Жизненная история о враче

Врача зовут Ирина. Говорят, хороший врач. Нам повезло. Я ни разу не видела её лица. Она всегда маске и в очках.

Она инфекционист. Хороший инфекционист и плохой психолог. За всё время, что Ирина лечит мою дочь, она не сказала мне ничего успокаивающего. Она разговаривает со мной языком цифр и фактов.

- ...лейкоцитов 12...
- Это хорошо?
- Это меньше, чем было, но больше, чем норма. И родничок просел. Пересушили.
- Это опасно?
- Я назначу препарат, и он стабилизирует....

Она разговаривает... неохотно. Родители лежащих здесь, в больнице, детей пытают её вопросами. Она должна отвечать. Но каждое слово, сказанное ею, может быть использовано против неё. Ирина выбирает слова аккуратно. У каждого слова есть адвокат, зашифрованный в результате анализа. Ирина хочет просто лечить. Молча. Без расспросов. Но так нельзя.

Я не знаю, нравится она мне или нет. Не пойму. Я вынуждена ей доверять. Здоровье моей дочери в её руках. Она вообще не пытается нравиться, успокоить меня, погасить панику. Но она и не должна, наверное. Она должна лечить инфекции, а не истерики.

Я вижу, что Ирина устала. Сквозь стекла очков я вижу красные, будто заплаканные глаза. Я уже не спрашиваю ничего. Я и так вижу: дочери лучше. Положительная динамика налицо.

Два дня назад дочка была почти без сознания, а сегодня сидит, улыбается, с аппетитом ест яблоко.

Ирина осматривает дочку, слушает, подмигивает. Говорит ей:

- Молодец, Катя.

А мне ничего не говорит. Я же не спрашиваю.

После обеда привезли годовалого мальчика. Очень тяжелого.

Ирина стала вызванивать центральную больницу. Дело в том, что здесь, в инфекционной, нет реанимации. А мальчик очень плох. Но центральная грубо пояснила: у него какая-то нейроинфекция, лечите сами, у нас мест нет.

Рабочий день врача – до 15 часов. Ирине пора домой. У нее есть муж и свои собственные дети.

Но мальчик. Он очень плох.

Ирина остается на работе. Наблюдать за пациентом. Ругается с центральной. Требует прислать невролога и какой-то препарат. Ругается с мужем. Муж требует жену домой. Потому что мальчик чужой, а дома свои.

Медсестры притихли. Они привыкли, что начальство сваливает в три. После трёх в больнице весело.

Годовалый мальчик с мамой лежит в соседнем с нами боксе. Слышимость отличная.

Мама мальчика разговаривает по телефону. Мне слышно каждое слово. Она звонит знакомым и просит молиться за Петю. Подсказывает, какие молитвы. Сорокоуст. И ещё что-то. Просит кого-то пойти в церковь и рассказать батюшке о Пете. Чтобы батюшка тоже молился. Батюшка ближе к Богу, чем обычные прихожане, его молитва быстрее дойдёт.

Я слышу, как врач Ирина вечером входит к ним в палату и говорит маме мальчика, что лекарство нужно купить самим. Потому что в больнице такого нет. «Запишите», – говорит Ирина. Диктует препараты. Среди них «Мексидол».

Я слышу, как мама возмущённо визжит:

- Мы платим налоги! ... Лечите ребенка! ... Везде поборы!... Я вас засужу...

Ирина ничего не отвечает и выходит из палаты.

Моей дочери тоже капают «Мексидол». Мы тоже покупали его сами.

Я слышу, как мама мальчика звонит мужу. Жалуется на врача, просит мужа принести иконы и святую воду.

У меня есть лишние ампулы «Мексидола».

Я беру упаковку и выхожу в коридор. В принципе, это запрещено, все боксы изолированы, но я ищу Ирину. Нахожу её в ординаторской. Она диктует список препаратов для Пети. Диктует своему мужу. Она меня не видит, стоит спиной.

- Ну, Виталь. Сейчас надо. Привези. Мальчишки побудут одни 20 минут. Не маленькие...

Виталя бушует на другом конце трубки.

- Виталь, аптека до десяти. Потом расскажешь мне, какая я плохая мать. Сейчас купи лекарства...
- Вот «Мексидол», – говорю я. – У меня лишний. Пусть «Мексидол» не покупает.

Ирина вздрагивает, резко оборачивается.

Я впервые вижу её без маски. Красивая.

- А, спасибо, – говорит она и добавляет в трубку. – «Мексидол» не надо, нашли...

Я засовывают в карман её халата тысячу рублей.

- С ума сошла, не надо! – Ирина ловит мою руку.
- Это не Вам. Это Пете.

Она опускает глаза.

- Спасибо тебе, – тихо говорит она и поправляет сама себя. – Вам.
- Тебе, – поправляю я её обратно и возвращаюсь в свою палату.

Ночью Пете становится хуже. Я сквозь сон слышу, как Ирина командует медсестрам, какую капельницу поставить и чем сбить температуру. Слышу также, как фоном молится мама мальчика.

 

Когда заболела моя дочь, мне хотели помочь тысячи людей.

Если привести примерную статистику, то примерно из каждой сотни тех, кто хотел помочь,

  • 85% молились за мою дочь и подсказывали мне правильные молитвы, советовали исповедоваться, вызвать батюшку в больницу, поставить свечку. Говорили: «Молитва матери со дна морского достанет».
  • 5% предлагали попробовать нетрадиционную медицину, гомеопатию, остеопатию, акупунктуру, рейки, колдуна, бабку, целителя, метод наложения рук.
  • 10% прагматично давали контакты хороших врачей, советовали лететь в Европу, потому что «в России нет медицины, ты же понимаешь».

Я читала где-то, что чем ниже уровень жизни людей, тем сильнее вера. Чем меньше зависит от человека, тем больше он уповает на Бога. Я не знаю, так это, или нет, но мама Пети выглядит как женщина, которая, если бы могла выбирать, повезла бы больного ребёнка в церковь, а не в больницу.

Я сама верю в Бога. Настолько, что я срочно покрестила дочку в больнице (батюшку в инфекционную больницу не пустили). Сама покрестила. Так можно в критической ситуации. Как наша. Нужна святая вода. Или даже вообще любая вода. И слова, продиктованные Богом.

Я верю в Бога. Сильно верю. Для меня нет сомнений, что Он Есть. Свои действия и поступки я всегда мысленно согласовываю с Богом. И чувствую Его благословение.

Но у Бога очень много работы. Он любит. И прощает. И спасает. И направляет. Он Всемогущ. А мы нет. И у Бога нет цели прожить за нас наши жизни, решить за нас наши задачи. Бог – учитель, но домашнее задание выполнять надо самим. Он учит нас жить с Богом в душе, а уж кто и как усвоит Его урок...

Иногда с хорошими людьми случаются плохие вещи. И это тоже Божья Воля.

А вот то, как вы справляетесь с ситуацией – это уже ваша «зона ответственности». Проверка того, как вы усвоили урок Бога. Для чего-то же Вы живете. И не надо упаковывать свою лень и безответственность в «Божье провидение» и «Божий промысел». Божий промысел лишь в том, чтобы все мы в любой, даже самой сложной ситуации, оставались людьми...

Бог не купит антибиотики. Антибиотики купит Виталя. Который сегодня сам кормит гречкой своих двоих детей, потому что мама занята. Мама спасает маленького Петю, которого захватила в плен инфекция...

К утру Пете стало лучше. Он заснул. Без температуры. Спокойно. Заснула и мама. Я не слышу молитв. Слышу храп.

Ирина не спала всю ночь. В 9 начинается её новая смена. Она делает обход.

pravdivaya-istoriya-o-vrache

Заходит в палату к нам с дочкой.

- Лейкоцитов 9, – говорит она.
- Спасибо, – говорю я.
- Это хорошо. Воспаление проходит.
- Да, я поняла.

Я ничего не спрашиваю. Я ей очень сочувствую. Ирина в маске и в очках. За очками воспалённые, красные, будто заплаканные глаза.

Она идёт обходить других пациентов.

В три часа заканчивается её смена. Пете намного лучше. Он проснулся весёлый, хорошо поел.

Перед тем как уйти домой, Ирина заходит к ним в палату. Убедиться, что всё в порядке. Я слышу, как она осматривает мальчика и ласково уговаривает дать ей его послушать.

В этот момент у мамы звонит телефон, и я слышу, как мама мальчика говорит кому-то восторженно:

- ОТМОЛИЛИ ПЕТЮ, ОТМОЛИЛИ!!!

Я смотрю в окно своей палаты, как врач Ирина идёт домой. У неё тяжёлая походка очень уставшего человека. Она хороший инфекционист. И очень хороший человек. Посланник Бога, если хотите.

Это она победила Петину болезнь. Убила её своими знаниями, опытом и антибиотиком.

И сейчас идёт домой. Без сил и без спасибо. Работа такая.

Отмолили...

©ОльгаСавельева

Поделиться

Читайте также

В живописной Глуше Бобруйского района есть место, история которого неразрывно связана с историей самого посёлка и его жителей. Это участковая больница, в которой вот уже более 95 лет разные поколения пациентов получают квалифицированную помощь медицинского персонала.

То, что лечебное учреждение в посёлке действует на протяжении такого солидного отрезка времени, — выдающийся факт не только по меркам района…

Сведений об истории возникновения здравоохранения в Глуше сохранилось немного. В книге «Память» содержится информация о том, что после освобождения Бобруйщины от белополяков, в соответствии с Постановлением отдела охраны здоровья от 15 сентября 1920 года, началась национализация всех аптек города и повета. В этом же году в Глуше появился фельдшерский пункт, который в 1924-м был реорганизован во врачебную амбулаторию. Спустя несколько месяцев там открылась больница на 15 мест, которую возглавил Михаил Адамович, отец известного классика белорусской литературы Алеся Адамовича.

vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-8

Коллектив Глушанской больницы, 1966 год.

Михаил Иосифович, который, ещё получая специальное образование, подрабатывал медработником в Копыльском Доме отдыха, после окончания в 1928 году медицинского факультета БГУ был направлен на постоянную работу в Глушу. В посёлок молодой доктор переехал с женой, Анной Митрофановной, фармацевтом по образованию, и сыновьями — Евгением, который впоследствии продолжил врачебную династию, и Александром, будущим писателем-учёным.

С первых дней войны Михаил Адамович служил на фронте, был терапевтом 13-й армии, дослужился до подполковника медслужбы. Вернувшись домой, он снова встал во главе врачебного участка.

После смерти Михаила Иосифовича в 1948 году главврачом Глушанской больницы был назначен Ф. Т. Малышев. Получив диплом Минского мединститута, Фёдор Тихонович в июне 1941 года ушёл на фронт. Побывав на полях сражений, в немецком плену, в партизанах, он вернулся, чтобы в мирной жизни бороться за здоровье людей, и посвятил служению делу врачевания около 40 лет. В посёлке Фёдора Тихоновича до сих пор вспоминают как врача от Бога, профессионала своего дела.

vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-1 vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-2

После Ф. Т. Малышева его дело продолжали Иван Иванович Чернушевич, Владимир Абрамович Мучник. В 1981 году, окончив Минский мединститут, в больницу пришёл сын Фёдора Тихоновича Малышева — Фёдор. И вот уже около 15 лет Фёдор Федорович является главврачом Глушанской участковой больницы. К слову, его родной брат Александр тоже возглавляет медучреждение — Заволочицкую врачебную амбулаторию Глусского района. По стопам деда и отца пошли также дочери Фёдора Фёдоровича: старшая, Татьяна — врач-стоматолог, младшая, Анна — врач-гигиенист.

vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-3

Ф. Т. Малышев, И. И. Чернушевич, В. А. Мучник

В конце 70-х годов больница переехала в новое просторное здание. В 80-х годах медучреждение было рассчитано на 125 мест, в 90-х — на 100, в 2005 году — 40. Сегодня Глушанская участковая больница принимает на стационарное лечение 30 пациентов. Трудится здесь 46 человек медперсонала. Ежедневно врачи оказывают на приёме и в стационаре необходимую помощь в среднем 40-50 пациентам. При больнице работают стоматологический, физиотерапевтический, массажный, детский, акушерский, процедурный кабинеты, ЭКГ, лаборатория и др.

vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-4

Главврач больницы Ф. Ф. Малышев

Высокий профессионализм мед­работников старейшего медучреждения Беларуси подтверждают заслуженные награды. Так, в 2007 году больница заняла 1-е место по итогам ежегодного городского соревнования среди участковых больниц и 2-е место по итогам областного смотра-конкурса среди лечебно-профилактических учреждений области, за что ей был вручен электрокардиограф «Интекард». В 2008 году вручена Почётная грамота Бобруйского райисполкома как победителю соревнования среди коллективов медучреждений. В 2009-м — 3-е место в соревновании среди лечебно-профилактических учреждений района. По итогам 2013 года медучреждение названо первым в районе и вторым на Могилёвщине.

vrachebnoe-delo-v-glushe-ot-vozniknoveniya-do-nashikh-dnei-5

Глушанская участковая больница сегодня

Коллектив Глушанской участковой больницы достойно продолжает традиции заботы о здоровье людей, заложенные здесь Михаилом Адамовичем более девяти с половиной десятков лет назад.

Трыбуна працы

Читать дальше

С 1 сентября 2019 года возобновляется движение автобусов по следующим маршрутам:

Рабочий день:
№ 6
о.п. «Микрорайон № 6»: 6.12  7.45  9.15  15.56  17.26
о.п. «Парковая»: 7.02  8.32  10.02  15.08  16.43  18.13

№ 16
о.п. «Дзержинского»: 7.05
о.п. «Скрипочка»: 7.23

№ 18
о.п. «Машиностроительный завод»: 5.29  5.48  7.02  7.23  8.37  8.58  16.29  18.02
о.п. «Микрорайон № 6»: 6.14  6.35  7.49  8.10  17.12

№ 26э
о.п. «Микрорайон № 6»: 7.10.

Выходной день:
№ 11
о.п. «18 о/с»: 14.59  16.14  17.29 
о.п. «ст. Березина»: 15.37  16.52  18.07.

Бобруйский городской исполнительный комитет

Читать дальше

Хорошие новости приходят с летней погодой. Студия акробатического фитнеса «ACRO-FIT» и федерация силовых видов спорта GSF Belarus в рамках нового учебно-спортивного года продолжает набор новых студийцев и приглашает мальчиков и девочек от 2,5 до 14 лет на открытую тренировку.

Среди наших воспитанников – чемпионы мира и Европы, чемпионы Республики Беларусь по фитнессу и Power-fit, победители конкурсов хореографического и актерского мастерства.

Тренировки проводят сильнейшие тренера по детскому фитнесу.

Справки по телефонам: +375 (44) 776-80-34, +375 (44) 538-73-68.

30 августа в 17.30 в СОЦ «Мандарин» (остановка стадион «Спартак», перекресток ул. Интернациональной и Октябрьской).

Вход бесплатный.

novykh-zvezdochek-nabirayut-v-bobruiskuyu-studiyu-akrobaticheskogo-fitnesa

Читать дальше