Взорванная Атлантида. Как и почему исчезали самые красивые белорусские города и замки

Василь Быков говорил, что город без древнего центра, каким бы современным и благоустроенным он ни был, всё же лишен души. В истории Беларуси, увы, масса примеров того, как проводился обряд обездушивания – сперва силами завоевателей, а затем, в советское время, и собственными стараниями. О некоторых из них мы начнём рассказывать сегодня.

На старинных гравюрах Брест предстаёт перед нами городом с чудесным скайлайном из храмовых башен и дворцовых крыш. Он и сегодня мог бы соперничать с Гродно по красоте и древности своих памятников, быть «белорусским Львовом» или даже «белорусской Прагой», ведь в былые времена его улицы и площади украшали каменные костелы иезуитов и доминиканцев, августинцев и тринитариев, бригиток и бернардинцев, других орденов и конфессий. При этом застройка места, возникшего у слияния Буга и Мухавца, характеризовалась высокой плотностью (часто здания размещались на самой береговой линии), более свойственной западноевропейским городам. А был тут ещё и замок, в котором Витовт и Ягайло разработали план Грюнвальдской битвы, где в ХV-ХVI вв. проходили государственные сеймы ВКЛ, а в ХVII столетии работал (наравне со столичной Вильней) монетный двор – самый производительный в Великом княжестве.

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-1

В начале XIX века плавное 800-летнее развитие города было остановлено и перечёркнуто. Ещё в ХVIII столетии маршал Франции Мориц Саксонский (который являлся внебрачным сыном нашего короля и великого князя Августа Сильного) отметил, что «тот, кто владеет в военное время Брестом, имеет великие выгоды над прилежащею страною». Этот вывод прославленного полководца не остался незамеченным русскими военными: после присоединения земель ВКЛ к Российской империи было принято решение строить здесь «опорный пункт обороны» её новой западной границы. Однако планам тогда помешал Наполеон, и к ним вернулись лишь в 1830-м, но со всей беспощадностью к городу, ставшему символом ненавистной для россиян Брестской церковной унии.

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-2

В ночь с 31 мая на 1 июня 1835 года в Бресте «как бы случайно» вспыхнул пожар, уничтоживший более 300 зданий и сильно ускоривший расчистку территории будущей крепости. Погорельцы получили денежную компенсацию, но отстраиваться на прежнем месте им запретили: городская застройка отныне переносилась на два километра к востоку. А ровно через год после пожара главнокомандующий русской армией, усмиритель восстания 1831 года фельдмаршал Паскевич заложил первый камень цитадели. Уцелевшие архитектурные памятники старого города либо шли под снос (как, например, Николаевская церковь, в которой в 1596-м была подписана уния), либо приспосабливались для новых нужд. Так, в монастыре иезуитов разместилась канцелярия коменданта, а в бывшей обители базилиан – офицерское собрание (известное также как Белый дворец, где в 1918 году был заключён Брестский мир).

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-3

Весной 1842 года над крепостью 1-го класса Брест-Литовск был поднят имперский флаг. Так 175 лет назад возникло одно из самых совершенных укреплений России и навсегда закончилась история ТОГО города, тысячелетие которого мы отметим через два года. «Ни одно неприятельское нашествие не уничтожило так основательно древний град с его прекрасными памятниками старины, как уничтожил его русский царь Николай I, – писал один из современников тех событий и уже тогда задавался вопросом: «Стоило ли разрушать и уничтожать материальное достоинство и культурные достижения, добытые многими поколениями?..»

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-4

Впрочем, Брест был не первым белорусским городом, стертым с лица земли российскими военными. Ещё в годы царствования Александра I они провели успешный опыт с Бобруйском, чей средневековый центр, удобно расположенный на берегу Березины, в одночасье «заковали в латы». Проект крепости на месте старого ядра города, жителей которого переселили в четыре веером примкнувших к цитадели форштадта, был утверждён летом 1810-го, а уже в следующем (!) году, ввиду ожидавшейся войны с Францией, почти завершённую фортецию привели в оборонительное состояние. Там, где ещё совсем недавно находилась городская площадь с храмами и торговыми рядами, от которой расходились улицы с мастерскими и лавками ремесленников (кузнецов, плотников, ткачей, гончаров, пекарей, ювелиров...), теперь стояли казармы, склады, военный госпиталь. Ещё даже не достроенная до конца, Бобруйская крепость стала крупнейшей в Европе (её площадь превышала 100 га).

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-5

Показательна история одного из памятников бобруйской старины – иезуитского костёла, возведённого в первой половине ХVIII века по проекту виленского архитектора Томаша Жабровского. Внешне он напоминал уменьшенный пражский храм Девы Марии перед Тыном. При нём действовали библиотека, пятилетняя школа и театр, где ставились пьесы религиозного содержания. После присоединения Беларуси к Российской империи и начала строительства крепости в костёле иезуитов был устроен цейхгауз (склад оружия и амуниции), а в советское время разместилась гауптвахта. Сегодня это самое старое из дошедших до наших дней зданий Бобруйска – до неузнаваемости перестроенное, заброшенное, время от времени терпящее от пожаров – вовсе не похоже на памятник. А ведь у него могла быть совсем другая, «европейская», судьба.

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-6

Графическая реконструкция иезуитского костёла в Бобруйске на сохранившемся основании. Автор – Александр Невар

Точно так же по-иному мог бы выглядеть сегодня довольно унылый и безликий (да простит меня малая родина моих родителей!) Слуцк. В прошлом году город отпраздновал свое 900-летие, и, окажись он в другой стране, давно бы мог почивать на туристических лаврах, как, например, более молодые Амстердам или Рига. Но в белорусском климате Слуцку было уготовано многолетнее «закаливание» в постоянных войнах (так в городе появилось целых три замка) и «смерть» от руки захватчика, не знавшего пощады к побежденным.

В конце XVI века московский купец Трифон Коробейников писал о Слуцке: «Град торги и посадом больши и лутчи Менска, а река шириной с Москву-реку». В то время город ещё принадлежал княжескому роду Олельковичей, а в начале ХVII столетия перешел к Радзивиллам, сделавшим его укрепления лучшими во всём Великом княжестве. Оборонительная линия почти круглого в плане поселения составляла около четырёх километров, имела 19 бастионов разных конфигураций (каждый из них со своим названием: Рыбацкий, Кузнечный и т. д. – исходя из того, какой ремесленный цех должен был оборонять их). «Крепостью в крепости» называли современники построенный на противоположном от Верхнего и Нижнего замков берегу Случи неприступный Новый замок – Цитадель. Чтобы попасть в него, требовалось преодолеть два ряда глубоких водяных рвов и двое ворот, в которых находились пушки.

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-7

Со вхождением белорусских земель в состав России у новых властей возникло опасение: не станет ли мощный город-крепость, захваченный повстанцами (а восстания тут, как мы помним, вспыхивали с завидной регулярностью), грозить безопасности империи? Поэтому в первой половине ХIХ века оборонительные валы Слуцка были выровнены, а широкий ров с водой засыпан. Кроме того, новые хозяева «разрубили» древний город надвое, проложив через его центр отрезок шоссе Москва – Варшава. Новая дорога, сломавшая веками сложившуюся планировку, стала главной городской магистралью и получила название Шоссейной (ныне улица Ленина). В её центре, на бывшей Замковой горе (в 1930-х, после взрыва находившегося тут Свято-Николаевского храма она получила имя Безбожной горки) расположен Дом культуры (на фото он справа). А единственным напоминанием о легендарном Слуцке остаётся небольшой сохранившийся участок земляных валов в центральном городском парке.

vzorvannaya-atlantida-kak-i-pochemu-ischezali-samye-krasivye-belorusskie-goroda-i-zamki-8

P.S. Из трёх замков – Верхнего, Нижнего и Узгорского – когда-то состояли и витебские укрепления. Совокупная длина их стеновых ограждений, по данным историка архитектуры Тамары Габрусь, превышала три километра, т. е. была почти в полтора раза больше протяжённости стен московского Кремля! Где сейчас эти каменные защитники, что с ними стало? Ответить на этот вопрос поможет недавно появившийся в сети фильм-исследование Алеся Кравцевича.

Планета Беларусь

Фото: рисунки Павла Татарникова

Поделиться

Читайте также

Телефонные линии государственной комиссии по контролю за ходом вступительных испытаний созданы для абитуриентов на базе центрального аппарата Комитета государственного контроля и комитетов в областях. Об этом сообщил сегодня журналистам руководитель рабочей группы государственной комиссии, начальник главного управления контроля бюджетно-финансовой сферы КГК Павел Пинчук, передает корреспондент БЕЛТА.

Наряду с выполнением задач по предотвращению нарушений во время вступительных испытаний членами госкомиссии будут объективно и оперативно рассмотрены все обращения абитуриентов и их родителей. Для этого на базе Комитета государственного контроля на областном и республиканском уровнях работают телефоны горячей линии, осуществляется личный прием граждан.

Номера телефонов:
•    рабочей группы госкомиссии (Минск) (8-017) 327-66-80;
•    Брестской областной комиссии - (8-0162) 21-18-76 и 21-18-94;
•    Витебской областной комиссии - (8-0212) 37-61-93 и 37-61-82;
•    Гомельской областной комиссии - (8-0232) 23-83-85;
•    Гродненской областной комиссии - (8-0152) 79-88-01, 79-88-40 и 79-88-16;
•    Минской областной комиссии - (8-017) 331-66-02 и 284-09-06;
•    Могилевской областной комиссии - (8-0222) 22-18-97, 31-07-73 и 31-07-75;
•    Министерства образования - (8-017) 222-43-12.

Павел Пинчук отметил, что алгоритм совместной работы по контролю за проведением вступительной кампании позволяет быть уверенными в том, что всем абитуриентам во всех учреждениях образования будут предоставлены равные возможности при поступлении.

Читать дальше

Простые привычки могут помочь совам превратиться в жаворонков и значительно улучшить самочувствие. О работе ученых из Великобритании и Австралии пишет BBC.

Исследователи из Бирмингемского университета и университетов Суррея и Монаша провели эксперимент над 21 добровольцем, которых можно называть типичными совами: они привыкли ложиться около двух ночи и вставать не раньше десяти утра.

Испытуемых попросили соблюдать простые правила:

  1. Просыпаться на 2−3 часа раньше обычного и следить, чтобы комната по утрам была хорошо освещена.
  2. Завтракать как можно раньше.
  3. Ужинать в одно и то же время каждый день, но не есть ничего позже семи вечера.
  4. Не пить кофе после трех дня.
  5. Не ложиться ненадолго подремать после четырех часов дня.
  6. Ложиться спать на два-три часа раньше, чем обычно, и по вечерам не проводить время перед экранами ноутбуков или телевизоров.
  7. Засыпать и просыпаться в одно и то же время.

Результаты эксперимента опубликовали в журнале Sleep Medicine: спустя три недели добровольцы спали то же количество часов — но их время засыпания и подъемов сместилось. Перестроившись из сов в жаворонков, испытуемые говорили, что стали меньше страдать от сонливости, стресса и депрессии.

Авторы исследования отмечают, что их советы близки к правилам обычной гигиены сна — но главное, что они помогают совам перестроить свои внутренние часы и сделать жизнь более комфортной.

TUT.BY

Фото: unsplash.com

Читать дальше

Книга шведской писательницы и художницы Сары Лундберг «Птица во мне летит, куда захочет» в 2018-м получила престижную шведскую премию Августа и была признана лучшей детской книгой года в Швеции. В 2019-м Надя Кондрусевич перевела ее со шведского языка на белорусский. О том, чем интересно это сочинение, которое вышло в издательстве «Коска», рассуждает доктор филологических наук, литературный критик Анна Кислицына.

Когда в Беларуси появляется перевод книги, популярной в другой стране, это воспринимается как событие удивительное для нашего книжного дела. У нас появление таких литературных новинок растягивается на годы. Однако книге Сары Лундберг повезло, как повезло и самой героине этого удивительного издания — девочке Берте, прототипом которой стала художница Берта Хансон (1910−1994). «Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» — это история, вдохновленная картинами художницы, а также эскизами и рисунками в ее письмах и дневниках.

Честно говоря, трудно сказать, насколько это распространенная практика — писать детские книги по мотивам биографии знаменитых художников своей страны. Но, надо признать, что это выглядит очень привлекательной идеей, так как, с одной стороны, помогает понять, как формировался творческий человек, с другой — ненавязчиво вводит в мир истории искусства. Однако книга «Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» хороша тем, что это прежде всего самостоятельная история девочки. Эта история понятна и интересна и без комментариев, которые проливают свет на реальные события, давшие канву произведению.
ptica-vo-mne-letit-kuda-zahochet-neprostaya-kniga-dlya-sereznyh-detej

Это книга о том, как трудно быть не такой, как все. О том, что это такое — выделяться талантом, жить с талантом, опираться на талант и, иногда, разочаровываться в нем. О том, что иногда самые близкие люди могут не понимать тебя, не потому, что они плохие, а потому, что они другие. Как вы понимаете, эта книга будет понятна всем — взрослым и детям, но, возможно, не всем она будет по-настоящему близка.

Она будет близка девочкам и мальчикам, которые чувствуют себя чужими в школе. Одни — потому, что не находят общий язык с одноклассниками, другие — потому, что не могут найти общий язык с учителями, которые далеки от творческих идей и гребут всех детей под одну гребенку.

Она будет близка юношам и девушкам, которые не находят поддержки своим идеям и начинаниям у родителей, которые могут быть любящими, трудолюбивыми и добрыми по отношению к близким, но совершенно чуждыми по духу.

Она будет близка тем взрослым, кого я обычно называю переученными интровертами. Тем, кто вынужден ежедневно общаться с большим количеством людей — в семье или коллективе, но всему на свете предпочитает уединение и размышление.

Она будет близка тем, кто любит рисовать и лепить и через творчество спасается от бед и невзгод, которые есть не только в жизни взрослых людей, но и маленьких.

И, безусловно, она будет близка натурам поэтическим, так как сама книга написана и переведена языком, очень близким к языку поэзии.

ptica-vo-mne-letit-kuda-zahochet-neprostaya-kniga-dlya-sereznyh-detej

«Настаўнік у школе вучыць нас маляваць.

«Намалюем моркву», — кажа ён і робіць

на аркушы контурныя рыскі.

Мы бяром чырвоныя алоўкі.

«Не залазьце за рыскі!»

Я ўяўляю моркву на агародзе,

за домам.

«Спадар настаўнік! — я цягну руку. —

Морква ж зусім іншая.

Можна я намалюю такую, як расце ў нас дома?»

Настаўнік хмурыцца:

«Нельга».

Кому эта книга точно не подойдет — это тем, кто любит только веселые занимательные истории. Потому что в книге «Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» — все как в жизни. Да, есть хорошие люди, есть плохие. Есть здоровые и крепкие, но ментально далекие. Есть умные и ласковые, но в них живет болезнь. И, хоть вроде понимаешь, что да — жизнь она именно такая, в ней много всего намешано — радость и удача, болезнь и смерть — удержаться от слез, читая книгу Сары Лундберг, трудно даже взрослому человеку. И, плача над несчастьями маленькой Берты, в какой-то момент понимаешь, что плачешь над собой и над своими не сбывшимися надеждами и мечтами. Не думаю, что кто-то ждет от книги 12+ катарсиса, но — да, именно нравственное очищение, возвышение души через сопереживание и сострадание готовит вам эта книга, если вы, конечно, готовы к такой реакции.

Надо сказать, что появление в последнее время в наших магазинах переводных детских книг о буллинге, болезнях и смерти (пускай и в незначительном от общего количества изданий) требует некоторого комментария, потому как даже у меня, литературоведа, это явление вызывает вопросы: «А надо ли это?», «А зачем это?».

Так, в недавней статье Татьяны Килланд-Самойлов, преподавателя норвежской литературы и языка университетского колледжа Королевы Мод в Тронхейме, приводится следующее объяснение: «С начала XXI века книжный рынок был наводнен книгами о детских эмоциях и психологических реакциях на травмирующие события. Этот психологический поворот был связан с понятием компетентного ребенка. Скандинавские страны, в частности, прославились тем, что рассматривают ребенка в качестве компетентного субъекта, и эта точка зрения в значительной степени интегрирована в законодательство по вопросам образования в раннем возрасте и учебные программы по вопросам образования в раннем детстве». По мнению исследовательницы, «через депрессивный и меланхоличный визуальный фон историй подразумеваемый ребенок-читатель рассматривается как достаточно компетентный, чтобы понять и терпеть печаль и чувство изоляции».

Таким образом книга «Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» находится в тренде современных скандинавских книг. Тренде, который, хоть только недавно проявился в наших книжных магазинах, но уже стал заметен благодаря таким книгам, как «Лета Гармана» Стиана Холе и «Суперкніга пра Біла з Болаю» Гуниллы Бергстрем.

ptica-vo-mne-letit-kuda-zahochet-neprostaya-kniga-dlya-sereznyh-detej

Однако прелесть книги «Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» — все же не в том, что она прекрасно вписывается в современные тенденции. А в том, что она очень светлая и оптимистичная, несмотря на то, что в ней говорится, в том числе, и о мрачных сторонах детской жизни. Кстати, творческая судьба прототипа этой книги, несмотря на все перипетии и испытания, сложилась на удивление хорошо, и тут надо высказать благодарность составителям книги, которые позволили удовлетворить мое читательское любопытство, не заглядывая в интернет.

Книга состоит как бы из трех историй — истории Берты, в интерпретации Сары Лундберг, биографии Берты Хансон, написанной Александрой Сундквист, журналисткой и писательницей, и рассказов-иллюстраций, которые составляют большую часть книги. Именно они делают книгу настоящим арт-объектом, книгой, которая дарит не только возможность получить освобождение через искусство, но и радует глаз.

«Мне страшна. Я баюся.

Але ў мяне ўсё атрымаецца.

Ува мне жыве птушка,

Якая ляціць,

куды захоча…»

«Птушка ўва мне ляціць, куды захоча» — книга о мечте, которая летит, не зная преград, и сбывается в самые неожиданные моменты.

TUT.BY

Фото: Анна Кислицына

Читать дальше