Время читать Эфраима Севелу: «Земля жаждет чуда»

Драма режиссёра Эфраима Севелы, уроженца Бобруйска, «Колыбельная» снята в 1986 году. Фильм состоит из трёх новелл. Все события кинокартины происходят во время Второй мировой войны.

Перед вами киносценарий одной из этих новелл.

1. Экстерьер. Лес.

(Ночь)

Белёсые облака, как месиво паутины. Как космы старушечьих волос. Бегут, тянутся, извиваясь и тая. И сквозь них проступает неясный болезненный свет.

Призрачный свет озаряет дремучий лес. От исполинских сосен чёрные тени пиками ложатся на большую поляну. Девственный дерн. Мягкий слой истлевающих игл.

И как рана, как страшная язва — глубокая яма, свежевырытая траншея через всю поляну с жёлтым бугром песка по краю. Лунный свет режет чёрной тенью золотую стенку ямы.

Тихо. До звона в ушах. Этот звон нарастает до рокотов моторов, и в библейский покой врывается рев тяжёлых автомобилей.

При свете луны, как из небытия, выплывают на поляну грузовики с кузовами, полными людей, как сельдей в бочке.

Рвутся с поводков у солдат бешеные сторожевые псы. Подгоняемые солдатами, люди спрыгивают с кузовов на землю. Большие люди и маленькие. Женщины и мужчины. Дети.

Мы не видим их лиц. Мы видим силуэты. Вот они уже выстроены у края рва, спиной к пропасти — неровная цепочка темных силуэтов. Большие и маленькие. Древние, как патриархи, старцы и несмышлёные малыши.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-1

А напротив, у подножия могучего дуба, тоже силуэты — солдаты, устанавливающие пулемет, деловито заправляющие магазин бесконечной патронной лентой. И силуэты сторожевых псов, нервно поскуливающих и облизывающихся в предвкушении крови.

Только собачий вой и слышен. Люди же молчат. Молчат палачи — они заняты установкой пулемета. Молчат тёмные силуэты у края рва. Их участь — ждать.

Солдаты легли за пулемет, и его ребристый ствол с прицельной планкой плотоядно поплыл по безликим силуэтам, большим и маленьким, как по мишеням в тире, выбирая, с кого бы начать, в кого первого плюнуть огнем.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-2

В узкой прорези прицела, как в тесной рамке, возникают и исчезают не люди, а призраки. А ребристый ствол всё движется, пресыщенно выбирая, облюбовывая, на ком бы остановиться, в кого бы метнуть смертельный кусочек свинца из первого патрона длинной ленты, свисающей до земли.

И замер, найдя. Чёрное отверстие дула застыло на силуэте женщины с младенцем на руках. Знакомом до боли силуэте.

В прорези прицела стояла ОНА. Богоматерь. Мадонна. Рождённая кистью Рафаэля.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-3

И уже не силуэт, а всю её видим, озарённую светом изнутри. И это юное прелестное лицо, и эту неповторимую улыбку, обращённую к младенцу на её руках.

Сикстинская мадонна стоит перед пулеметом. Но в отличие от той, библейской, она мать не одного, а двоих детей. Старший ребёнок — мальчик, лет десяти, кудрявый и черноволосый, с глазами, как вишни, и оттопыренными ушами, ухватился за юбку матери и недоуменно глядит на пулемет.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-4

Стоит такая гнетущая, зловещая тишина, что хочется закричать, завыть. Словно замер весь мир, остановилось сердце вселенной. И вдруг в этой жуткой тишине неожиданно послышался тихий плач ребёнка.

На руках у мадонны заплакало дитя. Земным, обычным плачем. И таким неуместным здесь, у края могилы, перед чёрным отверстием пулеметного дула.

Мадонна склонила лицо к нему, качнула дитя на руках и тихо запела ему колыбельную.

Древнюю, как мир, еврейскую колыбельную, больше похожую на молитву, чем на песенку, и обращенную не дитяти, а богу.

Про беленькую козочку, которая стоит под колыбелью у мальчика.

Про беленькую козочку, которая пойдёт на ярмарку и принесёт оттуда мальчику гостинцы: изюм и миндаль.

И утихло дитя на руках у мадонны.

А колыбельная не умолкла. Рвется к небу, как мольба, как вопль. Уже не одна мадонна, а десятки, сотни женских голосов подхватили песню. Вступили мужские голоса.

Метнула в небо мольбу вся цепь людей, больших и малых, расставленных у края могилы, и заметался, забился под луной их предсмертный крик, захлебнувшись в сухом неумолимом стуке пулемета.

Отстучал пулемет. Умолк, насытившись. Нет у края рва ни одного человека. Нет и самого рва. Он наспех засыпан. И через всю поляну, из конца в конец по девственному дерну тянется, как шрам, жёлтая песчаная полоса.

Ушли, пристыженно гудя моторами, крытые грузовики.

У подножия дуба уже нет пулемета. Лишь горки пустых стреляных гильз отливают латунью в лунном свете.

Только эхо колыбельной перекликается в лесу, мечется среди оцепеневших от ужаса сосен.

Луна глядит на поляну, на жёлтый песчаный рубец. Золотится песок, шевелится, словно дышит, вздыхает от горя.

Нет, это не привиделось.

Песок вздрогнул, осыпаясь, и из могилы показалась голова. Чёрная кудрявая голова мальчика с оттопыренными по-детски ушами. Это старший сын мадонны.

Он уцелел, прикрытый телом матери. И вылез с того света, из чёрного мрака, из груды мёртвых тел. Он стоит на жёлтом песке и чёрными, как вишни, глазами смотрит на этот свет. На луну. На дремучий лес кругом. И мальчику становится страшно, как стало бы страшно любому его сверстнику, очутись он ночью один в лесу.

Впереди шевельнулась тень. Из-за могучего дуба, оскользаясь по стреляным гильзам, вышел католический ксендз в чёрной сутане. Старый, как дедушка из сказки. С глубокими морщинами на бритом лице. И печальными, всё понимающими глазами.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-5

Он подошёл, задыхаясь, к жёлтой полосе песка и стал перед мальчиком.

Мальчик молчал и смотрел в его старые глаза.

Мальчик:

- Я хочу жить.

Ксёндз (тяжело вздохнув):

- При одном условии.

Мальчик:

- Каком?

Ксёндз:

- Это последние слова, что ты произнёс. Ты — немой. Ты не умеешь говорить. И тогда, возможно, останешься жив. Согласен?

Мальчик хотел было ответить, но, спохватившись, только кивнул. Ксендз печально улыбнулся и взял его за руку.

2. Экстерьер. Деревня.

(Утро)

Среди дремучего леса затерялась, укрылась от всего мира деревушка, и в ней, среди убогих избушек, устремил в небо островерхий шпиль красный кирпичный костёл.

3. Интерьер. Жилище ксёндза.

(Утро)

На низком, тёмном потолке между тяжёлых балок горит, коптя, керосиновая лампа. С деревянного распятия на стене смотрит Христос на ксёндза с закатанными рукавами сутаны, склонившегося над большим деревянным корытом, из которого струится пар. В корыте сидит по грудь в воде мальчик. Голый. Грязный, в крови, одежда его лежит на полу у корыта. Деревянным черпаком ксёндз набирает воду из деревянной бадьи и поливает голову мальчика.

Скрипит дверь. Ксёндз в испуге оглядывается. В дверь просовывается старуха-экономка в ночном чепце. Ксёндз машет на неё руками и запирает за ней дверь на щеколду.

Мальчик стоит в корыте, вытираясь простыней. Ксёндз заботливо протирает ему глаза, уши.

4. Интерьер. Костёл.

(Утро)

В костёле — прохлада и покой. Под расписанными сводами мягко плывут звуки органа, навевая тихую печаль, уводя от земных забот и горестей.

Идёт воскресное богослужение. Старый ксендз, в белом облачении, с кружевной пелериной на плечах, направляется к алтарю, и за ним следуют парами двенадцать мальчиков, тоже в белом и с кружевными пелеринами вокруг тонких шей.

Двенадцать мальчиков. Одиннадцать светлоголовых и один с чёрными кудрями и с чёрными, как спелые вишни, глазами. Он новенький, и белые головки с любопытством оглядываются на него.

Мальчики (переговариваясь):

- Он немой…
- Ни слова не может сказать, только мычит…
- Наш ксёндз подобрал его… сироту… убогого…

Обитатели деревушки заполнили костёл и с благоговением слушают проповедь ксёндза. Эти люди ищут утешения в его словах, потому что жизнь вокруг безжалостна и многих из них она пометила своей печалью. Здесь безногие и одноногие, безрукие и слепые, обрубки человека, изувеченная плоть.

И тянутся они к старому ксёндзу, как испуганные дети, и поверяют ему свои горести и тревоги.

Жители деревушки:

- Спаси, отец, нет больше сил… не дожить до светлого дня.
- Дочку угнали на каторгу, последнее дитя отняли.
- Сына повесили… такой был молоденький… убит.
- Корову отняли… чем деточек кормить?

Ксёндз (печально глядит на горе людское и беспомощно шепчет:

- На чудо уповайте… другого спасения нет.

5. Интерьер. Костёл.

(День)

В опустевшем после службы костёле одиноко бродит черноголовый мальчик в белой кружевной пелеринке. Всё здесь ему непривычно и чуждо. И серебристые трубы органа, и обнажённая фигура Христа, прибитого гвоздями к кресту, и библейские картины на витражах в стрельчатых узких окнах.

Что-то знакомое угадывает он в каменных фигурах в нишах храма.

Старцы с еврейскими лицами. Святые. Где видал он их? Почему так знаком ему их облик?

Да ведь такие же старики стояли рядом с ним у края могилы. И так же глядели на убийц своих. Мудро и всезнающе. Теперь они глядят на него, маленького еврейского мальчика в белом облачении служки христианского храма. Глядят понимающе и сочувственно.

А в этой нише — мадонна с младенцем. Из камня лучится материнская улыбка. До жути знакомая.

Мальчик (зовёт):

- Мама...

И будто дрогнул, потеплел камень, и мать подняла глаза от младенца к своему старшему сыну.

Глубоко-глубоко, в неизбывной печали вздохнул всеми трубами серебристый орган, и поплыла под сводами густая мелодия той колыбельной, похожей на молитву, и голос мамы сорвался с каменных губ, зашептал мальчику слова о белой козочке, что стоит под его колыбелью и скоро пойдет на ярмарку купить ему гостинцев: изюм и миндаль.

И все святые в своих нишах поддержали низкими мужскими голосами.

А орган, вздыхая, вторил им и уводил молитву под купол храма.

vremya-chitat-efraima-sevelu-zemlya-zhazhdet-chuda-6

Старый ксёндз нашёл мальчика распростёртым на полу костёла у подножия каменной мадонны и унёс его на руках.

6. Экстерьер. Поле.

(День)

Колышется под дуновением ветерка золотое море ржи. У края поля женщины жнут рожь. Серпами. Как в далёкую старину. И одеты они, как в давние времена, в длинные холщовые юбки. На головах чепцы. На ногах деревянная обувь. Ни одного мужчины в поле. Одни женщины. Молодые и старые. С отрешёнными в своём женском одиночестве, увядающими лицами.

За их спинами остаются на жнивье туго стянутые золотистые снопы.

7. Экстерьер. Луч.

(Вечер)

Два могучих коня, распустив хвосты и гривы, играют на лугу в любовные игры, от страсти вставая на дыбы. Воздух сотрясается нетерпеливым ржанием.

А на краю луга танцуют девушки. Бесстрастно и печально. Потому что нет им пар. И танцуют девушка с девушкой, став в два ряда лицом к лицу, не касаясь телами друг друга. Движутся медленно и плавно. Как в полусне. Длинные юбки, распахиваясь, открывают крепкие ноги, под кофтами вздымаются в неутолённой жажде ласки большие созревшие груди.

А играет им на флейте парень — инвалид: из штанины торчит голый обрубок ноги.

Девушки в танце усмиряют свою плоть, подавляют своё естество.

И лишь кони ликуют в любовном танце, дают полную волю страстям.

Сладостный колокольный звон плывёт над землей.

8. Интерьер. Костёл.

(Вечер)

Идёт служба в храме. Двенадцать мальчиков в белых одеяниях шествуют за ксёндзом. Ангельскими голосами поют мальчики. Поют одиннадцать белоголовых, темноволосый молчит. Он немой.

Брюнет глазами косит на каменную мадонну с младенцем. На ее неподвижном лице возникает сочувственная улыбка.

 

9. Экстерьер. Берег реки.

(День)

У самого костёла под обрывом река. Мальчики в белых пелеринках после службы в храме шумно сбегают вниз по песчаному откосу, на ходу раздеваясь.

Мальчики (немому):

- Эй, немой, идём купаться!

Черноголовый мальчик не раздевается, мотает головой, показывая, что плавать не умеет.

Мальчики (не отставая от него):

- А мы научим!

Они с хохотом хватают его за руки и за ноги и, раскачав, бросают в реку. Он погрузился в воду с головой и, вынырнув, стал судорожно барахтаться в намокшей белой пелеринке.

За поворотом реки, скрытые обрывом от постороннего глаза, купаются женщины. Нагишом. Одна другой краше. Крепкие красивые тела. Полные женственности, неутоленной жажды неги и ласки.

На крики мальчишек женщины стали выбегать из воды и, кутаясь в простыни, облепившие их тела, потянулись вверх по обрыву.

Шедший из храма народ бросился к реке, привлечённый криками мальчишек. Вышел из костёла и ксёндз.

Черноволосый мальчик снова появился над водой, пуча глаза и захлебываясь.

Мальчик (вдруг закричал):

- Помоги-и-и-те!

И все на берегу, от мальчишек до стариков, замерли.

Прихожанин (ахнув):

- Немой заговорил!

Люди (закричали все вместе):

- Чудо!
- Чудо!
- Немой заговорил!
- Господь явил нам чудо!

Калеки и уродцы (пали на колени и простерли руки к небу):

- Чудо!
- Чудо!

Мальчик (закричал из последних сил):

- Помоги-и-и-те!

И снова погрузился в воду.

Мальчика извлекли из воды уже бездыханным.

Над ним хлопочут женщины, купавшиеся в речке. Стаскивают с него одежду. И когда они сняли с него штанишки — отпрянули от неожиданности, зашептали друг другу в уши.

Жители деревушки:

- Еврей!
- Евреем храм опоганили!

И гнев толпы стал накаляться.

Ксёндз, задыхаясь, протолкался к мальчику, грузно опустился на землю, дрожащими руками снял с него белое облачение с кружевной пелериной. Поднял нагого мальчика на руки и приподнялся с колен.

Толпа от него отшатнулась.

На руках у ксёндза, как Христос, снятый с креста, лежал неподвижно еврейский мальчик.

Ксёндз направился в костёл, переступая через калек, лежавших на его пути.

Толпа, всё больше разъяряясь, хлынула за ним. Замелькали над головами костыли. Оскалились беззубые рты.

10. Интерьер. Костёл.

(День)

В пустом костёле стоит с мальчиком на руках ксёндз. Широкий рукав его сутаны перекрыл чресла ребёнка.

Одобрительно улыбаясь, взирают на священника каменные апостолы из своих ниш.

И мадонна улыбается ему.

Вздохнул, заплакал мелодию колыбельной. Заметалась, забилась под куполом храма песня-мольба.

Ползут по ступеням, заполняют костёл обрубки людей. Испуганные лица.

Калеки и уродцы:

- Чудо!
- Чудо!
- Немой заговорил!
- Господь, яви нам свою милость!

Но эти голоса заглушают другие. Остервенелые, разъяренные.

Жители деревушки:

- Осквернил святыню!
- Опоганил храм!

Ксёндз склонил лицо к ребёнку. Приложил ухо к его ребристой груди, и губы его тронула улыбка. Ксёндз:

- Он жив!

Жители деревушки:

- Воскрес!
- Воскрес!
- Воскрес!

Улыбнулись апостолы. Улыбнулась мадонна.

Мощный хор сотряс своды костёла.

Коленопреклоненная толпа устремилась к ксёндзу и пала перед ним ниц.

Мальчик шевельнул рукой и обхватил ею шею ксендза. Он открыл глаза и улыбнулся людям.

«Э. Севела. Собрание сочинений», том 6. – Изд-во «Грамма», Москва, 1997.
OCR: Гершон. г. Хеврон.

Смотреть фильм «Колыбельная».

К сведению.

Из интервью Эфраима Севелы Анатолию Козаку:

- Я помню премьеру «Колыбельной» в Московском Доме кино. Лента о евреях, страстная, пронзительная, которая говорила о Холокосте. Как родилась идея фильма?

- Это очень любопытная история. Примерно лет тридцать пять назад в Риге сошлись три молодых кинематографиста – Витас Жалакявичюс (поставивший потом нашумевший фильм «Никто не хотел умирать»), Варис Круминь (поставил позднее «Сына рыбака») и ваш покорный слуга, тогда ещё начинающий сценарист.

Мы сидели в ресторане «Астория». Там была изумительная латышская певица Мирдза, она исполняла песни разных народов, причём прекрасно передавая характер, интонации каждого языка... Вдруг она запела еврейскую колыбельную, под которую посетители ресторана-офицеры танцевали со своими дамами вальс-бостон. Все мы были охвачены необыкновенным волнением: еврейская песня в те годы, да ещё звучащая так проникновенно, страстно, искренне, словно это на самом деле пела еврейская мать над колыбелькой своего ребёнка...

Когда Мирдза закончила, мои товарищи, латыш и литовец, посмотрели на меня. Я сказал: «Ребята, клянусь вам, сколько бы времени ни прошло, но я когда-нибудь сделаю фильм, темой которого станет эта песня».

Прошло много лет – я сдержал свое слово. «Колыбельная» была поставлена с помощью американской кинокомпании, съёмки велись на польской земле. Американская «Чикаго сан таймс» назвала этот фильм одним из сильнейших произведений о судьбе еврейского народа в годы второй мировой войны. Лента состоит из трёх новелл:

  • «Белые ромашки» – о нежном, только просыпающемся чувстве между еврейскими мальчиком и девочкой, детьми-смертниками, ибо они оказались в гетто, которое вскоре санируется гитлеровцами.
  • «Безлюдье» – о еврее, узнике концлагеря, которому удается бежать, но его находит сторожевая овчарка и притаскивает, обессилевшего, обратно в лагерь.
  • «Предсказание кукушки» – о польском ксёндзе, спасающем от гитлеровцев еврейского мальчика, у которого расстреляны родители. Эта новелла – одна из самых моих любимых.

Поделиться

Читайте также

Бегал утром в парке. Встретил знакомого, мы с ним оба физкультурники. Он посмотрел на мои новые желтые кроссовки: «Да, хорошие! Только грязно сейчас. Хотя у тебя есть, кому их мыть». Ты о чем? – уточняю. «Ну ты же не один живешь, – усмехается. – Жена кроссовки моет». Нет, говорю, она их не моет. Я сам их мою. Приятель удивляется: «Странно. Такие вещи жена должна делать».

Вот это «жена должна» меня давно забавляет. Когда-то, ещё во времена тиранозавров, был выработан целый список под заголовком «Жена должна». И там пунктами: готовить еду, ходить в магазин, мыть посуду, гладить одежду, вытирать пыль, заниматься с детьми, солить огурцы, ну до фига всего, список огромный. Плюс – обязательно радоваться мужу, смеяться любой его глупой шутке, повторять: «Какой ты у меня молодец».

Этот список давно пора разорвать и сжечь вместе с опавшей листвой. Но нет! Во многих квартирах он на почетном месте, прижат к большому холодильнику магнитиком из Турции. А мужья знают его наизусть, лучше, чем расписание футбольных матчей.

Итак. Жена ничего не должна. Девочка не рождается на свет с мешком будущих обязанностей. Может, какие-то сумасшедшие бабушки еще зудят внучкам: «Учись готовить, убираться, стирать. В жены никто не возьмет!». Но пусть эти бабушки хлебнут корвалола и сядут наслаждаться истериками на ток-шоу В.Соловьева. Только не лезут со своей древней чепухой в наши кухни и души.

Жена ничего не должна.

Если только ей хочется, если у нее есть силы и время – пусть готовит, моет посуду или что там еще.

Скажем, моя первая жена очень любила и умела готовить. Ну я только радовался, я был тот ещё кулинар. А вторая жена совсем не любила и не умела. Какие проблемы? Я стал готовить сам и вполне преуспел и стал ловить этот кайф. Особенно мне удавались супы.

С первой и второй женой я расстался вовсе не потому, что они не делали каких-то вещей из дурацкого «списка», там были другие причины, сейчас не об этом.

Да, я уже в третьем браке. Жена хорошо готовит, но её, например, бесит мыть полы и всякую сантехнику. Какие проблемы? Это делаю я. У нас возникает лишь один спор – из-за посуды. Честно говоря, стараюсь это малодушно свалить на неё. Но когда я вижу: она устала, а посуды до фига – никогда не скажу: «Это ты должна». Мою сам. Мне совсем нетрудно на самом деле.

Семья – это сплошные компромиссы. Уступки, договоренности. Вот что главное. Причем, уступать большей частью должен мужчина. Именно потому что он сильнее. Уступать – талант сильного.

Но как только нормальная женщина слышит проклятое «должна» – ей хочется треснуть мужу по голове большой вазой. (Которая для цветов, но муж об этом давно забыл.)

Одна старинная знакомая недавно ушла от мужа, с которым прожила очень долго. Объяснила мне: «Понимаешь, дети уже выросли. А мне слушать двадцать лет вот это «ты должна» – ну просто осточертело. И я сейчас такая свободная и счастливая, ты не представляешь!».

Хорошо представляю, хоть и мужчина. Хоть и вырос при социализме, где тот проклятый список внушался девочкам с младенчества.

«Должен» – это вообще мужское слово. Мужчина точно всегда что-то должен. Это записано в его хромосомах. Как только он расслабляется и забывает об этом – превращается в домашнюю собачку вроде болонки. Только болонки хотя бы занимают не так много пространства. И не бубнят, что жена им что-то должна.

Алексей Беляков

Читать дальше

Она плакала, я утешал. Наконец, сказал довольно жестко: «Слушай, а хочешь самый правильный совет? Вот от лица мужчины». «Конечно!» – ответила Ира. И я дал ей этот совет.

Мы знакомы с Ирой давно. Со студенческих лет. Добрые приятели, ничего больше. Перезванивались, болтали обо всяком, изредка встречались. Ира долго не выходила замуж, лет до тридцати. Объясняла, что выбирала, думала, всё просчитывала. Она довольно рациональная девушка.

Наконец, вышла за Вову. У того был мелкий бизнес, что-то там с автосервисом. Сказал Ире: «Можешь не работать. О деньгах не беспокойся, я обеспечу». В общем, надёжный, серьёзный, обстоятельный. Мечта.

Так и жили, родилась дочка. Дела у Вовы шли хорошо, открыл ещё два автосервиса. Ира была бы счастлива абсолютно, если бы Вова не стал выпивать. Объяснял: много стрессов, надо снимать.

Однажды явился под утро, в прихожей уронил вешалку, захохотал. Ира вышла: «Потише, мы спим. И ляг в другой комнате».

«Чой-то в другой? – развязно спросил Вова. – Не указывай мне!»

Ира ответила, что выглядит он ужасно, от него воняет, и вообще она дико устала.

«Устала, блин? – Вова побагровел. – А от моего бабла не устала, а?»

Ира хотела уйти, но Вова её схватил, ударил об стену, потом кулаком по лицу. В спальне заплакала дочка. Но Вова будто спятил. Он не мог остановиться.

Потом вышел из квартиры, пару дней его не было. Вернулся молча, с Ирой не разговаривал.

Когда синяки немного прошли, Ира решила встретиться со мной. Пришла в тёмных очках. И я дал ей тот простой, единственно верный совет: «Беги от него. Возьми дочку и беги. К родителям, ещё куда-то, но беги. Не жди второго раза. Просто беги!»

Ира кивнула: «Ты прав».

Спустя неделю я ей позвонил. Она была весела: «Слушай, он валялся в ногах, каялся, даже чуть ли не плакал. Сказал, что никогда больше».

Я ответил: «Ну смотри, это твоя жизнь».

И мы не общались год, может, больше. Встретились случайно, в большом магазине, Ира была с дочкой, они покупали той платье. Поболтали о чепухе, я восхитился, какая у нее дочка красавица, рассказал бегло о семье, о детях. И когда расставались, её дочка вдруг спросила меня: «А ты тоже бьёшь свою жену?». Четырёхлетняя девочка задала мне такой вопрос. Я посмотрел на Иру. Та смутилась, приказала дочке не говорить ерунду. Они быстро ушли.

Ира перезвонила через день. Да, Вова продолжал её бить. Нет, не часто. Но примерно раз в три месяца это случалось. Потом обязательно каялся, потом говорил, что «никогда больше». Покупал кольцо или серьги.

– И чего ты ждёшь? – спросил я. – Чтобы убил или изувечил? У тебя дочка уже считает, что это как бы такой ритуал, что это нормально. Ира, беги! Хватай дочь и беги!

– Но куда? И как нам жить? Я не работаю уже шесть лет.

– Ира, неважно. Ты выдумываешь сейчас препятствия. А надо просто бежать. Именно это твоя проблема номер один, а не работа. Неужели ты этого не понимаешь?

– Понимаю… Но все-таки…

– Ира, беги!

Она ушла от Вовы. Но спустя восемь лет. Когда он действительно её чуть не убил. Когда сделал её душу инвалидом. Когда выросшая дочка уже бросилась на отца с молотком.

Я не знаю, почему она это терпела. Нет никаких денег и благополучия, ради которых можно сносить побои и кровь. Нет.

Сохранять иллюзию семьи? Опасная чушь. Дочка видит, как папа бьёт маму, какие ещё к черту иллюзии?

И самое главное – бежать надо сразу. Вот как только поднял руку – бежать. Не оглядываясь. Не слушая потом его клятвы, не принимая его слезы и кольца. Если случился первый раз – точно будет второй. И далее постоянно. Жизнь станет адом.

Не надо заявлений в полицию, им редко дают ход, а кроме того – это ещё череда унижений.

Просто спасать жизнь свою и ребёнка, бежать. Хоть с одной сумкой вещей. Хоть в пижаме. Бежать. Бежать. Бежать.

Алексей Беляков

Читать дальше

Женщинам предлагают номинировать себя на добавление в базу эксперток в сфере бизнеса и смежных профессиональных областях.

Центр поддержки женского предпринимательства «ПроВимен Бай» создал онлайн-базу эксперток в сфере бизнеса и смежных профессиональных областях. Организаторы призывают женщин не недооценивать свой опыт, знания и подать заявку на включение в экспертную базу данных, пройдя простую процедуру регистрации на сайте prowomen.by.

Основные цели создания базы:

  • сделать эксперток заметными для журналистов,
  • повысить вес и голос женщин в средствах массовой информации, в публичном пространстве.

База создана для женщин, которые готовы делиться опытом, выступать на публичных мероприятиях, давать комментарии СМИ. Номинировать на включение в базу эксперток можно себя или/и свою коллегу, за чьи профессиональные компетенции вы готовы поручиться.

Поданные заявки раз в месяц рассматривает консультационный совет. О результатах отбора сообщают по почте.

Журналистам, организаторам мероприятий база данных предоставляет удобный инструмент, который они могут использовать для поиска женщин-экспертов с конкретными квалификациями и навыками в широком спектре областей:

  • маркетинг,
  • HR,
  • аудит,
  • брендинг,
  • бухгалтерский учёт,
  • предпринимательство,
  • карьерное консультирование,
  • юриспруденция,
  • налоговое консультирование,
  • НКО и др. 

Контактные кнопки в профиле позволяют быстро связаться с эксперткой.

Почему это важно?

По данным мониторинга СМИ организации «Гендерный маршрут» (декабрь 2018):

  • Женщины чаще пишут о социальных вопросах, знаменитостях и искусстве, в то время как в статьях, написанных мужчинами, преобладают темы экономики, политической жизни и управления.
  • Меньше всего женщины выступают в качестве официальных представителей или героинь материалов по темам: «Политическая жизнь и управление» – 5% в печатных СМИ и 33% в интернет-изданиях; «Экономика» – 36% в печатных СМИ и 30% в интернет-изданиях.
  • В медиа женщины преобладают в качестве тех, кто рассказывает о личном опыте (73%), и тех, кто представляет общественное мнение. Мужчины выступают официальными представителями (71%), экспертами и обозревателями (61%).
  • Часто в медиа женщины описываются не через индивидуальную и профессиональную успешность, а через отсылки к замужеству и рождению детей, что не имеет прямого отношения к материалу.
  • Медиаресурсы ассоциируют некоторые темы только с женщинами или только с мужчинами (например, воспитание детей), в результате чего создаётся впечатление, что эти темы касаются только женщин или только мужчин.

Как это работает?

Для журналистов и организаторов мероприятий

Для эксперток

  • Мы помогаем найти эксперток для ваших материалов и мероприятий.
  • Для поиска подходящего человека воспользуйтесь тематическими рубриками.
  • Заполняя анкету, каждая экспертка указала, на какие темы она готова выступать и давать комментарии.
  • Если ты готова давать интервью, выступать и писать статьи, мы будем рады добавить твои данные в картотеку.
  • Обрати внимание, что мы размещаем данные только тех эксперток, которые связаны с бизнесом и смежными профессиональными областями.

prodvigai-sebya-podderzhivai-drugikh

_________________________________
База эксперток создана в рамках проекта «Продвижение женского предпринимательства в Беларуси», который ProWomen By реализует при поддержке Программы малых грантов посольства США, чтобы предпринимательницы и экспертки становились более видимыми в медиа и публичной сфере.

ProWomen By – некоммерческая организация, созданная для поддержки женского предпринимательства в Беларуси.

Если у вас возникли вопросы, контактный телефон: +375 (29) 185-23-88 (Ольга).

Читать дальше