Адвокатские речи, которые спасли мир

«Спас жизнь человека – спас целый мир» – профессия адвоката относится к профессиям-спасителям человеческих жизней, а значит, победная адвокатская речь способна спасти целый мир. Перед вами самые сильные адвокатские речи, перевернувшие ход уголовного процесса и приведшие к оправданию подсудимого.

Логическая ловушка адвоката Плевако 

Одними из самых блестящих образцов адвокатского ораторского искусства, несомненно, являются речи знаменитого российского адвоката Фёдора Никифоровича Плевако. Непревзойдённый мастер парадоксального мышления, умеющий не только сам взглянуть на вещи с неожиданной стороны, но и показать это другим, Плевако спас немало судеб, казалось бы, элементарными трюками, простыми, как всё гениальное.

Речи Плевако по сей день изучаются студентами юридических вузов как вершина искусства строить защитную речь. Среди канонических образцов много трагикомических случаев, за каждым из которых – чья-то жизнь и судьба.

Так, в одном из дел об якобы изнасиловании Плевако вывел «потерпевшую» на чистую воду простой логической конструкцией. Обвиняющая утверждала, что обвиняемый силой затащил её в гостиничный номер. Обвиняемый отрицал и утверждал, что всё было по обоюдному согласию. Свидетелей нет, слово против слова.

И вот на сцену выходит Плевако и обращается к присяжным со следующей речью: «Господа присяжные! Если вы решите присудить моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простыней, которые истица запачкала своими туфлями».

Разгневанная истица вскакивает и кричит: «Врёт он! Нешто я свинья постели пачкать? Туфли я сняла!». Грянувший в зале хохот был оправданием подзащитному Плевако – с него сняли все обвинения.

 

«Краткость – сестра таланта!» – принцип адвоката Кони 

Анатолий Фёдорович Кони – ещё одно имя, вписанное золотыми буквами в историю мировой адвокатуры. Кроме успешной карьеры на адвокатском поприще, он оставил в наследие потомкам такие блестящие труды, как книги «На жизненном пути», «Судебные речи», «Отцы и дети судебной реформы», яркие воспоминания о писателях, с которыми он дружил.

Кони привлекали к самым громким политическим процессам того времени. Им одержаны победы в процессах, не совсем однозначных с точки зрения нашего времени, как, например, оправдательный приговор по делу террористки Веры Засулич.

Одна из его впечатляющих речей связана с судом над мальчиком-гимназистом, ударившего ножом своего одноклассника. Причиной этого отчаянного поступка была ежедневная травля со стороны одноклассника. Обвиняемый был горбат от природы, а пострадавший соученик каждый день на протяжении нескольких лет приветствовал его издевательской фразой: «Горбун!».

Как свидетельствует история, самую эффектную речь в своей адвокатской карьере Кони построил так. При входе в зал суда он попривествовал собравшихся: «Здравствуйте, уважаемые присяжные заседатели!». «Здравствуйте, Анатолий Федорович!» – ответили ему. Кони, словно заевшая пластинка, ещё раз повторил – слово в слово – свое приветствие. Ему вновь ответили, но уже с долей недоумения.

Так повторялось ещё несколько минут, пока судьи и заседатели не взорвались от ярости, даже потребовали вывести «этого сумашедшего» из зала суда. На что Кони невозмутимо парировал: «А ведь этого всего тридцать семь раз! А моего подзащитного травили так несколько лет». Был вынесен оправдательный приговор.

Эмиль Золя: речь писателя изменила дело Дрейфуса

«Кровавые наветы», огульные обвинения не раз на протяжении веков преследовали еврейский народ и его отдельных представителей. Одно из самых громких исторических дел в этом ряду – дело Дрейфуса, наделавшее много шума на рубеже XIX-XX веков и оставившее по себе громкий общественный резонанс.

Альфред Дрейфус, офицер французского Генерального штаба, еврей родом из Эльзаса, на тот момент территориально относящегося к Германии, был обвинен в шпионаже в пользу Германии, карьера его была сломана, сам он брошен в тюрьму, а затем приговорен к пожизненной ссылке на основании фальшивых документов.

advokatskie-rechi-kotorye-spasli-mir

1

Это сфабрикованное дело, имевшее антисемитский подтекст, сыграло огромную роль в европейской истории и раскололо общество на два лагеря. 

Одним из самых ярких эпизодов этой истории является знаменитое открытое письмо «J’accuse (Я обвиняю)» маститого писателя Эмиля Золя к президенту Французской республики Феликсу Фору, в котором  мастер слова решительно утверждал, что дело сфабриковано, а улики – фальшивые.

Письмо Золя, опубликованное в ежедневной газете «L’Aurore», произвело во Франции и в Европе эффект разорвавшейся бомбы. Оно обвиняло французское правительство в антисемитизме и противозаконном заключении по национальному признаку.

Золя указывал на предвзятость военного суда и на отсутствие серьёзных лик. В результате Золя сам подвергся преследованиям «за клевету» и даже вынужден был бежать в Англию, откудаон вернулся на родину только после ареста действительно главных фигурантов и оправдания Дрейфуса.

Статья Золя является ярким доказательством того влияния, которое интеллектуальная элита способна оказать на власть предержащих.

Карман

Поделиться

Читайте также

Финал четвертого республиканского конкурса «Семья года» состоится 12 октября и соберет в Республиканском Дворце культуры профсоюзов победителей областных и минского городского региональных конкурсов, сообщили БЕЛТА в Министерстве труда и социальной защиты.

В заключительном этапе семи семьям-финалистам предстоит презентовать свою «Родословную» - историю рода, семейные обычаи и традиции; в проекте «Моя страна - моя семья» на примерах доказать активную жизненную позицию членов семьи - через увлечения, успехи и достижения. По сумме баллов будут определены обладатели почетного звания «Семья года».

Призеры получат не только признание всей страны, но и денежные премии: за диплом I степени - до 75 базовых величин; за каждый из двух дипломов II степени - до 35 базовых; за четыре диплома III степени - до 20 базовых каждому (1 БВ сейчас составляет Br25,5). Участники конкурса могут быть отмечены специальными дипломами, призами или другими наградами.

Организатором конкурса выступает Министерство труда и социальной защиты при участии Министерства информации, Министерства культуры, Федерации профсоюзов Беларуси, Белорусского союза женщин, областных и Минского городского исполнительных комитетов, республиканских и международных общественных объединений, иных организаций.

Республиканский конкурс «Семья года» стартовал в 2012 году.

Читать дальше

У Бориса Меньшагина уникальная судьба. Занятие адвокатурой, во время Великой Отечественной работа бургомистром на оккупированной территории, причастность к Катынской трагедии, отсидка 25 лет во Владимирской тюрьме практически в одиночке…

Составителем книги «Борис Меньшагин: Воспоминания. Письма. Документы» является Павел Полян. Он собрал интереснейшие документы о Борисе Георгиевиче. Есть в книге и материалы о бобруйском периоде жизни Меньшагина.

Борис Меньшагин родился в 1902 году в семье смоленского статского советника. Почти десять лет – с 1919-го по 1927-й – служил в Красной Армии. В довоенные годы (с 1937-го) работал адвокатом в Смоленске. Его успех в карьере елся на годы террора, когда он пытался вставать на защиту невинно осуждённых и даже добился оправдания некоторых на «вредительских» процессах.

Во время гитлеровской оккупации стал «начальником Смоленска» – бургомистром. Помогал людям, так как был глубоко верующим и профессию свою – адвоката – выбрал потому, что хотел помогать людям. Так, например, после освобождения его нашла семья смоленского священника Пимена, которой он помог во время фашистской оккупации.

v-rossii-izdali-knigu-o-bobruiskom-burgomistre-1

Борис Меньшагин сидит в своём кабинете бургомистра Смоленска, 1943 год.

 

 

В апреле 1943 года Борис Меньшагин стал свидетелем эксгумации оккупационными властями захоронений в Катыни. Где в 1940 году НКВД расстреливало польских военных. Именно это событие и считал бургомистр истинной причиной своего длительного заключения в послевоенные годы.

В сентябре 1943 года Смоленск был освобождён Красной Армией – и Борис Меньшагин покидает его вместе с немецкими войсками. На целых девять месяцев он становится бургомистром Бобруйска. Немецким комендантом в то время был Адольф Гаманн (с его предшественником, оберратом Ротом, Меньшагин был знаком ещё в Смоленске). На новогоднем вечере 1943/1944 гг. в здании бобруйского городского драмтеатра Бориса Георгиевича Меньшагина и М. И. Крупеню, его заместителя, награждают орденами 2-го класса «За заслуги» в серебре, о чём сообщила бобруйская газета «Речь», вышедшая  5 января 1944 года.

Это же издание сообщало о других событиях, связанных с именем нового бургомистра. Так, практически ежедневно в нём печатались распоряжения Меньшагина. 7 июня газета сообщила о распоряжении №38 «О запретном времени хождения для гражданского населения на июнь месяц 1944 года». На следующий день, 8 июня 1944 года, бобруйский бургомистр издал два распоряжения – №№39 и 40 «О запрещении пользования военным имуществом» и «О предупреждении лесных пожаров».

О бобруйской газете «Речь». Главный редактор – Михаил Илинич (псевдоним – Октан). Был антисемитом, антикоммунистом, дезертиром-перебежчиком, «дипломированным инженером». Возглавлял в Бобруйске «Союз борьбы с большевизмом».

В июне 1944 года в город на Березине входят советские войска. Борис Георгиевич с семьёй уходит с немцами и добирается до Карлсбада (Карловых Вар). Вскоре город занимают американцы – и Меньшагина интернируют. Освобождают его из лагеря для перемещённых лиц перед приходом советских войск.

Вернувшись в Карловы Вары, бывший бобруйский бургомистр не находит семьи (её члены покинули город вместе с американцами). Ошибочно решив, что она задержана, он 28 мая 1945 года приходит в комендатуру.

Шесть лет длилось следствие по делу бывшего адвоката, сотрудничавшего во время войны с оккупационными властями в Смоленске и Бобруйске. Одиночка на Лубянке с небольшими перерывами при выезде в Смоленск, где его также держали в одиночной камере.

В 1951 году Бориса Меньшагина приговорили за предательство и измену Родине к 25 годам лишения свободы. Весь срок он отбывал во Владимирской тюрьме, где, за исключением нескольких лет, сидел в одиночке.

v-rossii-izdali-knigu-o-bobruiskom-burgomistre-2

Борис Меньшагин. Фото из тюремной справки

Три года Меньшагин числится в документах острога под номером 28, лишь потом (после смерти вождя народа) в тюремных документах появляется его имя. Несколько раз он отказывался от еды, иногда работал в тюремных мастерских, с другими заключёнными вёл себя высокомерно.

Что удивительно, этому заключённому было разрешено вести дневник – и для этого даже выдавалась писчая бумага. Правда, после освобождения свои записи он на руки так и не получил.

Отсидев 19 лет, Меньшагин выходит на свободу, но свободным не оказывается. На Дальнем Севере он живёт в доме престарелых. В 1984 году в возрасте 82 лет бывшего бургомистра Смоленска и Бобруйска не стало.

1

Читать дальше

Минздрав отправил в Совет министров предложения по внесению поправок в закон о здравоохранении. В частности, рассмотреть вопрос о создании условий для консультирования перед проведением аборта.

Норма такая в законе есть – и это позволяет сохранить ежегодно полторы тысячи жизней. Предлагаемые Минздравом нововведения позволят увеличить эту цифру до 3–4 тысяч.

На психологическую консультацию перед искусственным прерыванием беременности будут приглашать не только женщин, имеющих, согласно действующему законодательству, право на такую помощь. Если предложения медиков войдут в закон, то на консультацию женщина сможет взять любого члена семьи. Всё зависит лишь от её желания.

В 2018 году почти 18% решивших прервать беременность жительниц Беларуси передумали, тем самым сохранив своему малышу жизнь.

Между тем, закон позволяет медику отказаться от проведения аборта. Для этого врач должен письменно уведомить о своём отказе руководителя учреждения здравоохранения. Это не касается тех моментов, когда подобный отказ может привести к угрозе женскому здоровью либо жизни пациентки. В Беларуси уже есть регионы, где не гинекологов и акушеров, выполняющие искусственное прерывание беременности.  

Читать дальше