«Отец требовал, чтобы я сидела в кресле»: как рожали «наши бабки» и как менялось отношение к родам в истории

Как менялось отношение к родам и роженицам на протяжении веков, действительно ли «наши бабки рожали в поле — и ничего», когда роды из естественного события превратились в экстренную ситуацию и в каких случаях после них может наступить посттравматическое расстройство — в материале медицинского журналиста Даши Саркисян. «Домашний очаг» продолжает цикл статей о женском здоровье в истории.

«Ничего страшного, потерпишь», «Раньше надо было об обезболивании думать, родишь и так», «Я лучше знаю, что надо делать» — эти фразы не запатентованы российскими роддомами. Эти фразы говорят роженицам по всему миру: и в развитых странах, и в развивающихся.

К такой грубости и обесцениванию часто добавляется то, что называют «акушерской агрессией» — медицинские вмешательства там, где без них вполне можно было бы обойтись. Это отношение к роженицам логичным образом породило ответ — движение за «естественные роды».

В своём экстремальном виде это роды вообще без медицинских специалистов где-нибудь в пустыне или лесу. В менее экстремальном — роды с минимальной медицинской помощью, но с путями отхода на тот случай, если что-то пойдёт не так.

Важная часть этого движения — давать женщинам слово, давать им право высказывать свое мнение и принимать решения. К сожалению, защищая эту позицию, активисты и активистки нередко апеллируют к временам, когда медицина была еще плохо развита, женщины «рожали в поле, и ничего».

В действительности история несколько сложнее, и даже 200 лет назад не всем женщинам удавалось отстоять во время родов свое право делать так, как просит тело.

Хотя роды — процесс, который теоретически должен протекать естественным образом, во все времена (о которых мы можем судить) женщины не рожали без поддержки более опытных помощниц.

В России это часто были «бабки-повитухи» или «повивальные бабки». Их знания передавались от одной другой, и не нужно было обучаться в специальном заведении, чтобы помогать при родах. Помощь эта бывала разной:

  • от простой моральной поддержки до попытки выдавить ребёнка,
  • от обмазывания живота маслом до расширения шейки матки пальцами.

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-1

Повитуха приходила к роженице домой, и, конечно, предполагалось, что та будет слушать её, но в то же время у крестьянок было достаточно свободы в перемещении. Они могли рожать стоя, на корточках, в движении.

У дворянок в России в XVIII—XIX веках дела обстояли иначе. Рожали они, конечно, не в бане, как крестьянки, а у себя в постели, причём почти всегда лежа. Сейчас известно, что это не самая удачная позиция. В этом им помогали акушерки, иногда врачи и всегда домашние, в том числе уже рожавшие женщины.

Ни о какой свободе и волеизъявлении роженицы речи не шло. Она была обязана родить ребёнка (лучше, конечно, мальчика), не нарушая иерархию в принятии решений.

Например, историк Анна Белова в своей статье, посвящённой родам у дворян, приводит такую цитату из письма княгини Волконской: «Отец требовал, чтобы я сидела в кресле, мать, как опытная мать семейства, хотела, чтобы я легла в постель во избежание простуды, и вот начинается спор, а я страдаю; наконец, воля мужчины, как всегда, взяла верх; меня поместили в большом кресле, в котором я жёстко промучилась без всякой медицинской помощи».

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-2

С конца XVIII века во всёи мире стали появляться мужчины-акушеры (не всегда врачи). Также начали открываться роддома. Обычно туда попадали бедные женщины (в России также дворянки, которые хотели родить анонимно внебрачного ребенка).

В роддомах могли практиковать и акушерки, и врачи. Предполагалось, что там можно также проходить обучение студентам. Пациентки в этих заведениях оказывались без традиционной поддержки семьи и в довольно зависимом положении.

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-3

В странах Запада у женщин среднего и высшего класса со временем появился выбор: рожать с помощью акушерки либо врача. Между людьми этих двух групп разгорелась настоящая война, которая, по сути, продолжается до сих пор.

Считалось, что акушерки могут поддержать и помочь в течении естественных родов умелыми действиями. Но на стороне врачей со временем появились анестезия, щипцы и различные лекарства, которые, безусловно, могли сделать процесс менее пугающим (в конце концов, кто в те времена не знал женщину, умершую в родах).

Если женщина выбирала врача, то на этом её волеизъявление и заканчивалось: достаточно тяжёлая анестезия не позволяла ей видеть и понимать то, что происходит.

Роды перестали рассматриваться как естественное завершение беременности и превратились в экстренную медицинскую ситуацию.

Во всём мире XX век стал временем, когда медицина очень активно заинтересовалась родами. Роды перестали рассматриваться как естественное завершение беременности и превратились в экстренную медицинскую ситуацию.

  • Акушерки гораздо более активно стали получать образование.
  • Врачи стали сильнее бороться с акушерками и апеллировали к тому, что те отнимают у студентов возможность учиться, беря на себя основную массу рожениц.

При этом любопытно, что в начале века более активное участие врачей в родах привело даже к увеличению материнской смертности. По всей видимости, из-за избыточных медицинских вмешательств.

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-4

Одновременно в Советском Союзе началась борьба с повитухами, у которых по определению не было формального образования (см. плакаты того времени), активно стали строить роддома, а там, где их не было, работали обученные акушерки.

В разных странах роды постепенно стали перемещаться в медицинские учреждения, где у врача всё было под рукой. За относительную безопасность, пришедшую с развитием медицины, пациентки платили тем, что их мнение в принятии решений не учитывалось. Например, если женщина просила не использовать без крайней необходимости лекарства во время родов или настаивала на том, чтобы оставить ребёнка рядом с собой в палате на ночь, то ей отказывали.

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-5
Медсёстры держат детей в родильном отделении больницы Святого Варфоломея в Лондоне.

Весь XX век профессия врача требовала обучения в специальном учреждении (что часто делало человека образованнее своих пациентов, особенно в начале столетия).

Уже в конце XIX века случилось множество открытий — от фармацевтических до хирургических. И в этих условиях логичным образом вырос патернализм. Это явление подразумевает, что врач знает лучше, а обычному пациенту и понимать не нужно, что вообще происходит.

Как в «Раковом корпусе» Александра Солженицына, пациенты лишь по косвенным признакам узнают свой диагноз и/или прогноз, потому что врач решил, что не нужно их беспокоить. В России патернализм до сих пор — основная модель общения с пациентами.

К середине века подавляющее большинство женщин, даже с низким риском осложнений, стали рожать в специальных учреждениях. Например, если в 1930-х годах в Великобритании дома рожали в 90% случаев, то в 1955-м — в трети случаев, а в 1980-х — почти в 1% случаев.

В США уже к 1930 году 70% родов проходили в больницах. С развитием медицины женщины и их новорожденные дети стали умирать гораздо реже, однако в обращении к врачам были и минусы. Например, анестезия по‑прежнему могла быть такой сильной, что женщины, по сути, не принимали участия в родах.

Известно, что риск ПТСР повышается, если у женщины было мало контроля над происходящим.

У тех, кто был в сознании, могло развиться посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Сейчас считается, что таких женщин — чуть больше 1%. ПТСР — это психическое расстройство, при котором человек, переживший что-либо эмоционально тяжелое (теракт, изнасилование), испытывает тревогу, бессонницу, ночные кошмары, имеет навязчивые мысли и воспоминания. И всё это сильно ухудшает качество жизни.

Откровенно говоря, мы не знаем, чаще ли за последние два века у женщин стало развиваться посттравматическое стрессовое расстройство после родов. Однако известно, что его риск повышается, если у женщины было мало контроля над происходящим, её не поддерживали и внепланово пришлось прибегнуть к активным медицинским вмешательствам (например, кесареву сечению или использованию щипцов).

 

Но любое действие рождает противодействие. Постепенно этот перекос в сторону медицинских вмешательств привёл к массовым возмущениям со стороны женщин. Некоторые врачи и матери, в том числе будущие, всё чаще стали говорить о «естественных родах» и о том, что тело знает лучше.

Женщины стали громче заявлять о своих правах. В Великобритании это вылилось в революционный государственный доклад «Меняя роды», вышедший в 1993 году. В нём заявлялось о правах женщин на участие в принятии решений и в целом о том, что женщина должна быть в центре процесса. Это действительно гораздо важнее в плане удовлетворённости опытом, чем то, насколько естественно и планово протекают роды.

На ситуацию повлияло и то, что во второй половине XX века в западных странах стали приходить к партнёрским отношениям врачей и пациентов.

Если врач пытается давить авторитетом, говорит, что обязательно нужно явиться завтра на операцию, но не объясняет толком почему, то есть немаленькая вероятность, что человек просто не придёт. Потому что он боится или подумал, что врач его запугивает по каким-то своим причинам.

Если объяснять пациенту, что происходит, предложить варианты, рассказав обо всех плюсах и минусах, то он скорее начнет сотрудничать. Врачи осознали, что это большое заблуждение — думать, будто знаешь, что лучше для пациента. Например, женщина, которая хочет родить ещё пятерых, совсем по‑другому смотрит на риск потерять матку из-за какого-то медицинского вмешательства, чем женщина, которая больше не намерена рожать.

Естественно, прямо во время родов женщине сложно принимать взвешенные решения, основываясь на том, что говорит медицинский специалист. Однако это не повод не обсуждать с ней те медицинские вмешательства, которые кажутся врачу или акушерке необходимыми. Можно также проговаривать различные сценарии до родов или обращаться к законному представителю женщины, если она сама не в состоянии что-либо говорить.

otec-treboval-chtoby-ya-sidela-v-kresle-kak-rozhali-nashi-babki-i-kak-menyalos-otnoshenie-k-rodam-v-istorii-6

Движение за права рожениц привело к тому, что акушерки, в XX веке отошедшие в какой-то степени на второй план, стали играть главную роль в новых учреждениях — в центрах, где нет врачей, используется минимум лекарств и роды принимаются только у женщин с низким риском осложнений.

В экстренных ситуациях пациенткам оказывают первую помощь и везут в больницу.

Важные плюсы таких мест — более близкие и доверительные отношения роженицы с персоналом и активное внимание к потребностям женщины. При этом такие учреждения оказались столь же безопасными, как и традиционные роддома, только число вмешательств уменьшилось.

Сейчас в британском руководстве по ведению родов есть отдельная глава, посвященная тому, что к роженице нужно относиться уважительно и слушать ее. О том же говорит и канадское руководство.

В стандартах Всемирной организации здравоохранения, посвящённых родовспоможению, указано: «У всех женщин есть возможность сделать осознанный выбор в отношении тех или иных услуг, и им чётко разъясняются причины использования определенных мер и их последствий для здоровья».

Стандарты Всемирной организации здравоохранения относятся и к России. Однако, как и во многих других странах, далеко не все учреждения находят возможным менять практику.

1

Поделиться

Читайте также

В Беларуси стартовал сезон сбора лесных ягод и грибов. Как не заблудится в лесу, и что делать, если все-таки потерял дорогу? Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» – официальный представитель Минского областного управления МЧС – Анастасия Швайбович.

«Одеваемся как будто мы идем партизанить»

Часто слышим, что люди теряются в лесу. А какова статистика?

Анастасия Швайбович, официальный представитель Минского областного управления МЧС:
Вот вчера наши сотрудники оказывали помощь в Пуховичском районе: искали бабушку вместе с сотрудниками РОВД. Все хорошо, бабушка жива, в медицинской помощи не нуждается. Но вы правы, эти случаи с началом сезона учащаются, и спасатели выезжают, оказывают помощь.

Для того, чтобы не блуждать, необходимо подготовиться к походу в лес. Когда мы собираемся в лес за ягодами, мы одеваемся как будто мы идем партизанить. Одеваем все самое темное. Конечно, одежда должна быть удобной и комфортной, непромокаемой. Но лучше использовать какой-то яркий элемент, потому что, во-первых, вас будет легко заметить, если вы вдруг потерялись. Этот же элемент в одежде (кепка может быть либо какой-то платок) вы сможете использовать, если вам придется переночевать в лесу и оставить его, чтобы вас заметили, не прошли мимо вас.

chto-vzyat-s-soboi-i-kak-odevatsya-pered-pokhodom-v-les

Если останавливаться на том, что обязательно с собой взять при походе в лес, – это вода, минимальный запас еды, если кому-то необходимы – медикаменты, взять с собой нож, спички и обязательно сообщить своим родным и близким, в каком направлении вы собираетесь двигаться.

Где вы будете заходить в лес – населенный пункт либо какое-то знаковое место – и мобильный телефон необходимо зарядить и взять с собой, поскольку он тоже спасает. Если вы видите, что заблудились, и есть возможность, есть связь, вы набираете специалиста, ему говорите: «Я вижу, что потерялся. Заходил там-то, планировал двигаться туда-то». Для нас это кажется на первый взгляд: ну как это поможет специалистам? Но все же площадь поиска человека уменьшит.

«Можно взять с собой свисток»

Когда дети пропадают в лесах – это страшно. Что нужно знать родителям, что нужно говорить?

Анастасия Швайбович:
И мы, специалисты, перед началом летних каникул, и родители должны объяснять, что лес – это не место для игр. Совсем другой вопрос, когда родители сами, осознано берут своих детей в лес за грибами и ягодами, в любом случае перед походом мама и папа должны объяснить, что ребенок не должен отходить ни на шаг. Ну и контролировать это, чтобы ребенок всегда был рядом, проговорить. Если буквально отошел на несколько шагов, так случилось, ребенок должен кричать, звать на помощь. Родители услышат, вернуться и все будет хорошо, будет хеппи-энд, скажем так.

Обязательно все-таки пройти в мобильном приложении «Помощь рядом», там есть тесты. Мама, папа вместе сели, порешали, поотвечали на вопросы, что делать, что с собой взять. Родители возобновили информацию и дети уже подкованы.

chto-vzyat-s-soboi-i-kak-odevatsya-pered-pokhodom-v-les

Хорошее средство, кажется таким простым, можно взять с собой свисток. Им может воспользоваться и взрослый человек, который заблудился. Мы сейчас говорим том, что массово выдвигаемся в лес, то есть сейчас могут быть грибники, которые также сейчас находятся на «тихой охоте», могут быть работники лесного хозяйства, которые помогут вам сориентироваться в лесу.

А вообще самое главное – это не паниковать.

«Если вы все время будете идти в сторону, можете только углубляться в лес»

Я знаю, что нужно идти всегда прямо. Через час-два на какую-то дорогу выйдешь.

Анастасия Швайбович:
Если вы идете прямо, то скорее всего, по идее, вы должны выйти либо к линиям электропередач, вдоль которых вы будете идти и обязательно выйдете к населенному пункту, или можете выйти к железной дороге, вдоль которой также будете идти и выйдете к населенному пункту. Ручей… Все это может вывести к людям.

chto-vzyat-s-soboi-i-kak-odevatsya-pered-pokhodom-v-les

А если вы все время будете идти в сторону-сторону, можете только углубляться в лес.

Спички брать нельзя в пожароопасный период и если вход в лес запрещен. Но если воспрещен, то по идее, вы вообще не должны туда пойти. А так, если вы видите, что начинает темнеть, то необходимо подумать о своем ночлеге. Блуждать ночью в лесу опасно, и вы будете уходить все дальше и дальше и все равно дорогу вряд ли найдете. Поэтому нужно позаботиться о своем ночлеге, развести себе костер.

Для места ночлега можете использовать корень выкорчеванного пня. Если видите мох, можете уложить его, он поможет сохранить тепло. Если у вас с собой есть газеты, набиваете между слоями одежды, таким образом, это тоже поможет сохранить тепло.

И конечно, тот яркий элемент, про который я говорила в начале, вы его оставляете, вешаете на сучок дерева для того, чтобы специалисты и службы, которые вас ищут, не прошли мимо.

А вообще, самый лучший путеводитель – это человек, который хорошо, уверенно ориентируется. Не ходите одни в лес, берите с собой компанию – это и веселее, и безопаснее.

СТВ

Читать дальше

В Беларуси на каждого трудящегося человека приходится в среднем семь с половиной праздничных нерабочих дней в год. Оказывается, это заметно меньше среднемирового значения — в других странах люди отдыхают почти 11 дней. В теории ситуацию можно поменять — например, ввести новый праздник или иначе переносить существующие. Но вдруг это бесполезная затея, которая не поможет восстановиться после рабочей недели и навредит экономике? Давайте разбираться.

Действительно ли в Беларуси мало выходных?

К сожалению, да. Если посмотреть на общемировую статистику, наша страна находится почти в самом конце списка из европейских стран. Хуже (или нет?) дела обстоят только в Нидерландах. Как ни посмотри, их мало.

А нужно ли больше?

Забегая вперед: у дополнительных выходных плюсов всё-таки больше, чем минусов. Что касается экономики, то здесь единственное негативное последствие — вероятное понижение зарплат, указывает эксперт Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

— Дело в том, что многие белорусы получают деньги за каждый день труда. После введения дополнительных выходных отдых компенсироваться не будет и люди потеряют часть дохода. Однако такой результат можно предотвратить на законодательном уровне: у сотрудников, которые работают на постоянной основе, должна быть помесячная оплата.

В некоторых случаях продолжительный отдых способен осложнить работу предприятий. Но в долгосрочной перспективе он может стать преимуществом: люди станут более продуктивны, а работодатели будут заинтересованы в развитии своего бизнеса.

— В Беларуси низкая производительность труда, но увеличивать её следует не экстенсивным, а интенсивным путем. Возможно, было бы полезно заставить предприятия работать меньше часов, чтобы это мотивировало их инвестировать в инновации. Если же в стране очень низкий средний заработок, то для многих может быть выгоднее не закупать новое оборудование или автоматизировать производство, а использовать большое количество дешёвого ручного труда.

Но это не значит, что нужно «полгода отдыхать и полгода работать», предупреждает эксперт.

— Очевидно, что в Беларуси выходных слишком мало в сравнении со всеми остальными странами. Однако увеличивать их количество стоит постепенно. Вот один из сценариев — сначала ввести пару дополнительных дней и равномерно распределить их, затем изменить политику в отношении переносов, через несколько лет ввести ещё пару нерабочих дней. Можно делать эту систему более гибкой — например, давать различным регионам возможность самим выбирать дополнительные пять выходных в году. Это может быть эффективно в отношении регионов, где люди исповедуют разные конфессии. Чтобы сократить потери от дополнительных выходных, лучше приурочивать их к отдыху у ведущих торговых партнеров — российскому или европейскому рынку.

Читайте также: Бобруйская здравница: семь тысяч отдыхающих в год еще не предел

Развитие внутреннего туризма — ещё один плюс для экономики, который выделяет Лев Львовский.

— Идеально, когда есть несколько коротких, трёхдневных выходных. Для Беларуси это особенно актуально — у нас страна довольно маленькая, и это позволяло бы людям уезжать в мини-отпуска, что, в свою очередь, стимулировало бы развитие сферы услуг. К тому же практика показывает, что люди более продуктивны, когда они отдыхают больше. Выходные позволяют им расслабиться и выйти на работу с новыми силами.

С психологической точки зрения увеличение количества выходных не имеет никаких минусов, считает психолог Татьяна Путятина. По её мнению, белорусы нуждаются в более продолжительных новогодних каникулах.

— Это единственный праздник, который объединяет людей разных возрастов и конфессий. Зима в Беларуси долгая, многие от неё морально и физически устают, и это яркое событие посреди серых будней действительно способно спасти людей от субдепрессивных состояний. Лучшим вариантом было бы уходить на каникулы перед новым годом, чтобы предновогодняя суета не превращалась в стресс. К тому же практика рождественских и новогодних каникул есть практически во всем мире.

Психолог подчеркивает, что нам не обязательно равняться на опыт России и растягивать каникулы на 13 дней. Специалист предлагает остановиться на одной неделе. Также Татьяна обращает внимание на практику переносов.

— У меня к этому всегда были большие вопросы. Вроде бы здорово получить дополнительный выходной, но совсем не радостно этот день отрабатывать в субботу. С биологической точки зрения отдохнуть и выспаться впрок не представляется возможным. Поэтому на следующей неделе, когда будет всего один день для отдыха, вы всё равно почувствуете себя несчастным и обделённым. К тому же такая суббота не становится полноценным рабочим днем — обычно люди работают гораздо хуже и приходят просто отсидеться. Это не выгодно ни сотруднику, ни работодателю.

Однако несколько дополнительных выходных не решат проблему выгорания и не позволят отдохнуть на несколько месяцев вперед — в этом плане важно менять отношение к гигиене труда и к восьмичасовому рабочему дню, считает Татьяна.

— Тут более серьёзная проблема, которую нужно решать комплексно. Например, некоторые компании в скандинавских странах и Австралии приходят к уменьшению рабочего дня или к практике третьего выходного. Утверждают, что эффективность труда при этом только повышается. Но иногда для того, чтобы отдохнуть и перезагрузиться, достаточно четырёх дней — этого времени хватает, чтобы вернуться на работу со свежей головой.

 

А как с этим в мире? Закономерности и интересности из разных стран

Больше всего праздничных нерабочих дней в Непале — в среднем это 29,5 дня в году. Занятно, что при этом в стране шестидневная рабочая неделя. Следом идут Камбоджа с показателем в 26 дней и Иран с 23,3 дня. Меньше всего нерабочих дней в Уругвае (всего 6 дней), Эритрее (5,7) и Коста-Рике (4,9).

Что касается месяца, то самое нерабочее время — это апрель. Его догоняют декабрь, май и январь. При этом меньше всего выходных в феврале, сентябре и июле.

Логично, что количество нерабочих дней зависит от доминирующей религии. В преимущественно индуистских странах в среднем 23 выходных, буддистских — 15 выходных, мусульманских — 11 выходных, христианских — 10 выходных.

Читайте также: День пива и новогодние каникулы в две недели. Узнали, каких праздников не хватает белорусам

Распределение выходных в году также зависит от религии. Так, в преимущественно христианских странах самые нерабочие месяцы — апрель и декабрь, в преимущественно мусульманских — март, июнь и август.

Среди континентов выделяется Азия — в странах этой части света в среднем по 13 нерабочих дней в год. В странах Европы, Америки, Африки и Океании в среднем по 10−10,5 выходных.

В большинстве стран мира празднуют День независимости, во многих государствах не трудятся в День конституции, в нескольких — отдыхают в День национального флага (например, это Американское Самоа, Аруба, Азербайджан, Кюрасао, Эсватини (бывший Свазиленд).

При этом День труда празднуют более чем в ста странах по всему миру, а Международный женский день отмечают преимущественно в странах бывшего СССР и Африки. По меньшей мере в семнадцати странах есть нерабочий день детей или молодежи.

Во Франции, Бельгии, регионах Канады, США и некоторых других странах не работают 11 ноября, в день окончания Первой мировой войны. В странах бывшего СССР, Франции, Чехии, Словакии, Боснии и Герцеговине есть выходной в день окончания Великой Отечественной войны — это 8 или 9 мая. Выходит, Франция — единственная страна, где выходные дни — это окончания обеих этих войн.

Есть страны, где смену года отмечают по местным традиционным календарям (в противовес международному 1 января). Особенно распространено празднование по лунному календарю (Китайский новый год), солнечному (персидский или навруз) и мусульманскому. Так, в Индонезии выходные в четыре дня нового года: международный, китайский, индуистский, мусульманский. В Мьянме в три: международный, мьянмский, каренский (карены — один из народов Мьянмы).

Конечно, помимо привычных праздников, существуют необычные выходные. В Иране есть нерабочий День национализации нефти, в Микронезии — День ООН, в Эсватини (бывшем Свазиленде) — День тростникового танца, в Туркменистане — День нейтралитета. Особенно много необычных выходных в Японии: Дни зелени, гор, совершеннолетия, день уважения старших, День фитнеса.

Окей, какие дни можно было бы сделать выходными в Беларуси?

Эксперты подтвердили наши догадки, что белорусам не помешали бы несколько дополнительных нерабочих дней. Но ведь их нельзя добавить просто так — большинство праздников соотносятся с важной датой в жизни страны. Поэтому мы решили пофантазировать, какие дни можно было бы сделать выходными. Варианты при этом не ранжировали, они идут в произвольном порядке.

Итак, первый кандидат — понедельник, который следует после Пасхи. Любопытно, но в Беларуси мало религиозных праздников в сравнении с другими христианскими странами. Мы считаем, что это самый логичный претендент из всех вариантов, связанных с религией.

Читайте также: В Ирландии больше многодетных семей, чем в других странах ЕС

Другой номинант — день памяти Евфросинии Полоцкой, или 5 июня. Между прочим, именно его предложил сделать выходным днем депутат Марзалюк во время послания президента. Во многих странах есть нерабочий день, который связан с главным местным святым, и нам кажется, что это наиболее подходящая персона.

Белорусы могли бы отдохнуть в понедельник после вторых выходных сентября, когда в стране проходят «Дожинки». Скажем честно, страна с сильным сельскохозяйственным бэкграундом прямо-таки обязана отмечать праздник урожая. Здорово, если этот день будет привязан к сакральному народному ритуалу — выкапыванию картошки. Тысячи наших соотечественников могли бы заниматься сельхозработами, а в будний день преспокойно отдыхать и восстанавливать силы.

Следующий вариант — Купалье, или 7 июля. В мире есть традиция отмечать день летнего или зимнего солнцестояния. Подобный праздник существует в Скандинавии, странах Балтии, Венгрии, Чехии, Южной Америке. Такой день не связан с государством или религией, но он напоминает нам о народной культуре и местных традициях. К тому же это вполне рабочий аналог карнавала.

Еще один потенциальный выходной — 1 сентября. В мире есть много стран, когда День молодежи становится нерабочим. Логично, если в наших реалиях это будет день школьных линеек. У такого предложения как минимум один практический плюс — родителям не придется отпрашиваться на работе, чтобы отвести ребенка в школу.

Также мы предсказуемо предлагаем заменить 7 ноября. Например, на 5 декабря — день начала работы Первого Всебелорусского съезда. Память о том непростом времени стоит увековечить, и это событие может стать хорошей объединяющей датой.

Годовщина победы в Грюнвальдской битве, или 15 июля, также попала в наш список. Думаем, это событие можно было бы использовать как новый День защитника Отечества.

Завершает набор новая дата для Дня независимости. Его можно было бы перенести на 27 июля (когда приняли декларацию о суверенитете) или 25 августа (фактическая независимость — декларация получила статус конституционного акта). Третье июля при этом убирать не надо — его можно переименовать в День освобождения.

Нет, мы не забыли про День воли. По нашему мнению, этот день вполне годится для того, чтобы пополнить список государственных праздников. Однако у властей к нему неоднозначное отношение, поэтому едва ли это возможно.

Источник данных: Q++Studio

  • В расчётах использовались только общенациональные праздники. В Австралии, Канаде, Швейцарии, Малайзии, Боснии и Герцеговине большинство праздников — региональные, для этих стран за основу был взят один из регионов.

  • Региональные праздники в Германии и Австрии не учитывались.

  • Праздники, выпадающие на выходные, не учитывались. При этом учитывалось, что в разных странах выходные в разные дни.

TUT.BY

Читать дальше

Исследования только начинаются. Специалисты Республиканского научно-практического центра трансфузиологии и клеточных технологий работают в этом направлении с роддомами. 

— Планируем разрабатывать тему по лечению бесплодия, — обращает внимание главный внештатный специалист Минздрава по клеточным биотехнологиям Михаил Потапнёв. — Появилось несколько подходов буквально за последние 2—3 года. 

Неинфекционные патологии, пожалуй, главная проблема современной медицины. Ожидается, что к 2030 году такими недугами будет страдать две трети пациентов. Ученые всего мира и нашей страны все больше делают ставку в лечении неинфекционных заболеваний на клеточные технологии. Их используют в офтальмологии, травматологии, стоматологии, неонатологии, трансплантологии и других областях медицины. Клеточную терапию в нашей стране за последние годы прошли более 500 пациентов с разными заболеваниями: боковой амиотрофический склероз, рассеянный склероз, симптоматическая эпилепсия, незаживающие язвы кожи ног, остеоартрит, неинфекционный гепатит, заболевания легких. У половины пациентов качество жизни улучшилось. Это те люди, которым другие методы лечения не помогли.

Главное преимущество терапии стволовыми клетками в том, что они активизируют на борьбу с болезнью собственные силы организма. 

— Это мягкое управление патологическим процессом, — поясняет Михаил Петрович. — Практически без побочных эффектов. Одного-двух введений достаточно, чтобы эффект держался полгода, а то и несколько лет. Остальные методы воздействия довольно часто идут извне. А клетки нацелены на то, чтобы организм заставить восстанавливаться самостоятельно. Думаю, в дальнейшем это будет широко применяться. Мы отработали уже 10—15 заболеваний. Со временем это будет 50 заболеваний как минимум. Клеточные технологии пойдут практически во все больницы. Возможности организма безграничны. Мы занимаемся стимуляцией заживления и восстановления организма за счет возможностей самого организма. Стремимся, чтобы клеточная терапия стала рутинной медицинской практикой. По крайней мере, в отношении дегенеративных заболеваний опорно-двигательного аппарата, а это 40—70 процентов заболеваний у пожилых. А также для лечения сахарного диабета, болезней сердечно-сосудистой системы. Иммунотерапия рака с помощью иммунных клеток — это за  последнее время один из самых эффективных методов увеличения продолжительности жизни пациентов.

В Минске существуют четыре аттестованные лаборатории, которые позволяют создавать биомедицинские клеточные продукты на мировом уровне. У нас продолжается этап расширения показаний для такого лечения. Стремимся улучшить лечебный потенциал клеток не за счет их количества, а за счет качества.

СБ

Фото носит иллюстративный характер

Читать дальше