Как я чуть не утонула с двумя детьми в море: чему необходимо учить детей на воде

11 июля 2020 года мир ужаснулся трагедии, что случилась в Египте. Начал тонуть ребёнок – 10 человек бросились ему на помощь… И все погибли.

Как в такой ситуации могут утонуть люди? О чём нужно знать родителям? Своей историей делится Ксения Чеснокова, однажды чуть не утонувшая в море вместе со своими детьми.

Волны – мой вечный кошмар. Мой страшный сон. Дважды в жизни я чуть не утонула и с тех пор думала, что понимаю воду. Тем ужаснее показалось то, что с нами с детьми случилось прошлым летом. Море просто слизнуло нас волной-языком. И мы утонули. Вернее, мы совершенно случайно не утонули.

Я расскажу, как это случилось. И о том, как неожиданно правильно повели себя дети (9 и 11 лет) в соответствии с тем, чему я их всегда учила. И о том, как было страшно. Потому что это – важно. Это – случай из разряда «со мной такого быть не может».

Получилось длинно. Это слишком сложный рассказ для меня, чтобы я могла уместить в пару слов. Можно пролистать, в конце обобщу как раз в двух словах.

Место: Таиланд, остров Чанг, пляж Лонли Бич.

Позже я погуглила, сколько людей тонет, приехав отдохнуть в райский Тай. Страшно.

Rip Current. Отбойное или обратное течение

Я отлично знаю, что это. И читала, и слышала, и видела. Знаю, что это – смерть. И на пляже висела табличка, об этих течениях всегда предупреждают с картинками для наглядности:

kak-ya-chut-ne-utonula-s-dvumya-detmi-v-more-chemu-neobkhodimo-uchit-detei-na-vode-1

Обратное течение

Я знала, что оно здесь есть. Я видела глазами, где оно бурлит. И всё равно оно нас унесло. Я его недооценила.

Мы провели на острове три дня. Первые два ходили на пляж, было солнечно и были большие волны. Дети резвились в волнах, я не отходила от них, не спускала глаз, большую часть времени держала обоих за руки. Отслеживала, куда их тащат волны. Был прилив, тащили на берег. Играли на глубине от моего бедра до моего колена. Волны накрывали с головой, топили и волокли на берег. В море купались несколько человек, взрослых. Пробивались сквозь полосу волн и плавали глубже.

 

На другой день

На второй день вечером я сильно раскроила локоть, упав на лестнице. Так что на третий день купаться не могла. Не могла даже руку разогнуть. Так что решили, что на море немного пофотографируемся в пене и будем копать-загорать.

День был другой. Вода – дальше. Волны – меньше. И они не волокли на берег, а просто накатывали и разбивались. Дети просили зайти глубже, я не разрешала. Фотографировались там, где мне было чуть глубже колена. Детям, соответственно, по пояс или меньше.

И вдруг – я увидела на экране фотоаппарата изменяющиеся лица детей. Гриша: «Мама, меня тащит». И Алису уже слизывает большая волна. Они сделали несколько шагов в глубину за то время, пока я сделала пару фотографий. Там не стало глубже, но именно там встретились два «бока» обратного течения. То место, где оно устремляется в глубину.


Читайте также: История о том, как врач и морковный суп спасли тысячи жизней


Тут я, видимо, поступила неправильно: крикнула Грише «Выходи!» и прыгнула к Алисе. Гришу нужно было дернуть хоть на полметра к берегу. А я решила, что раз стоит на ногах, то ещё выйдет сам. Уже не вышел. Когда я вынырнула возле Алисы, он уже был в волнах. С другой стороны, может, я бы потеряла Алису, если бы задержалась. Сложно сказать.

Алису тащило очень сильно, я заорала, чтобы она схватилась за меня.

Далее – моя гордость.

Главное правило: не цепляться за спасающего

Практически первое, чему я учила детей (они поплыли в 3-4 года), — что нельзя хвататься за плывущего человека. Ни за другого ребёнка, ни за взрослого. ДАЖЕ ЕСЛИ ТОНЕШЬ (так и говорила). Можно только с разрешения. И только положить руку на плечо (плечевой сустав если точно) сверху. Иначе – вы оба утонете.

Алиса не только не схватилась за меня, она только со второго раза положила руку. Она помнила, знала и боялась меня утопить.

Мы не смогли плыть вместе. Нас тащило на глубину. Нас било и топило волнами. Между двумя волнами не получалось сказать ни слова. Я увидела на берегу семью туристов. Одну. И ещё были люди в ресторане, но им было совсем не до нас. А эти лежали на песке и смотрели на море. Метрах в 10 от нас, наверное. Совсем недалеко. Но в другом изменении. Я попыталась позвать, но между двумя волнами, бившими по голове и топившими, я не успевала и вдохнуть, и ещё успеть крикнуть. Только напугала детей. Гришу как раз поднесло к нам.

В этот момент они очень испугались. Мама, которая зовёт на помощь, — это страшно. Они решили, что я сейчас утону, я это поняла.

Только объяснить им, что тонуть я (пока) не собираюсь и просто пытаюсь позвать на помощь, было невозможно. Одно-два слова между накатами волн. Больше не успевала.

И я толкнула Алису вперёд от себя. И потом ещё раз. Я уже поняла, что не смогу её вытащить за собой.


Читайте также: Как выглядит дом? Ответ вас точно удивит – и заставит по-другому смотреть на вещи (а ещё вы сможете помочь детям)


Потом всё закрутилось, я пыталась вынырнуть из волны и найти Гришу, потом я и его оттолкнула подальше, как могла. Помню, что кричала (пыталась) «Плыви, догоню!». Чтобы он старался плыть вперёд, а не держаться поближе.

Я не знаю, чего он больше боялся (за себя или за меня), но говорил что-то вроде «Мамочка, плыви». За всё это время он ни разу не дотронулся до меня. Мой очень плохо плавающий 9-летний сын, ненавидящий погружение головы под воду, ни разу не дотронулся до меня, не попытался схватиться, чтобы отплеваться и передышаться, несмотря на панический страх в глазах.

kak-ya-chut-ne-utonula-s-dvumya-detmi-v-more-chemu-neobkhodimo-uchit-detei-na-vode-3

Я больше всего боялась, что он это сделает. Потому что в этот момент кончилось бы всё. Я не смогла бы даже отцепить его от себя. Не было ни времени, ни сил на это. Пока я отрывала бы испуганного ребёнка, нас бы отнесло ещё на пару метров, а там уже – всё. Там ещё хуже волны, сильнее и быстрее обратное течение.

А потом я была в волнах, Гриша далеко от меня, но ближе к берегу. А Алиса – вдруг оказалась на берегу. Она – выплыла. Я её оттолкнула, она нырнула под воду, а потом почувствовала дно, встала и выбралась на берег (это она рассказала позже).

В этот момент мне вдруг стало невероятно легко. Она будет живая, у неё всё (ну, не всё) будет хорошо.

В этот момент я, в принципе, смирилась с тем, что нам с Гришей не выбраться. Он плохо плавает, а у меня почти нет сил. Сейчас мы утонем, зато она вылезла. Очень лёгкое и мирное ощущение.

1

Помощь

В тот момент я помнила, что нужно делать в rip current. Нужно плыть поперёк. Не к берегу, борясь с течением, а поперёк него, параллельно берегу, выбираясь из течения по максимально короткому пути. Но поперёк – это от Гриши. А Гриша был внутри течения. Я не могла плыть от него. И пыталась плыть к нему. Наверное, как раз туда, куда не нужно. Как кролик в свете фар. Но я не могла отвернуться и плыть в другую сторону. Между волнами я ловила взглядом светлую голову, почти не заметную среди рушащейся вниз воды.

А потом та семья туристов вскочила и бросилась в воду. Их отец – ко мне, два сына лет по 12-14 – к Грише, а мама – к местным в ресторан. Алиса их позвала. Не знаю, на каком языке.

Мужчина быстро доплыл до меня. А дальше – он был высокий и стоял на дне. И держал меня. Но выйти со мной не мог. Ни шага не мог сделать со мной в сторону берега. А я только мысками цепляла песок, а встать на дно не могла.

А мальчишки держали Гришу и не могли вытащить, но и не давали утонуть и дали передохнуть (он рассказал). Вот только несколько минут спустя стало очевидно, что теперь и они не смогут больше выйти.

Потом появилась их мама с местными ребятами, они тащили спасательный круг на верёвке. Полезли к детям в воду, бросили им круг, как же мне стало легко! Всё, Гришу вытащат. Но мой кошмар не кончился. Круг сломался пополам. Дети соскользнули обратно в волны.

И Гришу унесло сильно глубже. Мальчики остались ближе к берегу, а этот маленький, почти не плавающий и совершенно точно уже уставший детёныш – на глубине.

Тогда я стала толкать моего спасателя к Грише. Вырвалась у него из рук и начала орать, чтоб шёл к ребёнку, потому что я-то ещё поплаваю, а этот сейчас утонет точно.


Читайте также: Устали от ребёнка – нормально ли это


Очень странное ощущение. С одной стороны, я уже согласилась утонуть. Уже поняла, что шансов у нас почти нет. И это совершенно не было страшно. Было жалко не нас, а Алису. Конечно, она бы добралась в Москву, но ей было бы куда хуже, чем нам. Нам было бы всё равно. Тогда казалось, что тонуть – очень гуманно. Наверняка не больно, мягко, прохладно. Мозг молодец, он отлично отрабатывает на уменьшение негатива. Никаких, кстати, «вся жизнь пронеслась» и прочей лабуды. Но лучше б подсказал нырнуть, как Алиса. Наверное, внутри воды проще выплыть.

Но страшно всё равно было. Не утонуть, а не успеть сделать то, что сделать ещё возможно. Я не знала, сколько раз ещё Гриша вынырнет из одной за другой топящих его волн, но там на берегу про нас уже знали. И тут был большой сильный мужик. Не дождаться пару минут – вот это было страшно. Если он не вынырнет, а через минуту меня вытащат, — вот это самое поганое, что с нами могло случиться.

В общем, дяденька не хотел, но пошёл к Грише. И потом то ли я до них доплыла, то ли он вернулся ко мне. Не знаю. Но мы оказались на вот этой границе дна и его отсутствия. Втроем стояли двумя самыми длинными нашими ногами на земле. Я держала правой рукой нашего героя за плечо. А левой, как клешнёй, вцепилась в Гришину руку. Знала, что не выпущу его ни за что. Потому что это был край того, откуда ещё можно было выбраться. Гриша просил отпустить и хотел плыть вперёд (потом сказал, ему было страшно на месте, и хотелось пытаться выплыть). Кажется, я его слегка топила. Но не отпустила бы ни за что.

Спасение

А потом вернулись ребята с берега с сёрфом, привязанным к верёвке. Они знали, что подойти к нам не смогут (иначе сами не вернутся). Что нужно, стоя по колено, закидывать нам что-то плавучее и вытаскивать за веревку.

И вытащили. Сёрф (не с первого раза) добросили до нас, я закинула на него Гришу и себя, и мужик там этот тоже в нас вцепился вместе с сёрфом.

А потом этот мужчина с местными вытащили и его сыновей. Как мне было в тот момент страшно, что их вдруг не достанут! Что нас достали, а их унесёт!

Потом нас всем рестораном поили водой и вытирали полотенцами. И мы пошли домой. Пообнимались, рассказали друг другу, как боялись, сказали друг другу спасибо за правильное поведение. И поехали кататься по острову на мопеде. Ели мороженое и куриный шашлык, качались над речкой на тарзанке — в общем, я объяснила детям, что не хочу оставлять это воспоминание последним в нашей полуторамесячной поездке. Неправильно сейчас в нём повторно утопиться.


Читайте также: Несколько интернет-историй о любви и близких людях


На следующее утро мы ещё раз сходили к морю. Помочили ноги и покопались в песке. Попрощались с ним. Сказали спасибо, что отпустило. Обсудили обратное течение. Разглядели его все вместе. Разобрали свои ошибки. Но кошмар в голове остался. Каждый раз, когда мы устаём, мы опять тонем в тех волнах. Дети говорят, у них то же самое.

Итак, в двух словах

Очень важно научить детей (и знать самим), как правильно вести себя на воде, когда устал или страшно. Что ни в коем случае нельзя хватать других. Что держаться можно только аккуратно или там, где разрешили.

Когда плывёте с плохо плавающим ребёнком на глубину, договоритесь заранее и отрепетируйте у берега или в бассейне, как он будет вести себя, когда устанет: положит руку сверху на ваш плечевой сустав. Это можно сделать и молча, если трудно говорить из-за воды во рту. А вы сразу поймёте – нужно помочь. В спокойной воде плыть так легко даже с большим тяжёлым ребёнком, а ему – это большая помощь и возможность передышаться (я сейчас не про волны и течения, конечно).

А что касается моря и течения, даже не знаю, какое дать напутствие. Будьте ещё в сто раз осторожнее (когда с детьми, взрослый раньше почувствует «не то», хотя и взрослые тонут много). Смотрите глазами. Верьте себе, если кажется, что что-то не так. Да, море бывает разным в разные дни. И если вчера оно играло, сегодня в том же месте может убить.

PS для тех, кто не читал весь текст: мы не пошли плавать. Всё началось на глубине детского «по пояс».

Источник: Hipstamama.ru

 

Поделиться

Читайте также

Как белорусы воспитывают своих детей, обеспечивают их образование и развитие, кто больше удовлетворен жизнью и счастлив: мужчины или женщины. Ответы на эти вопросы – лишь малая часть разносторонней статистической информации, которую удалось собрать Белстату.

Для этого в 2019 году был проведён шестой раунд многоиндикаторного кластерного обследования домашних хозяйств для оценки положения детей и женщин в Беларуси (МИКС 6). Эта работа была организована по проекту международной технической помощи при финансовой поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), Европейского союза, Всемирного банка, правительства России и Управления ООН по наркотикам и преступности.

МИКС – одна из самых крупных международных программ по обследованию домашних хозяйств. Для Беларуси это исследование является единственным источником информации по таким показателям, как детский труд, воспитание детей, их развитие в раннем возрасте. Изучаются бытовые условия, отношение женщин и мужчин к домашнему насилию, сексуальное поведение молодых людей, удовлетворенность жизнью.

Большой срез данных на презентации итогов МИКС в Минске дала начальник Главного управления статистики уровня жизни населения и обследований домашних хозяйств Национального статистического комитета Инна Коношонок. По её словам, в обследовании приняли участие почти 8,7 тыс. домашних хозяйств Беларуси, проживающих в регионах и столице.

Особый акцент был сделан на семьях с детьми в возрасте до 5 лет, поскольку большой блок вопросов касался воспитания и обеспечения всем необходимым детей на ранних этапах жизни. В итоге собрана информация о 3,5 тыс. белорусов младше 5 лет и ещё о более 2,8 тыс. детей 5–17 лет. В опросах участвовали в основном взрослые:

  • женщины в возрасте 15–49 лет,
  • мужчины – 15–59 лет.

Обследование МИКС проводится в Беларуси уже в третий раз (наша страна участвовала в раундах в 2005 и 2012 годах) – и заметны улучшения по многим показателям.

o-schaste-detyakh-otnosheniyakh-v-seme-belorusy-otvetili-na-voprosy-belstata-1

Счастье субъективно

Исследование, помимо общих итогов, дало объективные данные по 21 показателю достижения Целей устойчивого развития, в том числе в разрезе регионов. Качество жизни и условия проживания людей по многим параметрам дают повод для оптимизма. Доступ к базовым услугам – электричеству, питьевой воде, санитарно-гигиеническим условиям, системе социальной защиты, технологиям имеет почти всё население Беларуси.

У респондентов интересовались, испытывали ли они в последнее время какие-то формы дискриминации в отношении себя. Подобный личный опыт имели только 4,8% женщин и 4% мужчин. Улучшается ситуация с вовлечением в социум людей, которые имеют функциональные ограничения (инвалидность).

За последние три года жертвами нападений и ограблений стали 2% женщин и 3% мужчин, четверть пострадавших подали заявление в милицию.

Исследовалось и такое явление, как боязнь стать жертвой преступления. По сути, речь идет о чувстве защищенности, которое присутствует у людей, например, когда они идут одни по улице в своём районе. Из опрошенных женщин 64,5% сказали, что чувствуют себя в безопасности, мужчин оказалось больше – 95,3%. При этом 11% женщин и 1% мужчин отметили, что не ходят одни в тёмное время суток.

 

В целом субъективная оценка удовлетворенности жизнью оказалась довольно высокой. По десятибалльной шкале женщины в возрасте 15–49 лет поставили в среднем 7,2 балла, мужчины – 6,8. Молодёжь до 24 лет более позитивна:

  • девушки удовлетворены жизнью на 7,5 балла,
  • парни – чуть более 7 баллов.

Уровень благосостояния почти не сказался на ответах респондентов, как и семейное положение. Зато с ростом уровня образования растёт и ощущение счастья.

Счастливыми себя считают 90% женщин и 86% мужчин (среди молодежи – ещё больше). Положительно оценили изменения в своей жизни за последний год 60% девушек и 55% парней. Оптимистично смотрят в будущее 88% молодых женщин и 79% молодых мужчин. И в целом две трети мужчин и 73% женщин полагают, что через год их жизнь станет лучше.

o-schaste-detyakh-otnosheniyakh-v-seme-belorusy-otvetili-na-voprosy-belstata-2

Мать и дитя

Здоровье матери и новорожденного в Беларуси находится под пристальным вниманием государства. В течение двух лет, предшествовавших проведению обследования, все опрошенные женщины как минимум 4 раза посещали гинеколога. Примечательно, что для наблюдения беременности мамы прибегают не только к бесплатным услугам: 30% женщин в дородовый период пользовались как бесплатными, так и платными услугами, а 3% – только платными. В большинстве таких случаев решение обратиться за помощью к платному специалисту поддерживалось мужьями или партнёрами будущих мам.

Опрос показал, что в Беларуси роды проходят исключительно в присутствии квалифицированных медработников, большинство – в организациях здравоохранения. «Высокая доля таких родов является важным фактором для снижения угрозы здоровью матери и ребёнка», – отметила Инна Коношонок.

Почти 60% матерей с новорожденными находятся под наблюдением квалифицированных медработников в учреждении в течение 3–6 дней после родов. И около 40% – 7 дней и более. После выписки новоиспечённых мам и их малышей посещают на дому. В целом каждый новорожденный в стране обеспечен послеродовым наблюдением со стороны медработников, заключила представитель Белстата.

Как известно, в Беларуси довольно напряженная ситуация с рождаемостью. По-прежнему большинство семей решается только на одного ребёнка. При этом 36% опрошенных женщин фертильного возраста хотели бы родить (ещё одного) ребенка, 50% – предпочли бы (больше) не иметь детей, 3% не могут забеременеть и 11% не определились со своими намерениями.

 

Среди тех женщин, которые хотели бы родить ребёнка, более половины планируют беременность в ближайшие пять лет. Среди замужних, у которых уже есть один ребёнок, на второго в ближайшие пять лет готовы решиться 77%.

Больше настроены на материнство молодые белоруски до 24 лет, причём как состоящие в отношениях, так и одинокие. Тем не менее планирует рожать и каждая пятая женщина в возрасте 35–39 лет и 6% – в возрасте 40–49 лет.

Способности ребенка – забота родителей

В Беларуси доля малышей 2-4 лет, которые испытывают трудности как минимум в одной из сфер жизнедеятельности (зрение, слух, ходьба, мелкая моторика, общение, обучение, контроль поведения), составила менее 2%. Чаще всего встречаются трудности в общении и обучении. Что касается детей 5 лет и старше, то функциональные трудности как минимум в одной сфере испытывают уже 5%, чаще всего – в обучении, контроле поведения, способности заводить друзей и состоянии тревоги.

o-schaste-detyakh-otnosheniyakh-v-seme-belorusy-otvetili-na-voprosy-belstata-3

Период быстрого умственного развития ребёнка, как известно, приходится на первые 3–4 года жизни, поэтому от программы дошкольного образования в этом возрасте и участия родителей зависит очень многое. В Беларуси девять из десяти малышей вовлечены в образовательные программы для раннего возраста. Многие родители также озабочены развитием детей дома: более 90% малышей заняты как минимум 4 видами деятельности, которые способствуют подготовке к школе. Родители читают вместе с ними книги, учат считать, вместе играют, рисуют и поют. Такая деятельность в основном ложится на плечи мам, папы занимаются с малышами в три раза меньше.

Результат таких комбинированных усилий – индекс детского развития в раннем возрасте (3–4 года), который в Беларуси составил 87%. Несмотря на очень хорошие показатели физического и познавательного развития, а также высокий уровень развития социально-эмоционального, навыки чтения и счёта сильно отстают от нормы (в том числе международной). Менее 40% детей развиваются по этому показателю в соответствии с возрастом.

Кроме того, опрос показал, что маленькие дети (младше 5 лет) всё ещё бывают оставлены дома одни без должного присмотра. Хотя процент уменьшился за последние семь лет.

Кому школьная наука по зубам

Инна Коношонок рассказала, что уровень школьной подготовки детей 7–14 лет рассчитывался, как и прочие по этой теме, по международным стандартам. И хотя общий показатель грамотности составляет 100%, есть нюансы.

Впервые в Беларуси была рассчитана доля учащихся 2–3-х классов, которые достигли минимального уровня владения навыками чтения и математики. Показатели являются прямым индикатором результатов обучения: задания для детей основывались на общих навыках для этого уровня. Оказалось, что школьники в этом возрасте лучше справляются с чтением, чем с математикой. Правильно прочесть 90% слов рассказа и ответить на вопросы (три – на буквальное понимание рассказа и два – на логическое) смогли 81%. Девочки продемонстрировали большие успехи (85% против 77% у мальчиков). А вот счёт без проблем дается только 66% ребят. Как итог, не всем удается догнать сверстников до окончания младшей школы и позже: в возрасте 10–14 лет еще 13% детей не развивают основополагающие навыки чтения и 15% не справляются со счетом.

Есть и ещё один, пусть небольшой, но разрыв в уровне развития младших школьников: в городах и в семьях с более высоким доходом дети более развиты.

«Ещё одна новая тема в МИКС – участие родителей в образовательном процессе своих детей. С учителями успеваемость своих чад обсуждают 90%, в среднем 68% мам и пап помогают школьникам делать домашние задания. Эта помощь варьируется от 93% в отношении детей в возрасте с 6 лет до 23% – с 14 лет», – привела цифры Инна Коношонок.

Занятный факт: по международным критериям должен учитываться такой показатель, как наличие дома у детей 7–14 лет трех или более книг для чтения. Разумеется, этот показатель приближается к 100%, только 3 книги – явно маловато.

Детский труд

Эксплуатация детского труда в мире должна быть исключена. Вместе с тем кое-что дети делать должны – в целях воспитания и развития. Есть определённый порог для трудовой деятельности и работы по дому для разных возрастных категорий. Под трудовой деятельностью понимают оплачиваемую или неоплачиваемую работу в семейном бизнесе, работу на земельном участке, уход за сельскохозяйственными животными, изготовление или продажу товаров и продуктов собственного производства. Работа по дому включает готовку, мытье посуды, уборку, стирку, поход в магазин, присмотр за младшими детьми или престарелыми, больными, сбор дров и подобное.

Так вот, младшие дети до 11 лет могут привлекаться к трудовой деятельности меньше чем на час в неделю и не более 21 часа посвящать домашним хлопотам. Для ребят 12–14 лет пороговые значения 14 часов и 21 час в неделю соответственно, для подростков 15–17 лет – 43 часа трудовой деятельности.

Обследование показало, что в Беларуси не более 4% детей в целом вовлечены в различные формы детского труда, правда, в сельской местности этот процент больше. Подростки в возрасте 12–17 лет (по международным критериям) не вовлечены в детский труд вовсе.

 

Бить или не бить

Впервые в рамках обследования был включён блок об отношении к домашнему насилию. Комплекс наводящих вопросов позволил выявить некоторые несоответствия в мыслях и действиях белорусов. С одной стороны, лишь 9% матерей считает, что для должного воспитания детей должно применяться физическое наказание. При этом реально этот метод используется в отношении четверти детей. Младших детей в основном наказывают физически, в то время как на подростков родители предпочитают давить психологически. В целом насильственные методы дисциплинирования (как физическое наказание, так и психологическое давление) испытывают на себе 57% детей до 14 лет по всей Беларуси. Ещё 40% воспитываются ненасильственными методами.

Что касается отношений между полами, то основная часть населения отрицательно высказалась по поводу домашнего насилия. Менее 4% опрошенных считают, что муж или партнёр вправе ударить супругу или партёершу хотя бы в одной из следующих ситуаций: если она выходит из дома, не сказав ему об этом; если не заботится о детях (наибольший процент); если возражает мужу, отказывает в половой близости; если пригорает еда на плите.

o-schaste-detyakh-otnosheniyakh-v-seme-belorusy-otvetili-na-voprosy-belstata-4

Пить или не пить

Дополнительно в обследование был включён блок для изучения того, как много алкоголя потребляет население Беларуси. Один из главных выводов – белорусы стали пить меньше. Алкоголь в течение последнего месяца перед опросом потребляли менее половины женщин и 2/3 мужчин. В возрасте до 15 лет спиртные напитки попробовали 3% опрошенных женщин и 7% мужчин.

Все показатели ниже соответствующих в 2012 году. Тогда, например, 61% женщин и 74% мужчин признались, что в течение последнего месяца пили спиртное.

Важно и то, что МИКС подтвердил итоги предыдущего исследования Белстата по новой методике: тогда удалось посчитать, сколько белорусы потребляют незарегистрированного алкоголя. Новая информация за 2019 год позволит представить точный показатель во Всемирную организацию здравоохранения.

БЕЛТА

Фото: Depositphotos, pexels

Читать дальше

6 марта 2022 года в городском парке культуры и отдыха Бобруйска пройдёт театрализованный праздник «Масленица» (5+).

Время проведения – с 12 до 14 часов.

В программе традиционные мероприятия – столб с петухом и подарками, сжигание чучела зимы, театрализованное представление, концертная программа, огненное шоу, катание на лошадях, развлечения и спортивные состязания.

А ещё бобруйчане смогут впервые в этом году прокатиться на аттракционах, которые начнут свою работу с 12.00.

В широком ассортименте на празднике будут представлены блины с различными начинками, чай и другая продукция общепита.

Адрес: ул. Интернациональная, 45а, телефон для справки: 73-15-15.­

 

Читать дальше