Бобруйск не дотянул до полутора тысяч

В 2019 году в Бобруйске создано 1373 семьи. Об этом сообщили в городском отделе записи актов гражданского состояния (а проще – в ЗАГСе). Немного не дотянули до 1,5 тысяч. Но год ещё не закончился, так что количество зарегистрированных браков хоть немного, но возрастёт.

Может быть, 2020 год станет для Бобруйска удачнее. Городу так не хватает молодёжи и детей.

2020 – это же счастливая цифра. Больше браков, больше семей, больше детей – вот наше пожелание родному городу!

Поделиться

Читайте также

Как только появился интернет, белорусы начали делиться эмоциями с друзьями и подписчиками в соцсетях. Люди переживают за свои семьи, за детей, за отношения с близкими, критикуют учителей, взывают к совести силовиков, рассказывают о расколе внутри семьи. С разрешения авторов Ребёнок BY публикует родительские мнения.

Лариса Малахова, журналист, мама 6-летнего сына:

— Мама, это у нас в городе столько добрых людей?

— Мама, так у нас добрый город???!!!!

Мы были с ребёнком дома, в окно я увидела, что машины сигналят, люди идут. Я уже не могла сидеть дома, мы вышли. Думала, глянем и пойдём в магазин за подсолнечным маслом (как раз закончилось). А там столько людей, с детьми, с собаками, в шлепках и шортах! Просто из домов повыходили. Все улыбаются, машут друг другу, машины сигналят, машут из машин. Это был большой праздник, так радостно. И тогда Даник восторженно сказал, какой у нас добрый город.

А у меня вдруг всплыло какое-то даже не воспоминание, а ощущение из самых глубоких глубин детства: мы играем, взрослые сидят вместе после рабочего дня на лавочке, плюют семечки, смеются. И так спокойно в этом, такая уверенность, такая защищённость. А взрослые кажутся такими сильными, мудрыми. Я не заметила, когда это всё мы потеряли. Я не помню, когда на улицах закончились улыбки.

Потом дома я сказала сыну, что начался гром. Да, дождя нет, а грома много, так летом бывает. Я не хочу ему говорить, что было потом. Про убегающих людей, колонны, автозаки и всё остальное, что я наблюдала за окном. Я хочу, чтобы он не сомневался в доброте этого города. И в мудрости сильных взрослых. И я молюсь, чтобы так и было.

Катя Пытлева, журналист, музыкант, мама двойняшек:

— Голосовать мы ходили с детьми, шли прогонять плохого бургомистра — так я объяснила детям происходящее, приводя аналогии из книги про Гигантскую грушу и плохого бургомистра и Чиполлино с армией Принца Лимона.

Дети всё поняли: и что папа с мамой ходят бороться с плохим бургомистром, и что у него армия злых солдат, и что они стреляют в мирных жителей и бросают гранаты. Желают нам победить бургомистра побыстрее и говорят, что солдат можно сделать хорошими. Сил нам всем. Не сдаёмся!!!

moi-muzh-oficer-vpervye-za-17-let-nam-slozhno-razgovarivat-belorusy-delyatsya-emociyami-v-socsetyakh-1

Александр Гранкин, аполитичный отец:

— Представьте себе, что вы пришли на избирательный участок. Становитесь в очередь примерно из 500 человек. Пока ждёте, прогуливаетесь вдоль людей, видите на руках большинства белые ленты, общаетесь, все на позитиве, в надежде. Когда выходите, видите, что людей в очереди ещё больше. И белых лент в ней также много.

А вечером комиссия участка вывешивает результат, в котором твой выбор набрал 284 голоса. А оппонент на тысячу больше. Хм... Собираешься с жильцами своего района, составляешь жалобу на работу комиссии и каким-то чудом за пару часов собираешь более 600 подписей. Арифметика не сходится.

Как-то вот живёшь четверть века в этой стране, вроде все давно понятно, who is who. Такой, знаете, островок стабильности. Чистота, безопасность, смирение. Но тут, когда с враньём столкнулся так явно и так лично, лично видел другой̆ результат голосования в живых людях, общался с ними в очереди, потом общался с ними же при сборе подписей для подачи жалобы...

Тут даже самый аполитичный человек не сможет остаться равнодушным. Честно, я не тот, кто будет участвовать в прямых стычках. Перемены для меня не важнее моей свободы и семьи. Но и оставаться абсолютно глухим и слепым больше невозможно. Утопично воспитывать честных детей, вводя ложь в норму.

moi-muzh-oficer-vpervye-za-17-let-nam-slozhno-razgovarivat-belorusy-delyatsya-emociyami-v-socsetyakh-2

Анна Златковская, колумнист, мама второклассника:

— 1 сентября мой сын пойдёт в школу без цветов, хотя наша учительница не сидела в комиссии, но мой выбор идти в школу без ощущения праздника. Как жить в стране, где предательство начинается со школы? А потом нам начнут рассказывать, как мы должны сдать деньги на ремонт, мыло, воду, учебники с гербом и президентом, о том, как надо приходить по субботам на различные мероприятия, дабы поддержать подневольных учителей. Нет, я для себя решила, что больше не стану потворствовать предательству и холуйству. Будущее моего сына украли? Теперь крутитесь сами.

Мы с сыном ходили на пикет. Он долго не понимал, что происходит, почему собралось столько людей. Смотрел восторженно на ребят в форме. Пока не увидел, как они хватают мужчин и парней да заталкивают в автозаки. Мы в этот момент стояли возле «жёлтых ваз», прижимаясь спинами к забору, чтобы не попасть «под раздачу». Теперь мой 8-летний мальчик понял, что в Беларуси не так красиво и спокойно, как ему рассказывают в школе. Он узнал, что его мама против насилия.

 

Конечно, у меня болит сердце за то, что детство сына омрачилось страхом и болью. А что делать? Сейчас не время замирать в состоянии киселя или прятать голову в песок. Ведь всё, что я делаю и те, кто протестует против насилия, агрессии и незаконных выборов, — ради детей. Ради их будущего. Чтобы однажды можно было выйти на улицу и не опасаться, что окажешься в тюрьме.

moi-muzh-oficer-vpervye-za-17-let-nam-slozhno-razgovarivat-belorusy-delyatsya-emociyami-v-socsetyakh-3

Мама, психолог, жена офицера (анонимно):

— Включили интернет... Читаю ленту и плачу... Хотя плачу я уже третий день и ночь. Плачу от страха и беззакония, которое происходит сейчас в моей любимой и родной Беларуси.

Мой муж офицер. Я уважаю его профессиональный выбор и личную позицию. Я не скрывала и не собираюсь скрывать это. Многие решат, что я лояльна действующей системе власти, потому что она уже много лет кормит мою семью. Пусть. Так вот, три ночи подряд я почти не спала, волновалась о друзьях, которые выходили на улицы, чтобы заявить о своём несогласии. Волновалась о муже, который ночами был на службе, а за окном были слышны взрывы от звукошумовых гранат. Плакала от бессилия, что не могу оставить детей одних...

Так совпало, что 9 августа у нас было 17 лет со дня свадьбы. Утром мы поздравили друг друга, он пошёл на службу, а я пошла на выборы президента. Уже третьи выборы я голосую за женщин-кандидатов, а становится президентом почему-то «прежний» <...> Я не верю человеку, который остался у власти. Как семейный психолог я не верю в его «семью»: вижу неблагополучие и перекосы этой семейной системы <...> Но теперь о моей семье. Впервые за 17 лет нам с мужем сложно разговаривать. Впервые за столько лет я не доверяю информации, которую он мне сообщает. Возможно, он просто бережёт меня, зная, мою чувствительность.

Я считаю себя абсолютно аполитичной, специально не собираю информацию и могу лишь говорить о себе и своих чувствах. Так вот, я чувствую протест и несогласие с тем, что происходит в моей стране и моей семье.

1

Ребёнок BY

Читать дальше

Мирные протесты продолжаются, с цветами и плакатами на улицы выходят даже мамы с колясками. Корреспонденты портала Ребёнок BY побывали на одной из таких акций на улице Кальварийской в Минске, где рядом с протестующими взрослыми играют в «догонялки» и классики их дети.

Большинство из тех, кто вышел на акцию, жители нового района «Каскад». По словам родителей, их дети ходят в один сад, в одну школу, то есть своё мнение сегодня пришли выразить соседи. В руках у участников цветы, а также белые плакаты с большими красными сердцами.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-1

Дети в силу возраста не могут долго стоять на месте, отвлекаются на игры, время от времени выходят к остановке, чтобы поприветствовать автомобилистов. По всей улице раздаётся гул от машин — водители поддерживают собравшихся.

Анна пришла на акцию вместе с мужем Александром — они оба айтишники, работают удалённо, поэтому могут позволить себе выйти на мирный протест посреди дня.

— Мы стоим здесь уже несколько часов, хотим, чтобы как можно больше людей видело, что не только в центре, но и в других районах города люди солидарны, за мир, за перемены.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-2

Родители взяли с собой детей, потому что хотят для них лучшего будущего и не считают нужным скрывать от них то, что происходит в стране.

— Детям мы говорим всё, как есть, что люди не согласны с выборами, что выходят на улицы, чтобы увидели их мнение, а в ответ на это милиция и силовые структуры забирают людей в автозаки. Моему старшему 6,5 лет, он уже всё понимает, поверьте, — говорит Анна.

— Мы учим детей жить по божьим заповедям: не убивать, быть честными, уважать старших, — объясняет свою позицию мама двоих детей Гражина. — Мы хотим жить именно по таким принципам. Моим мальчишкам 6 и 3 года, и они уже видят, какой происходит беспредел.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-3

По словам Гражины, акция родилась спонтанно. Вместе с другими соседями (всего 4 человека) они хотели выйти ещё вчера вечером, но потом решили, что день — более подходящее время для того, чтобы выразить мирный протест.

— Мы пришли сюда с детьми, потому что хотим, чтобы не было насилия в нашей стране.

— Не боитесь, что силовики сюда приедут?

— Я надеюсь, что у них есть жены тоже и дети. Мы живём здесь, это наш район, мы можем здесь гулять.

Дмитрий тоже пришёл на акцию с ребёнком, говорит, что все его соседи недовольны тем, что на их участке для голосования не вывесили итоговый протокол. А ещё в стране, где чиновники победили коронавирус, решили на выборах продезинфицировать помещение.

— На нашем 104 участке были очереди. И, несмотря на это, они неожиданно решили закрыть школу на дезинфекцию. Вокруг проходят парады, а у них на выборах дезинфекция! Конечно, люди стали возмущаться.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-4

Итогов своего выбора местные жители так и не увидели, сейчас собирают подписи для того, чтобы им всё же показали протокол.

— Я не знаю, как я отдам в следующем году ребёнка в школу, если учителя сами поддерживают ложь? Чем они научат моего ребёнка? Я до сих пор каждую избирательную кампанию вспоминаю своего преподавателя по белорусскому языку, которая привила нам любовь к родине. Мы выросли с осознанием, что мы нация. «Именно такими должны быть учителя», —говорит Дмитрий. Его супруга, кстати, учитель, но она тоже выражает свой протест происходящему.

 

Татьяна приехала на акцию из другого района — сама она живёт в центре, рядом с Немигой. Говорит, что в последнее время с детьми по улицам гулять стало страшно.

— Улицы пустые, повсюду люди в чёрных балаклавах, с оружием. Что я могу рассказать детям? Они это всё видят, постоянно нас спрашивают, я пытаюсь объяснить им, что происходит.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-5

Татьяна собрала детей на акцию на праздник — дочки одеты в нарядную белую одежду, сама мама держит в руках большое сердце. Объясняет, что такой протест — это всё, что сейчас в её силах.

— Я не могу отвечать ни за кого — ни за свою маму, ни за свою бабушку, если кто-то не хочет выходить на улицы, кто-то хочет промолчать, кто-то боится высказать своё мнение, я его не осуждаю. Но лично я спать нормально уже не могу. Я две ночи плачу от абсолютной несправедливости, от жестокости. Поэтому делаю то, что в моих силах. Вышла на этот пикет, чтобы продемонстрировать, что я не согласна. И пускай, возможно, это ничего не изменит, но моя совесть будет чиста.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-6

— Если мы сейчас забьёмся по углам в квартирах, то мы просто ничего не поменяем. Страшно замолчать, страшно, что ничего не поменяется, — поддерживают маму соседи. — Мы также вышли сюда поддержать тех людей, которые сейчас находятся в тюрьмах в Жодино, на Окрестина.

ya-ne-khochu-gulyat-s-rebyonkom-sredi-vooruzhyonnykh-muzhchin-zhenshiny-vykhodyat-na-protesty-s-detmi-7

Алина пришла на акцию с коляской и маленьким ребёнком, а вообще у неё трое детей. Несмотря на поддержку многодетных семей действующей властью, минчанка не согласна с результатами выборов.

— Не экономика должна нами двигать, а гражданская позиция. Будет слишком поздно, если у нас в стране случится дефолт. Нельзя смотреть безразлично на то, что происходит. Да, возможностей для того, чтобы выразить своё мнение, у нас осталось мало. Мы можем только ленточку повесить и помахать цветами, но хотя бы это мы должны сделать.

1

Ребёнок BY

Читать дальше

Уже несколько дней в Беларуси проходят мирные женские протесты, которые приковывают внимание всего мира: репортажи о том, как наши женщины в белом днем стоят живой цепью у Комаровского рынка, а вечером поют «Калыханку» у обелиска Победы, появились на BBC, Euronews, Daily News. Эти первые акции вдохновили тысячи женщин по всей стране — в тематическом чате уже более 12 тыс. пользователей, — многих из которых вы сейчас можете видеть на улицах наших городов. LADY.TUT.BY поговорила с одной из организаторов женских протестов.

Кто-то поддерживает их словами благодарности, аплодисментами и цветами, кто-то позволяет себе отпускать пренебрежительные комментарии, но, наверное, каждый хоть раз задавался вопросом: «Ну как им не страшно?».

На него ответила одна из организаторов акции — Марина Ментусова, которая оставила 6-месячную дочь с мужем и приехала в Минск, чтобы «быть там, где её сердце».

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-1

Фото из личного архива героини текста

— Сразу несколько женщин одновременно пришли к похожей идее, — рассказывает Марина о том, как появился замысел, который всколыхнул страну. —  Показать, что у женщин есть право на протест, и протест этот — мирный. Впоследствии оказалось, что у женщин в белом, с цветами в руках, сил не меньше, чем у мужчин. Ведь ОМОН не верит, что женщины на что-то способны, а значит, не думает, что они представляют угрозу.

И тем не менее: когда на улицы выходит такое количество женщин — они имеют власть. От этого нельзя отвернуться, это нельзя не учитывать.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-2

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мои слова подтверждает и то, как информация о женских протестах разлетелась по международным СМИ. Женщины, простите за профессиональный сленг, умеют создавать контент, которым хочется делиться. Почему это важно? Потому что международные СМИ — это международное внимание, а значит, и акции протестов у посольств других стран. И вместе с этим — бОльшее количество государств, которые не признают итоги выборов.

— Вы уехали из Беларуси несколько лет назад. Что заставило вернуться в самое трудное для страны время?

— Я как выпускница БГУКИ и человек «мастацтва и натхнення» (смеётся. — Прим. ред.) очень чувствительна к искусству. И когда я услышала песню Ани Шаркуновой, увидела в клипе своих друзей, которые всегда были вне политики, я разревелась. А потом были выборы, и после них несколько бессонных ночей. Когда ты засыпаешь и просыпаешься с телефоном. Когда ты просто бесконечно обновляешь ленту — и ни на чём, кроме мыслей о Беларуси, не можешь сосредоточиться. Это чувство, страшнее которого нет. Хуже страха только бессилие. Я не могла не приехать. Я бы себе не простила.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-3

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В Москве, где последние несколько лет жила и работала Марина, остались её муж и маленькая дочка Вера. Марина признаётся, что справиться с чувством вины, уезжая, было невероятно трудно:

— Все, с кем я поделилась своими мыслями, сказали мне: «Что ты делаешь, ты не имеешь права, ты же мать!».

Но в первую очередь я человек. Уже потом — женщина, жена, мать, ивент-директор. Но прежде всего — личность. Со своими мыслями, принципами, гражданской позицией. Если я откажусь от этого, останусь только социальной ролью, которую играю для других, меня не станет. После этого ты оболочка, имитация, а не человек.

Конечно, мама за меня очень боится. Мои брат и сестра тоже выходят на митинги, и мы прибавили ей седых волос. Я говорю ей: «Ну что ж, это плоды твоего воспитания. Решай сама, гордиться этим или казнить себя. Я тобой, например, очень горжусь». (Улыбается.)

Конечно, было важно и тревожно: поддержит ли меня в этом муж.

Мы поговорили — и выяснилось, что он со мной согласен. И что я всё-таки имею право быть не очень хорошей матерью, но не самым плохим, по своим меркам, человеком.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-5

Фото из личного архива героини текста

Это удивительное везение — найти своего по духу, того, кто любит рядом, а не над душой. Любит с позиции свободы и поддержки, а не удушения заботой. Я благодарю весь пантеон богов или одного бога — кому как удобнее — за то, что рядом тот, кто не посягает на мою свободу.

Кстати, оказывается, со страной то же, что с отношениями: когда тебя не уважают — это нелюбовь. Когда отрицают твое право на собственный выбор — это нелюбовь. Когда нет свободы — это нелюбовь.

Я не терплю этого — у меня сразу начинается аллергическая реакция, когда меня зажимают в рамки. Поэтому я когда-то и уехала из страны. Уехала, потому что поняла, что не в силах ничего изменить. Кроме того, я находилась в уязвимом положении с точки зрения профессиональных возможностей, заработка, карьеры. Понимала, что о собственном бизнесе в нынешней Беларуси и думать нечего.

Что-то во мне изменилось, когда я увидела на фото и видео, как мой родной Гомель вышел на митинги. Гомель, который я всю жизнь жёстко стебала. О котором говорила: «Одного дня здесь хватает, чтобы замотивировать на годы упорного труда в другой стране». После увиденного мне захотелось публично извиниться перед городом и назвать себя гомельчанкой.

Когда появился первый шанс побороться за свободу, когда пусть призрачная, но всё-таки возможность перемен замаячила на горизонте, было бы лицемерием не приехать, остаться безучастной.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-4

Фото: Таня Капитонова

— Понятно, что остаться безучастной невозможно. Но как побороть самый банальный страх: быть избитой, изувеченной?

— Страх должен быть, если ты адекватен, если у тебя остался инстинкт самосохранения. Особенно в стране, которая находится на грани революции. В стране, где диктатура перешла в наступление и уже ограничила твои права и свободы, уже бьёт мирных людей, уже касается даже тех, кто всегда был вне политики. Она задевает детей, которые ехали в машинах, женщин, которые выходили из магазинов, пенсионеров, которые шли домой.

Ты уже боишься. Вопрос только в том, что ты делаешь с этим страхом. Просто боишься — и больше ничего. Или боишься и что-то делаешь.

Умные женщины, по-моему, боятся, но делают.

Конечно, девочки боятся быть избитыми, но ещё сильнее они боятся, что им придётся жить в государстве, где их будут бить всегда. Девочки боятся. Но они пришли сюда «за своих»: отвоевывать мужей, сыновей, братьев. В этом много гнева, но ещё больше — отважной любви. А она сильнее.

Женщины ведь в любви безрассуднее мужчин, мы любим отчаянно, ва-банк, до конца. А когда таких женщин — площадь, мы всему можем противостоять.

— Что чувствуешь, когда стоишь в этой цепочке у Комаровки или поёшь колыбельную у площади Победы бок о бок с женщинами, которых не знаешь?

— Это чувство всемогущества. Не вседозволенности! А именно всемогущества. Женская энергия единения — это удивительная сила. Почему стали так популярны женские сообщества? Потому что все, однажды попробовав, понимают, как много мы можем вместе. Когда тебя поддерживают девочки, которые всю жизнь благодаря нашему прекрасному обществу, нашей прекрасной рекламе, нашим прекрасным стереотипам учились конкурировать.

Теперь же можно не конкурировать и ничего не делить, а поддерживать, принимать и любить друг друга априори, со всеми нашими разностями и непохожестями.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-6

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Это тот самый пример сестринства. Иногда, кстати, вопреки всему. (Смеётся.)

Например, чтобы провести вечернюю акцию на площади Победы, я договорилась о встрече с девушкой, которую меньше всего хотела бы встретить в мирное время. У нас был жёсткий конфликт, но, когда понимаешь, как много мы можем сделать вместе, всё личное: эго, обиды, соперничество — отступает. Мы встретились, поговорили и даже обнялись. Как взрослые девочки, которым нечего делить, которые должны сделать что-то важное вместе. Кстати, с ней мы и решили петь «Калыханку», заменив только одну строку на символичное: «Вачаняты адчыняй».

— Почему именно она?

— Хотели петь «Малiтву», конечно, потому что именно эта песня ассоциируется с тем, что сейчас происходит. Но «Малiтва» — это то, что сразу же заставляет плакать навзрыд. А нам хотелось других эмоций.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-7

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

 

Начали обсуждать, какие песни для Беларуси главные, что отзывается каждому. И в какой-то момент рассмеялись: «Ну не «Калыханку» же петь»? Ведь колыбельная — это как раз то, что объединяет всех людей, независимо от возраста, статуса, места прописки.

Начинаю напевать, вспоминать текст — и сидим все в мурашках. Мы совершенно новый смысл услышали в «Калыханке» нашей:

«Патухаюць зоркі-сплюшкі.
Гулі ўсе,
Казкі ўсе
Пахаваны пад падушкі»

Все спрятались, уснули, потеряли надежду… Знакомо, правда?

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-8

Фото: «Радыё Свабода»

Инициатива женщин вызвала не только поддержку, но и критику — иногда жёсткую. Марина делится: она уже получила сообщение о том, что она «кремлёвская подстилка, которая выводит девочек под палки ОМОНа».

— О, я прочитала о себе всё. Конечно, написали, что московская девка, и так как по профессии я — организатор мероприятий, мне за это заплатили. Хотелось бы показать чеки за покупку 20 белых платьев и свои декретные, но не будем мельчить. Читала, что мы собрали детей — хотя средний возраст был около 30 лет, а были и те, кто гораздо старше. Но спасибо, мы принимаем этот комплимент.

Единственное, что действительно задело, это позиция: «Ты не имеешь права бороться за свободу своей родины и отстаивать права людей, которых любишь, если уехала из страны».

Это несправедливо.

Если бы я требовала у женщин выходить на улицы, а сама спала в тёплой кроватке на другом конце земли — одно дело. Но я рискую сама, рискуют мои близкие.

Я в самом эпицентре — и кто же тогда имеет право говорить, если у меня его нет?

Но это закономерно: что бы ни сделала женщина в публичном поле, найдётся тот, кто расскажет ей, что она ничтожество. Красивая — проститутка, строгая — синий чулок, говоришь официальным языком — провластная подстилка, будешь говорить по-народному — колхозница, домохозяйка, иди борщ вари, что ты вообще умеешь. Мы, кстати, видели такую реакцию на примере Светланы Тихановской.

— А как вы сами оцениваете то, что сделал триумвират? В их адрес действительно звучало и звучит сейчас много критики.

— То, что сделало трио, удивительно, на мой взгляд. И это доказывает, что позиция власти по отношению к женщинам не соответствует реальности. Власть не представляет, какой силой мы обладаем.

Светлану допустили к выборам, потому что не верили в неё: ну что может сделать женщина, домохозяйка, всего лишь чья-то жена. Посмеялись, не восприняли всерьёз. А недооценка соперника, снобская позиция сверху — она всегда проигрышная. Ты необъективен, ты не видишь картину целиком и пропускаешь удар. Что ж, это хорошо, когда мужчины понимают (а я думаю, в этом случае сомневаться не приходится), как сильно они заблуждались.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-9

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В Светлане, несмотря на отсутствие политических амбиций, есть очень важное качество: сила воды, которая точит камень.

А то, как легко к ней присоединились Мария и Вероника, — это снова про сестринство, снова про то, что никакой конкуренции не может быть, когда есть главное. Они ведь совсем не похожи и могли бы при другом раскладе возглавить три партии с совершенно разными повестками. Но то, с какой целью они объединились, каким красивым и созидательным был этот союз, — это потрясающе.

— Что вы в этом случае понимаете под созиданием?

— Позицию «за», а не против. Триумвират выступал не против, а за. За свободу, за перемены, за честные выборы. И такая позиция ведёт за собой.

— Как считаете, эти события изменят отношение к белорусским женщинам и риторику власти?

— Думаю, уже изменили. И показали, что заявления о «бедолагах» и «конституции не под женщину» — это демонстрация неактуальности, некомпетентности.

Это могли бы съесть 15 лет назад. Посмеяться всем вместе над нелепыми женщинами, пожурить их. Но не сегодня.

И если бы рука власти действительно была на пульсе, если бы она видела те изменения, которые произошли в обществе за последние годы, таких высказываний, такой позиции просто не могло бы быть.

Но эти социальные тренды и перемены в нас власть пропустила. Не увидела, что мы стали другими.

У власти тоже есть институт репутации и кредит доверия, который на сегодня исчерпан. Нельзя обижать людей и думать, что это сойдёт с рук. А женщин нельзя обижать вдвойне. Ведь теперь они научились защищать друг друга, понимают, что не одиноки, и знают, что силой единства можно добиться невероятного.

— Допустим гипотетическую возможность, что вы вернётесь в Беларусь и будете растить свою дочь Веру здесь. Каким бы вы хотели видеть общество, в котором она вырастет?

— Ох, это хороший вопрос. И сложный. Перемены, которых я хочу, займут не один президентский срок. Но они уже начались.

odna-iz-organizatorov-zhenskikh-protestov-v-minske-devochki-boyatsya-v-etom-mnogo-gneva-no-eshyo-bolshe-otvazhnoi-lyubvi-a-ona-silnee-10

Фото из личного архива героини текста

Я хочу, чтобы Вера росла в стране, где её личность имеет вес, где её стремления не будут восприняты как блажь и непосильная для неё ноша, где она будет кем-то бОльшим, чем кухарка и обслуга.

Я не стремлюсь, чтобы все девочки были заточены на успех, но право на него, сама возможность успеха — то, что хочется видеть в обществе, где растишь дочь.

Я хочу растить Веру там, где мне не будет страшно за любые её мечты и решения. Там, где она сможет делать свой выбор.

1

TUT.BY

Читать дальше