Кое-что об анемии беременных

Представьте, что все запасы железа в вашем теле — это большой бассейн с водой. Только вода в нём — это не вода, а ферритин — белок, который запасает железо в организме.

Ещё есть 2 трубы. По одной вода втекает в бассейн, по другой вытекает из него, как в школьной задаче по математике. Поток #1 — это сколько железа вы получаете из пищи каждый день. Поток #2 — это физиологические суточные потери железа, которые происходят через кишечник. У женщин есть дополнительные ежемесячные потери крови с менструациями. Поэтому и ежедневная потребность в железе у нас выше, чем у мужчин.

В идеальном мире эти два потока уравновешены. Сколько из бассейна вытекает за день, столько должно и поступить обратно. Тогда уровень воды в нём остаётся постоянным и достаточным для организма.

В реальном мире всё не так просто.

Первая причина этому железному «обезвоживанию» — современные пищевые привычки и качество продуктов, которые мы едим.

Посмотрите внимательно на полки супермаркета в следующий раз, когда там окажетесь. Большая их часть заполнена рафинированными углеводами и мясопереработкой. Сдобрена соусами из гидрогенизированного растительного жира или сахара с небольшим добавлением овощей. Это основа современной «диеты западного типа». В еде много энергии. Но она рафинированная, то есть очищенные от пользы, в том числе от железа.


Читайте также: 9 причин обострения цистита


Вторая причина — собственно диеты.

Для детокса или похудения, безглютеновые, безмолочные и просто гипоаллергенные. Они прямо в тренде сейчас. И почти всегда применяют их девочки-подростки, девушки-студентки и женщины-матери без чётких показаний и, что ещё тревожнее, без присмотра специалиста-диетолога. А значит, почти всегда это НЕсбалансированная диета, которая ограничивает не только калории, но и некоторые ключевые группы продуктов. А значит ограничивает поступление микроэлементов и витаминов. В том числе и железа.

Чем больше времени женщина качается на качелях: нездоровая еда/лишний вес — диета/детокс/похудение, тем меньше ферритина остаётся в её бассейне. При этом дефицит железа развивается так медленно, что организм успевает адаптироваться к этому состоянию. Поэтому скрытый дефицит железа трудно обнаружить на ранних стадиях.

Находят его тогда, когда признаки уже явно видны в общем анализе крови, то есть снижен гемоглобин. А симптомы уже сложно игнорировать. Чаще всего это впервые происходит во время беременности. Потому что:

  • потребность в железе во время беременности резко возрастает (об этом чуть ниже);
  • поступление с едой почти не меняется (по правде сказать, съесть нужное количество еды, чтобы угнаться за растущей потребностью, просто невозможно без угрозы для здоровья).

А ведь именно в беременность важнее всего, чтобы воды в бассейне (то есть ферритина) было достаточно. Из него черпают железо матка и плацента. Оттуда же его берёт малыш, чтобы в третьем триместре копить свою железную подушку безопасности.

Как это происходит?

Представьте, что к бассейну подсоединён насос, который выкачивает железо из запасов и раздаёт тем органам и системам, которым оно нужно: мозг, иммунитет, кожа/волосы, мышцы и кровь — все хотят железа, для стабильной работы. И если воды в бассейне слишком мало, насос до неё просто не достаёт. Вот тут-то и могут появиться ранние симптомы дефицита.


Читайте также: В животе не спеша обучаем малыша


Все они не специфические. Это значит, что нет специальных признаков, которые сразу же скажут, что это дефицит железа и ни что иное. Симптомы могут маскироваться под другие проблемы со здоровьем. Какие?

Бессонница

Если вы регулярно лежите поздно ночью и никак не можете уснуть, хотя очень устали за день, если вас никак не отпускают МЫСЛИ, крутящиеся в голове, возможно, это не просто стресс, возможно, что ваши запасы железа на нуле.

Слабый иммунитет

Если вы стали часто болеть, если обострился герпес, который давно вас не тревожил, молочница или цистит рецидивируют каждый месяц, возможно вашему иммунитету НЕ АРБИДОЛ нужен, а просто ему сильно не хватает железа.

Выпадение волос

Если волосы, которые всегда были вашей гордостью, выпадают пучками, а ногти стали тонкими и слоятся, возможно, дело не в плохой воде или экологии, возможно, что пора сдаваться на анализы на предмет запасов железа.

Депрессия/эмоциональная нестабильность

Если вас всё бесит, или вы стали всего бояться, если сосредоточиться ни на чем не получается, а слова, названия знакомых предметов вы стали часто забывать, возможно, что это не старость!

Возможно, что это всё дефицит железа. Пора проверить уровень воды в бассейне.

Но прежде чем поговорить о цифрах, расскажу вам притчу.

ПРИТЧА О МАТЕРИНСКОМ РЕСУРСЕ

Однажды одна молодая мама прилетела в одну далёкую прекрасную страну. На каникулы. Вместе со своим годовалым малышом. Но по недосмотру аэропортных служб чемодан её со всеми вещами улетел в другую прекрасную страну. И это было бы ещё ничего, если бы сумку с наличными и банковскими картами она не забыла в аэропорту вылета!

И вот стоит она одна одинешенька. В слинге сладко сопит её малыш. А в кармане у неё 1000₽ и бронь в отеле на 2 недели. Неоплаченная.

И ведь нельзя сказать, что денег у неё нет. Они есть, только гораздо меньше, чем ей сейчас нужно. И от этого она себя чувствует нехорошо. С голоду не умрёт. И даже вряд ли серьёзно заболеет… И малыша всегда можно молочком покормить. Возможно, удастся даже раздобыть бесплатные подгузники. И поспать в зале ожидания для VIP гостей, по доброте душевной смотрителей аэропорта, пока не прилетит чемодан с деньгами. Но всё же в отпуске (особенно декретном), хотелось бы лучшего.

С ферритином так же, как с деньгами. Если его остаётся мало, организм начинает чувствовать дефицит ресурса. И «решать», на что потратить оставшиеся запасы железа. А на чём «сэкономить». Особенно это заметно во время беременности и ГВ, когда расход железа значительно выше, чем в обычной жизни.

Сейчас в вопросе скрытого дефицита железа появилось понятие — оптимальный уровень ферритина. То есть такой, которого на всё хватает. Для большинства ВЗРОСЛЫХ людей это 70-100 мкг/л. Ваша личная норма ферритина примерно равна вашему весу (если вес в норме).

Нижняя граница нормы ферритина для детей и взрослых — 30 мкг/л (1000₽). При этом уровне уже могут быть симптомы дефицита, хотя технически он в пределах нормы. Лечить или не лечить человека с такими показателями ферритина, врач и человек решают совместно, в зависимости от наличия симптомов, планов на беременность, уровня физической активности.

Если ферритин ниже 30, но гемоглобин в порядке — это называется скрытым дефицитом железа. И точно требует лечения.

В России женщинам с нормальным гемоглобином и ферритином ниже 30 часто приходится уговаривать врачей полечить их, так как ферритин попадает в референсные значения лаборатории. А значит, по мнению доктора, проблемы быть не должно.

 

Что делать в такой ситуации?

Вы можете ссылаться на рекомендации МАРС — Российской междисциплинарной ассоциации врачей репродуктивной медицины от 2016 года. Там так и написано, что в плане подготовки к беременности женщине нужно восполнить дефицит железа. И указывается нижняя граница нормы ферритина — 30 мкг/л.

Итак, чуть раньше мы выяснили, что у каждой из нас внутри есть целый бассейн с железом. В него опущен насос, который выкачивает железо и раздаёт всем органам и тканям, которые в нём нуждаются.


Читайте также: Аллергия и беременность


Прелесть этой системы в том, что она закольцована. Железо, которое идёт на новые клетки крови, например, никуда не девается. Оно используется повторно, после того как эритроциты состарились и разрушились.

Расклад меняется, когда вы беременны. Все ваши прежние потребности в железе сохраняются. Но появляются и новые:

  • Железо нужно плаценте, чтобы она росла.
  • Количество эритроцитов у беременной увеличивается, чтобы обеспечивать кислородом малыша.
  • И наконец сам малыш растёт и использует для этого запасы железа мамы.
  • А в третьем триместре он будет ещё и копить свой собственный запас.

И всё это обеспечивается железом из маминого ферритина. И всё это, заметьте, безвозвратно покинет маму в момент родов: и плацента, и «лишняя» кровь, и малыш.

Поэтому так важен контроль ферритина через 2-3 месяца после родов. Даже если в начале и в середине беременности вы его проверяли и он был в порядке. Нужно узнать, во что вам «обошлась» беременность с точки зрения запасов железа. И накопить, если нужно, новый запас. Ведь ваш следующий малыш тоже будет в нём нуждаться.

А вот, кстати, что же происходит с самим малышом, если у мамы не осталось ферритина?

Нет, он не перестанет расти, возможно, что даже никаких осложнений беременности не случится (кроме отвратительного самочувствия мамы). Но малыш больше не сможет наливать свой собственный бассейн с железом.

И вот он родился, а в его бассейне воды на донышке. Думаете, что самая большая неприятность, которая от этого бывает, анемия? Нет. Самое нехорошее то, что миелинизация отростков нервных клеток в его мозге будет тормозиться.

Именно ради эффективной МИЕЛИНИЗАЦИИ малыш копит свою железную подушку безопасности в третьем триместре.

Миелинизация — это самый важный процесс, который происходит в нервной системе ребёнка в первый год жизни. По сути, это «изоляция» нервных волокон. Немного похоже на изоляцию на электрических проводах. Миелиновая оболочка нужна, чтобы импульс шёл по нервному волокну быстро и точно.

1

У новорождённых преобладают волокна безмиелиновые. Импульс по ним ползёт, как реактивная улитка со скоростью 1 метр в секунду. Быстро, но всё-таки медленно. Да ещё и во все стороны сразу, так как волокна не отделены друг от друга.

Уже к году большинство волокон покрыты миелиновой оболочкой. И импульс по нервной системе малыша 12 месяцев спустя несётся, как сверхзвуковой леопард со скоростью 120 метров в секунду! Да ещё и в строго определённом направлении.


Читайте также: Чай, кофе, газированные напитки, алкоголь – и беременность


Именно миелинизация всего за год обеспечивает квантовый скачок от беззащитного новорождённого крохи к человеку, который может СЛОВАМИ выражать свои желания!

Вот этот самый процесс миелинизации включается сразу после рождения с помощью генов. Чтобы включить эти гены, нужны регуляторные белки. А им, этим белкам, нужно железо, чтобы работать. Если малышу не удалось скопить запасы за беременность, нужные гены включаются медленно и в меньшем объёме, миелинизация тормозиться и идёт неэффективно.

А снаружи по ребёнку первое время ничего может быть незаметно. И только когда в 1-1,5 года речь зайдёт о формировании РЕЧИ… Может оказаться, что она сильно задерживается. А в анализе крови найдётся анемия.

И это значит, что мы опоздали с профилактикой, а можем только лечить анемию и надеяться, что нервная система нагонит упущенное после восполнения дефицита железа.

На что обратить внимание, чтобы не опоздать?

MCV и MCH — знакомьтесь, мантра детского гематолога, это индексы эритроцитов. Детским гематологам повезло, можно не отправлять малыша на экзекуцию с забором крови из вены. Достаточно уколоть пальчик, сделать автоматический общий анализ крови и увидеть самые ранние признаки дефицита железа.

MCV и MCH — индексы эритроцитов. По-русски, это средний объём эритроцита и среднее содержание гемоглобина в эритроците. Они описывают, насколько близки красные клетки крови к идеальному размеру и наполнению гемоглобином.

При дефиците железа у детей от 6 месяцев до 5 лет индексы эритроцитов снижаются в первую очередь. Это самые ранние признаки, которые можно увидеть в общем анализе крови. И только пару месяцев спустя снижается гемоглобин. Так же по индексам можно определить скрытый дефицит железа в более старшем возрасте. То есть ситуацию, при которой гемоглобин остаётся нормальным, но организму не хватает железа.

Ферритин у детей первых лет жизни может быть непоказательным. Но, нижняя граница нормы ферритина для них также установлена на 30 мкг/л. (Клинические рекомендации центра детской гематологии им. Д. Рогачёва можно смотреть на этот предмет).

Дефицит железа у детей маскируется ещё лучше, чем у взрослых. Ранних симптомов у него нет. Большинство признаков, которые может заметить мама, появляются в возрасте 1 года и старше, когда уже есть анемия.

Поэтому запомните вот эти три параметра, которые помогают обнаружить дефицит железа у детей от 6 месяцев до 5 лет.

  • Hb (гемоглобин) в норме — от 125 до 145 г/л
  • MCV (средний объем эритроцита) — от 85 до 90 fl
  • MCH (среднее содержание гемоглобина в эр.) — от 28 до 32 pg

Дефицит железа у женщины во время беременности — это основная причина железодефицитной анемии у малыша в первые годы жизни. Профилактика анемии у ребёнка начинается с измерения запасов железа у его мамы. В идеале, ещё до беременности. Но можно и на любом сроке.

Здорово

 

Поделиться

Читайте также

По закону детей, начиная с пяти лет, госпитализируют в белорусские больницы без взрослых. Не все родители согласны с такими правилами. Минчанка Виктория Смирнова вместе с единомышленниками создала петицию, в которой просит увеличить возраст пребывания с маленькими пациентами с 5 до 14 лет, пишет Ребёнок BY.

Сейчас родители, чьи дети старше пяти лет, могут попасть с ними больницу двумя способами.

  1. Первый: если лечащий врач посчитает, что пациенту нужен дополнительный уход, и оформит сво решение на бумаге.
  2. Второй, он же самый распространенный: если родные просто попросят разрешения остаться в палате «на птичьих правах». Врачи часто соглашаются, и тогда взрослые спят у детей в ногах, на питание не рассчитывают, держатся в тени («чтобы не выгнали»).

Автор петиции Виктория Смирнова считает, что всё это в корне неправильно. И тоже ссылается на законодательство.

— В соответствии со ст. 179 Кодекса о браке и семье, ребёнок до 14 лет считается малолетним, а значит, имеет потребность в поддержке со стороны родителей, — говорится в петиции. — Право находиться с ребёнком в учреждении здравоохранения является важным фактором, в том числе и для улучшения условий труда медперсонала.

Если родители будут рядом с больным ребёнком, медики смогут эффективнее выполнять свои должностные обязанности, убеждены единомышленники Виктории. Врачам и медсестрам не придётся нянчиться с юными пациентами, успокаивать их до начала и после окончания медицинских процедур. В особенности это касается ситуаций с длительной госпитализацией, когда надо сделать большое количество обследований или провести хирургическое вмешательство.


Читайте также: От провалов в памяти до загустения крови: какие последствия у COVID-19


Виктория не скрывает, что она лично заинтересована в том, чтобы правила госпитализации изменились. Её 6-летней дочери скоро предстоит сложная операция, и отвлекаться на лишние волнения по поводу того, «положат вместе в палату или откажут», маме хочется меньше всего.

— А пробыть в больнице придётся долго, период восстановления может занять месяц. Там всё серьёзно, операция не минутная, в процессе предусмотрена остановка сердца, — рассказывает Виктория. Возвращаясь к своей инициативе, она уточняет:

— По сути, чтобы всё изменилось, надо скорректировать лишь одну фразу статьи 25 закона «О здравоохранении» — о том, что потребность в дополнительном уходе за ребёнком должен подтвердить лечащий врач. Но ребёнок в больнице всегда нуждается в уходе. И кто его осуществит лучше близкого человека?

Виктория понимает, что на практике могут возникнуть трудности: например, в больнице для сопровождающих не хватит койко-мест. Но здесь важно предоставить само право, пусть и с оговорками в зависимости от ситуации.

Увеличение возраста выгодно всем, считает Виктория. Родители не будут волноваться и унижаться, выпрашивая возможность побыть с ребёнком. А врачам — не придётся рисковать, пуская родителей в палату неофициально.

— Да, многие врачи и сейчас идут навстречу родителям. Но среди них есть и нелояльные, им «посторонние» в отделении только мешают. Ещё один важный момент: если родитель находится в больнице с ребёнком старше пяти лет неофициально, ему не предоставляют больничный.

 

«На родителей жалко смотреть»

Мы пообщались с родителями, которые поддержали петицию Виктории. Их «больничные» истории уже в прошлом, но запомнились надолго.

Брестчанка Ольга Шинко попала в больницу с сыном Ваней несколько лет назад, когда тот сломал руку:

— Я очень удивилась тому, насколько наше госпитальное звено не гибкое в плане бытовых, но очень важных вещей. Начнём с того, что в машину «скорой» мне не разрешили взять коляску для ребёнка, хотя у моего Вани ДЦП. До приёмного отделения я тащила шестилетнего сына на руках, а во время обеда нам предложили «пройтись» до столовой.

Мать с сыном оставили в больнице на ночь. Спать Ольге предложили на одной кровати с ребёнком, в ногах. Хотя «спать» это громко сказано:

— Рядом мечется сын с температурой, я боюсь шевельнуться, у него же рука повреждена. Успокаивала мысль, что мы здесь максимум на одну ночь, пока жар не спадёт. Но на других родителей-соседей по палате жалко было смотреть: хронически уставшие, без нормального сна.


Читайте также: Купив специальные новогодние пряники, белорусы могут помочь детям и людям с ограниченными возможностями


Отдельная тема, вспоминает Ольга, это питание.

— Мне до дому — рукой подать, но в больнице немало людей из пригорода и области. Где им взять еду, если родителям детей старше пяти лет больничный рацион не полагается? Бедные матери ходили за чипсами-йогуртами в буфет. Неужели работникам столовой жалко ложку каши наскрести? Почему нельзя эту порцию купить в конце концов? Кто-то ответит, что в столовой существуют свои нормы и расходы, но надо же смотреть на ситуацию и со стороны пациентов. Я задумалась тогда: а что, если случается ЧП и, собираясь в больницу, человек деньги не возьмёт? Ему воздухом питаться, если он ляжет в больницу с ребёнком?

Было бы гораздо лучше, уверена Ольга, если бы медперсонал перестал смотреть на родителей, желающих остаться с детьми, как на врагов.

— Мы в таких ситуациях — соратники. Мама всегда проконтролирует, чтобы ребёнок выполнил назначение врача как можно лучше, сама покормит, поухаживает, проследит за дисциплиной в конце концов. Я наблюдала, как дети толпой несутся по больничному коридору. И хорошо, что они не падали и не наделали травм. Уверена, что родитель в больнице рядом с ребёнком — это помощь медикам. Хотелось бы, чтобы они со своей стороны тоже привлекали внимание к вопросу совместной госпитализации.

«Не успокоишься — выгоню маму»

У Марины Авсиевич из Минска сын попал в больницу, когда ему только исполнилось пять лет. Повод очень неприятный — урологическая операция. Врачи предупредили, что по закону Лева должен быть один, но всё же разрешили одному из родителей оставаться с ним в течение дня.

— Честно, я не представляю, как его можно было оставить. Он очень чувствительный парень. Нам даже операцию пришлось переносить несколько раз, потому что перед госпитализацией Лев вдруг заболевал — думаю, психосоматика срабатывала. А когда уже всё было сделано и сын отошёл от наркоза, он весь день проплакал. Нам запретили с ним быть в реанимации, и потом мой малыш рассказывал, что было слишком страшно.


Читайте также: Учёные 14 лет изучали, как гаджеты влияют на детский организм. Ответ получен — и он не радует


Не в обиду медперсоналу, но некоторые медсестры были довольны грубы с детьми, говорит Марина:

— Их даже мое присутствие не смущало. Когда сыну меняли катетер, он заплакал. И медсестра, вместо того чтобы подбодрить, резко сказала: «Если не успокоишься, выгоню маму». Я, конечно, не смолчала, отчеканила: «Мама никуда не уйдёт».

Да и в целом многие бытовые вещи для ребёнка в этом возрасте невыполнимы.

 — Кто будет 5-летнему малышу помогать в туалет ходить? Особенно после операции, когда лишний шаг сделать больно? А питание приносить? С сыном в палате лежали мальчики по 10-12 лет, вот они уже способны за собой присмотреть, но не дошкольники или первоклассники. Марина вспоминает ещё одну сцену, которую наблюдала в больнице:

— Однажды я попала с младшей дочерью в «инфекционку» и видела из окна, как двое мальчишек семи-восьми лет били третьего, более младшего на вид. Я побежала за медперсоналом. О чём это говорит? В больнице нет и, наверное, не может быть воспитателей, но должны быть люди, которые присмотрят за маленькими детьми. И лучше родителей этого никто не сделает.

1

Что думают в больницах?

Мы решили поинтересоваться также мнением врачей о том, надо ли госпитализировать родителей с детьми старше пяти лет.

Заместитель директора по лечебной работе РНПЦ детской хирургии, врач высшей категории, кандидат медицинских науки Александр Свирский, считает этот вопрос спорным:

— В клиниках Германии, где я стажировался, родителей госпитализируют с детьми любого возраста. Я не интересовался, как там обстоят дела с оплатой больничных, но факт остаётся фактом. Что касается нашего центра, с просьбами о совместной госпитализации обращаются обычно родители 5-7-летних детей. Бывает, что особо чувствительные взрослые просят побыть и с 9-летними.

С одной стороны, да, нахождение родителей рядом уместно, для благоприятной психологической обстановки, чтобы больница не превратилась в место, о котором не хочется вспоминать. Любой ребёнок, приходя в хирургический стационар, испытывает страх. Ему предстоят какие-то неприятные процедуры, и не все из них обезболивают. Присутствие родителей сказывалось бы благотворно. Но опять же: практика показывает, что до детей невозможно достучаться и работать с ними, если рядом стоит родитель и сам плачет — жалеет. Это очень мешает.


Читайте также: «Мнe двaдцать три. Стaршeму из мoих учeников шeстнaдцaть. Я eгo бoюсь. Я бoюсь их всeх»


К тому же при нынешних условиях у нас катастрофически мало мест. Представляете, что будет, если мы в 5-6-местную палату положим ещё и родителей?

— В таком случае, может, вариант с платными палатами рассмотреть? Чтобы родители ночевали по соседству.

— Нет никаких платных палат. У нас крайняя необходимость строительства нового центра. Мы никак иначе не решим вопрос с госпитализацией, не имея на то достаточной территории.

— И всё же идете навстречу, госпитализируете взрослых с детьми?

— Да, оформляем. Готовится множество бумаг, подписей. Гораздо легче устроить всё, когда родителям не требуется больничный лист. Если законодатель увеличит возрастной ценз, мы примем это и будем совершенно спокойно работать.

— Из-за коронавируса двери перед родителями не закроете?

— У нас сейчас закрыта плановая госпитализация. Делаем срочные. Сократили время пребывания в больнице для мелких операций. Родители, если хотят ложиться вместе с детьми, делают ПЦР-тест. Стараемся держать в палате двух взрослых от силы. Если в отделении возникает инфекция, это большая проблема: приходится переводить детей, разгружаться, проводить эпидмероприятия и снова загружаться. А сотрудники, как вы понимаете, тоже болеют, ресурсы ограничены.

Заместитель главного врача по медицинской части Витебского областного детского клинического центра Владимир Шиндеров считает, что необходимости в пересмотре законодательной базы нет. По крайней мере — сейчас.

— Нас пока все устраивает в вопросе возрастных ограничений. Нам сегодня, поверьте, не до этого. (Владимир Алексеевич имеет ввиду напряжённую обстановку с коронавирусом — Прим. автора). Наши родители часто много чего хотят. Мама может пожелать быть рядом с ребёнком, которому 15 лет: считает, что он не может сам себя обслужить. Но чем больше дети будут возле мамы, тем сложнее им придется в самостоятельной жизни, в том числе и в ситуации, когда они попадут в больницу. Поэтому есть ограничение в законе пятью годами — значит, так надо.

Спрашиваем о платных палатах: могут ли родители ими воспользоваться.

 — Конечно, есть палаты и можно ими воспользоваться, если будут места. Мы всегда действуем, исходя из конкретной ситуации. Если необходимо, мама ложится с ребёнком, и проблем нет.


Читайте также: 7 вредных кулинарных привычек, от которых стоит отказаться


В пресс-службе Минздрава отметили, что сейчас вопросы увеличения возраста детей для совместной госпитализации не рассматриваются. 19 ноября 2020 года в парламенте приняли проект закона «Об изменении законов по вопросам здравоохранения и оказания психологической помощи». Этот документ корректирует в том числе и закон «О здравоохранении». Но вопрос госпитализации детей с родителями остается без изменений.

Итак, подытожим:

  • По закону «О здравоохранении» родителей кладут в больницу вместе с детьми до пяти лет. Родителям с малышами до трёх лет полагается питание и собственное койко-место за счёт бюджета. Что касается родителей детей с трёх до пяти, в статье 25 закона говорится: условия для ухода предоставляются. Правда, отсылки к бюджетным средствам нет. При госпитализации лучше сразу уточнить все нюансы.
  • Родителей детей 5-14 лет (с инвалидностью — 5-18 лет) могут госпитализировать как сопровождающих, если врач посчитает, что ребёнку нужен дополнительный уход. Разрешение оформят охотнее, если взрослый не нуждается в больничном листе.
  • Если ребёнку предстоит госпитализация, спросите, есть ли в отделении платные палаты. При наличии свободных мест родителям обычно разрешают ими воспользоваться.

А вы как считаете, с какого возраста ребёнок может находиться в больнице без родителей?

Ребёнок BY

Фото: Unsplash.com, Pexels.com

 

Читать дальше

С 20 апреля 2022 года проезд в городском общественном транспорте (автобусе, троллейбусе) повышается на 10 коп. и будет стоить 80 коп, по информации ­портала pravo.by.

Проездной на месяц на троллейбус или на автобус будет стоить 35,05 руб., на автобус-троллейбус – 47,04 руб.

Декадный проездной на троллейбус или автобус – 12,32 руб., месячный проездной рабочего дня на троллейбус или ­автобус – 28,06 руб.

Читайте также: Билеты в общественном транспорте Бобруйска будут на белорусском языке

1

Читать дальше

Отдел художественного творчества бобруйского Дворца искусств объявил набор в бесплатный кружок вязания «Лисичка» для детей и взрослых.

Запись на занятия по телефонам:

  • +375(33) 627-90-04,
  • 8(0225) 71-81-14.

Читайте также: Студия женского развития «Лаванда» работает в Бобруйске


 

Читать дальше