, успехов. (Здорово ввести это в практику).

8.    Весёлая акклиматизация

Иногда, когда ребёнок приезжает из лагеря, у нас возникает ощущение, что он «не вернулся». Иногда и нам, взрослым, важно осознанно «ставить точку» в разных процессах. Так легче совершать «переход» в другие действия и психологически «акклиматизироваться». Можно, например, отпраздновать возвращение из лагеря, из отпуска, отпраздновать завершение каникул. Встретить даже взрослого ребёнка из лагеря или после любого отсутствия сюрпризом: шариком, подарком, рукодельным плакатом, тортом.

 

9.    Он вернулся из лагеря и изменился

Нам важно дать себе возможность привыкнуть к изменившемуся за лето ребёнку. Жизнь его постоянно обогащается новыми отношениями, новыми ролями, новыми знаниями, словами и «системами». Фокус его внимания будет смещаться на других взрослых и детей. Наша роль рядом с ребёнком с одной стороны неизменна, с другой – тоже своими гранями трансформируется. Нам важно стараться не тревожиться и «силой» не возвращать свою власть и авторитетность.

10. Ребенок влюбился

Влюбленность ребёнка – всегда новый уровень взаимоотношений с родителями. Важно относиться с уважением к чувствам малыша или подростка. Важно сохранять тайны, если с нами делятся. Важно не вторгаться в личное пространство, если от нас его оберегают.

  • Часто «чувствующий», переживающий влюбленность ребёнок перестает быть «думающим».
  • Не все взрослые умеют справляться с «нагрузкой чувств».
  • Нашим детям важно пройти свой первый опыт любви, очарований и разочарований. (И да, успеваемость в это время падает).

11.Покупка важных и полезных вещей в школу

  • У ребёнка в жизни очень мало возможности выбора. При финансовой возможности важно, чтобы он смог выбрать хотя бы дизайн обложек и дневников и модель ручек.
  • Важно помнить, что в магазине выбор из многих товаров ребёнка пугает (иногда у детей случаются истерики, когда им предлагают выбрать всё, что они хотят).
  • Ребёнок находится в двойственном состоянии. С одной стороны, новый класс школы – это повышение статуса. С другой – может проявиться страх этого нового, страх взросления. Здорово, если, помимо рациональных и обязательных покупок, при желании ребенка вы купите что-то со взрослой точки зрения «детское».

Школьная форма как психологический элемент для многих детей важна. Она при несформированном внутреннем стержне даёт опору на внешний. (Внешний «костыль» – правила – кодекс, режим дня, расписание звонков, форма). Школьная форма должна была бы вызывать гордость от принадлежности к мы – классу, гимназии, школе. Она должна быть современной, красивой, удобной. О школьной форме, о том, что нужно и можно учесть, очень профессионально говорит и пишет Евгения Григорьева.

skoro-v-shkolu-kak-vklyuchit-rebyonka-posle-leta-2

Важно

  1. Чтобы родители не были продолжением школы. У ребёнка должна быть безопасное пространство, нужна наша поддержка. Наше доверие его судьбе и вера в его потенциал.
  2. Чтобы родители не жертвовали собой ради успешности и реализации детей. Если мы вкладываем в них «энергию жертвенности» – мы вкладываем больше ожиданий в результат, наделяя ребёнка иногда непереносимой для него ответственностью, мы излишне напряжены. Там, где есть жертвенность – меньше радости. Иногда я предлагаю родителям посмотреть на слово воспитание - вос-питание – чем мы питаем ребёнка? Чем питаем – тем он и наполняется. И иногда «не переваривает».
  3. Мы все учимся, в том числе и благодаря зеркальной системе, функционирующей в нашем мозгу. Может ли «зеркалить» ребёнок у нас, то, что мы от него требуем? Обучения, ответственности, заботы о себе, уважения, благодарности. Ребёнку важно видеть нас учащихся, делающих зарядку, выполняющих свои «домашние задания», конструктивно реагирующих на критику, умеющих конфронтировать.
  4. Важно не переносить свои ощущения и опыт прошлого учебного года на будущий. Ребёнок развивается и меняется. Какие-то предметы, задачи ему будут даваться легче, какие-то сложнее. Важно стараться не формировать «образ школьной жизни: сам этот образ, наши ожидания могут стать «самореализующимся пророчеством» – программой для школьника.
  5. Очень часто ребёнок хочет, но не может или прикладывает чрезмерные усилия, чтобы овладеть каким-то навыком. Иногда эти сложности вызваны особенностями работы или несинхронностью в работе различных частей мозга. Иногда ребёнку важна не оценка и «мотивирование», а помощь. Сейчас всё более популярна нейропсихология, кинезиология с простыми практиками и упражнениями, стимулирующими работу мозга.
  6. Мы же помним, что школьные оценки очень субъективны и не отражают реальных знаний ребёнка»
  7. Много раз писала о том, что система образования заточена на измерение и «прокачивание» IQ. Упрощенно – словесно-логического интеллекта. В наших силах стать «агентами» изменений в школе. Возможно, вы сами сможете приходить в школу и вести там семинары для детей, проводить практикумы, приглашать их к себе на работу.
  8. Школа – это только часть жизни. Важная. Но «за» ней ребёнка должна ждать наполненная и радостная жизнь. Со свободным временем, общением и вдохновением.

Наши дети больше и мудрее любых систем. Система образования постепенно меняется. И, надеюсь, скоро нас будет ждать много открытий.

Доброго взросления!

1

Светлана Ройз, детский семейный психолог

Фото: unsplash.com

Поделиться

Читайте также

В 2020/2021 учебном году первый урок, который пройдёт 1 сентября в учреждениях общего среднего образования, будет посвящен теме «Я вырос здесь, и край мне этот дорог». Урок призван сформировать у учащихся чувство гордости за достижения нашей страны за годы независимости, воспитать гражданскую ответственность, инициативность и творческую активность. Об этом БЕЛТА сообщили в пресс-центре Министерства образования.

Всего в школах и гимназиях в новом учебном году будут учиться около 1 млн 55 тыс. учащихся, в том числе 114 тыс. первоклассников. Будут функционировать 2990 государственных учреждений общего среднего образования. К новому учебному году планируется открытие школ-новостроек в Витебске, Минске и Минской области.

pervyi-urok-v-shkolakh-belarusi-proidyot-na-temu-ya-vyros-zdes-i-krai-mne-etot-dorog

1

Читать дальше

До 7-10 лет психологи не советуют ничего говорить детям о протестах, политике и задержаниях. Но не замечать, что происходит что-то плохое, наши дети просто не могут. Это очень тревожное время, когда родители вынуждены отвечать на бесконечные детские вопросы: «Почему не работают мультики?», «Зачем все машины сигналят?» и «Когда вернётся наш папа?». Тему поднимает Ребёнок BY.

«Меня, честно говоря, умиляет, когда с маленькими детишками приходят. Понимаете, это праздник», — заявил Лукашенко на следующий день после выборов.

Праздника для детей не вышло — не было прогулок, не было мороженого. Хотя бы один из родителей вынужден был вечером остаться дома, потому что в центре было опасно. То, что происходит на улицах сегодня, действительно не для детей. Это страшно. От этого хочется держать ребёнка подальше, поэтому с детьми многие вынуждены оставаться дома. Но тревогу от ребёнка не спрячешь.

Сложно улыбаться вечером в ответ на шутку ребёнка, когда ты знаешь, что на улице стреляют в людей. Когда раздаются хлопки от взрывающихся гранат. Когда весь город переполнен ОМОНом и спецтехникой. Когда ни о чём другом не получается ни думать, ни говорить. Когда от тревожных мыслей сложно заснуть.

 

Мы ходили на выборы с 4-летним ребёнком. До 9 августа старались в его присутствии не обсуждать политику, потому что «это лишнее» и «может навредить». Не знаю, что меня подтолкнуло к тому, чтобы сесть и откровенно с ребёнком поговорить. Возможно, очереди на участке. Возможно, попытки полностью оставить всю страну без связи. Возможно, данные экзит-полов.

Я села рядом и объяснила, что сегодня мы выбирали президента. Рассказала, что есть дяди-президенты, которых мы выбираем и которые управляют страной какое-то время, а есть короли, которые хотят править всегда. И мы против того, чтобы наш президент был королем. Все эти люди, которые сигналят в машине, тоже против.

Реакция ребёнка была очень трогательной. Он сразу начал думать, как нам эту проблему решить. Насилие я отвергла сразу. Тогда он предложил договориться с охраной президента или его солдатами. «Почему бы и нет, можно попробовать», — ответила я. Ради детей взрослые обязаны найти выход. И мне стало легче, когда поделилась с ребёнком хотя бы частью правды.

Конечно, я по-прежнему не могу честно отвечать на все детские вопросы, потому что реальность может сильно напугать. Он видел спецтехнику в городе и толпу «людей в чёрном» — и мне пришлось объяснять это учениями. С ужасом представляю, что говорить, если хлопки от гранат будут раздаваться под окнами. Фейерверк? Вот такой у нас в стране «праздник»?

А ещё я постоянно думаю о том, как те люди, которые сейчас совершают насилие над безоружными, после смены возвращаются домой — смотрят в глаза детям, жене. Что они им говорят? Как оправдывают свою работу? О чём думают перед сном? Я надеюсь, что им тоже тяжело. И они не смогут бесконечно долго врать своим детям.

1

Ребёнок BY

Фото: Unsplash.com

Читать дальше

Перед выборами политическая жизнь в Беларуси оживает. Наблюдая за происходящим, даже дети не остаются в стороне и могут ставить родителей в тупик своими вопросами: «А что это за машина такая?» (автозак), «А зачем дяди хватают людей на улице?» (задержания на акциях протеста). Подростки тем более по своей природе любят находиться в гуще событий. Как правильно говорить с детьми о политике, рассказывает Ребёнок BY.

Нужно ли родителям обсуждать с детьми вопросы политики? В каком возрасте? И как это делать правильно, чтобы не навредить? Поговорили об этом с психологом, ведущей еженедельных групп по сопровождению подростков «Своя страна» Тамарой Панчихиной.

Даже самым аполитичным родителям сегодня сложно обойти тему политики в общении с детьми, говорит психолог. Но важно понимать, какую информацию ребёнок будет способен «переварить» в силу возраста, а какую — нет.

— Рассказывая в красках всё, как есть, 5-летнему ребёнку, родители могут получить в итоге ночные кошмары. А замалчивая риски перед 12-летним подростком, вы можете в один из вечеров просто не дождаться его с прогулки.

Мы разделили детей на 3 возрастные группы и показываем, какой должна быть в идеале родительская тактика.

Дошкольники: 4-7 лет

Особенность возраста: стремление к игре.

Главная задача родителей: ограждать от негатива

В этом возрасте основное занятие для детей — игра, и именно через неё дошкольникам легче всего усвоить те или иные правила. Играя в «ограбление», дети понимают, что есть грабители, а есть милиционеры, которые ловят преступников. У ребят появляется представление о том, что есть некие правила (закон), и за их соблюдением кто-то наблюдает (в идеале так должно быть).

Специально говорить с ребёнком о том, как устроено государство, может быть, ещё рано. Но если у будущего школьника возникнет интерес, можно дать какие-то базовые знания. Максимально без эмоций и без привязки к стране.

Если ребёнок увидит на улице автозаки, в которые «дяди-милиционеры» зачем-то забрасывают прохожих, происходящее будет очень сложно объяснить маленькому человеку, убеждена Тамара Панчихина. В его картине мира такие вещи явно лишние.

— До определённого возраста ребёнок не способен «переварить» эту информацию. Если вы будете пытаться что-то объяснить ему про государство, про выборы, про политиков, про выступления людей, ребёнку просто станет страшно, он может быть в ужасе. На мой взгляд, детей нужно до определённого возраста от таких вещей ограждать, и родителю виднее, как это сделать.

Младшие школьники: 8-11 лет

Особенность возраста: сильная мотивация к учебе

Главная задача родителей: удовлетворить любопытство, но не напугать

Младшие школьники начинают интересоваться тем, что происходит вокруг. При этом в обычное время политика — это вовсе не то, что их заботит, отмечает психолог. С другой стороны, именно сейчас, в такое активное предвыборное время, дети могут начинать проявлять любопытство. Удовлетворять его родителям нужно.

— Лучше всего зайти со стороны человеческих ценностей: какие права есть у людей, почему их важно соблюдать. Если ребёнок задает вопросы о происходящем на улицах, можно рассказать, что есть люди, которые считают, что их права нарушают, и они отстаивают свои идеи на мирных акциях протеста. Приведите в пример другие страны, в которых также бывают уличные выступления. Расскажите о том, как всё должно быть в идеале — верховенство закона, сменяемость власти, честные выборы.

Удовлетворяйте любопытство, но не переусердствуйте и тем более не пытайтесь увлечь ребёнка какими-то своими политическими идеями. По мнению специалиста, у детей в этом возрасте многих других дел — для них более важных.

Подростки: 12-17 лет

Особенность возраста: чувство взрослости и интерес к межличностным отношениям

Главная задача родителей: объяснить все риски, позаботиться о безопасности ребёнка

Подростковый возраст в отношении политики — самый интересный, отмечает психолог. Подросток по своей природе должен быть злым, потому что он проходит процесс отделения от родителей, он взрослеет. Этот сепарационный процесс в норме сопровождается агрессией. На этом фоне ребёнок будет стремиться участвовать в политических мероприятиях, для него это норма.

В последнее время президент и чиновники заговорили о том, что взрослые якобы «втягивают детей во взрослые игры» (здесь Лукашенко говорит о выступлениях «пацанов 15-17 лет», а здесь вице-премьер Петришенко советует родителям «более ответственно и внимательно относиться к своим детям»). В самой этой риторике много политики. При этом Тамара Панчихина отмечает: доля истина в этих словах есть. Не разделяя ничьих взглядов и оценивая ситуацию исключительно с позиции возрастной психологии, эксперт отмечает, что подростков нужно держать подальше от политики.

Главное здесь то, что это ещё не взрослые люди.

 

— Злость, которую ребёнок испытывает во время сепарации от родителей, он может выражать, участвуя в акциях. При этом агрессия может быть не к власти (хотя так выглядит со стороны). На самом деле это может быть агрессия к родителям, которую подросток не может выразить. В 14 лет дочка не может подойти и сказать своей маме, что она «дура», потому что это её мама, она её любит. Свою злость подросток вынужден направлять в другое русло.

Со стороны родителей будет честно, если они объяснят подростку, что у него ещё нет права голоса на выборах, поэтому он не может полноценно участвовать в политической жизни страны. Важно рассказать, какие риски несёт в себе участие в уличных протестах, и сделать это максимально доходчиво.

— Скажите, что вы понимаете его обиду и злость, но в таких-то мероприятиях участвовать небезопасно, что это риски не для подростков. Пусть посмотрит в интернете, как выглядит автозак, расскажите ему, что там придётся находиться без родителей, неизвестно, когда мама с папой тебя из милиции заберут. Обычные житейские вещи рассказывайте. Подростки должны это всё понимать.

По словам психолога, в общении с подростками ни сейчас, ни 10 лет назад, она не замечала большого интереса к политике. Дети любят находиться там, где есть «движ», «драйв», это любопытство. У подростков ещё не может быть окончательно сформированного мировоззрения.

— До 18 лет у детей ещё нет какой-то понятной картины миры. Подросток может быть зол, потому что все вокруг злые. И будет говорить то, что вокруг говорят. Для него это выход агрессии. По-настоящему искренне подростки переживают из-за других вещей — это отношения со сверстниками, первая любовь, но вовсе не политика, убеждена психолог.

Коротко о том, что можно делать родителям:

  • Рассказывать подросткам о том, что правильно, а что нет — с точки зрения закона и прав человека.
  • Наблюдать за тем, что ребёнок пишет в соцсетях, и настаивать на том, что нужно избегать оскорблений — в чью бы сторону они ни были адресованы.
  • Напоминать о том, какие риски стоят за тем или иным поступком, просить ребёнка думать в первую очередь о безопасности.

Что сделать не получится:

  • «Накормить» детей своими политическими взглядами. Подростки считают себя более продвинутыми и современными, у них будут свои идеи и своя позиция (чаще всего как у сверстников).
  • Полностью запретить говорить о политике, общаться на политические темы с друзьями, делиться своими мыслями.

«Вы не удержите подростка от всего, как можно удержать дождь? Аналогично с подростками. Но надо говорить, где может дождь идти, а где — нежелательно, тем самым оберегая ребёнка», — подводит итог психолог.

1

Ребёнок BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Читать дальше