Уроки труда против «технологии»: а что бы выбрали вы? Рассуждает Маша Трауб

Почему из школ пропали уроки труда? Чем от них отличается предмет «технология»? И почему на таких занятиях детей больше не учат кроить, шить юбки и работать на токарных станках? Писатель и наш колумнист Маша Трауб размышляет на портале MEL.FM, стоит ли прививать современным школьникам любовь к ручному труду и как именно это нужно делать.

Я так и не смогла вспомнить, когда уроки труда в школах превратились в «технологию». В каком году из школ исчезли швейные машинки, плиты, мини-парикмахерские, молотки, пилы, рубанки и колченогие табуретки?

Родители возраста «сорок плюс» вспоминают эти уроки с ностальгией и улыбкой. Сокровенное знание про косую бейку из памяти не вытравишь. Как и случаи, когда девочки накормили мальчиков сладким супом и солёным тортом.

Нет, самый ужас, когда ты стоишь перед классом, а Лариса Витальевна брезгливо двумя пальцами держит твою юбку-солнце и говорит, что замуж с такой юбкой никто не возьмёт. Впрочем, Сан Иваныч, трудовик у мальчиков, естественно, с жуткого похмелья, в это же самое время демонстрирует доску с криво забитым в неё гвоздёем и говорит моему другу Илье, главному «ботанику» класса, что он таким гвоздём ни одну бабу не… Дальше следует ненормативная лексика.

Сейчас в младшей школе уроки технологии, к счастью, остались и ещё похожи на уроки труда. Хотя всё зависит от учителя. Наша замечательная Лидия Андреевна, которая вела предмет и у старшего сына, и у дочери, учила детей — и мальчиков, и девочек — пришивать пуговицы, вязать крючком, вышивать. Они всё время что-то изготавливали из подручных средств. Из пластиковых бутылок — пингвинов, корабли. Из шишек строили дома. Они и квиллингом занимались, и валять пробовали.

Моему сыну Василию Лидия Андреевна всегда ставила пятерки, хотя прекрасно знала, что крестиком за него вышиваю я, аппликации же делают одноклассницы. Зато его вазочку хранит у себя в кабинете до сих пор — это была первая Васина самостоятельная поделка. И когда кто-то из мальчиков заявляет, что не будет клеить дурацкие розочки на открытку или пришивать пуговицы, Лидия Андреевна достаёт с полки Васину вазочку и трясёт ею перед всем классом: «Вот, мальчик тоже не хотел, ничего не умел, а сделал! Сам сделал! И вы сможете!».

После вазочки все мальчики послушно пришивают пуговицы.

Восемь лет назад, когда сын учился в шестом классе, дети записывали рецепты приготовления яичницы, а на дом им задавали сделать конспект по теме «Определение сроков годности продуктов питания». Точно помню момент, когда Василий узнал, как проверить куриное яйцо на степень тухлости: если яйцо несвежее, оно в воде всплывёт. Заодно учительница рассказала, что этот способ не действует, если очень сильно посолить воду. Ещё про консервацию огурцов и помидоров увлекательно рассказывала. Кажется, именно она, сама того не ведая, увлекла мальчишек экспериментами — причём физическими, а не кулинарными. Банки после Васиной «закрутки» на моей кухне взрывались регулярно.

А вот теперь, в том же шестом классе, моя дочь на технологии делает домашнее задание или читает. Уроки посвящены так называемой проектной деятельности, ставшей модной в последние годы. Детям, по идее, должны рассказывать про эту самую деятельность, но все проекты сводятся к тому, что одна из мам что-то снимает, другая — монтирует, третья делает видеопрезентацию.

Сейчас всё считается опасным. Год назад в параллельном классе разразился скандал. Кто-то из родителей предложил вернуть уроки труда хотя бы в виде выжигания на досках. Есть рисунки и для мальчиков, и для девочек. Раньше ведь все выжигали! Мамам на 8 Марта — гвоздику, папам — танк на 23 Февраля. И кривую подпись-поздравление. Однако выжигание было признано крайне опасным занятием.

«А если ребёнок руку себе прожжёт, вы будете за это отвечать?» — высказала общее мнение глава родительского комитета.

Недавно мы с уже одиннадцатилетней дочерью шили штаны для её мягкой игрушки — кота Басика. Сима умеет шить на швейной машинке, вязать крючком, вышивать крестиком. Конструировать выкройки, кроить, вязать по схемам. Ради дочери мне пришлось вспомнить про косую бейку.

Но тут выяснилось, что она не умеет вдевать резинку в штаны. То, чему мы, девочки, обучались в первую очередь. Обычная бельевая резинка была страшным дефицитом и ценностью. На резинке держалось всё — трусы, колготки, юбки. Протёртые резинки связывались узелками и шли на игру «в резиночки». Счастливая обладательница цельной резинки сразу же становилась королевой двора.

 

У всех девочек к изнанке юбки была приколота булавка. Не только от сглаза. Но и в хозяйственных целях — подхватить разорванную резинку и сколоть булавкой. Я прекрасно помню ощущение, когда на физре или в игре вдруг лопается резинка от трусов. И они скатываются вниз. Большего позора, чем найти трусы на уровне коленок, представить себе невозможно. Хотя нет, возможно: если резинка лопается сразу и на трусах, и на колготках, что тоже нередко случалось. Все девочки владели навыком молниеносно собрать резинку и вернуть белье на прежнее место.

Дочь чуть не плакала: у нее «убегала» вторая часть резинки, она не догадывалась, что нужно закрепить булавкой и только потом примерить. А мне и в голову не приходило её предупредить, что резинка может «убежать».

Сколькими ещё подобными навыками владею я, мое поколение родителей, а наши девочки, дочки, о них даже не подозревают?

Мой муж шутит, что меня воспитывали партизаны в окопах, поэтому я всё умею. Дочь раскрывает рот, когда я начинаю вязать не крючком, а, например, на спицах.

— Вас этому в школе учили? — спрашивает Сима с завистью.

— Да, в школе.

uroki-truda-protiv-tekhnologii-a-chto-by-vybrali-vy-rassuzhdaet-masha-traub

Сколько раз мы прострачивали себе пальцы на уроках труда, на ножной механической машинке? Миллион. А сколько раз обжигались о плиту на тех же уроках труда? Никто не считал это особенным происшествием.

Я даже представить себе не могу, какой бы случился скандал в наши дни, если бы ребёнка-первоклассника с густыми непокорными вихрами после уроков вернули родителям лысым. В нашей школе была оборудована настоящая парикмахерская — с зеркалами, мойкой и сушкой. Девочки специализировались на мужских стрижках. Клиентами становились первоклашки или второклашки, которые, с точки зрения учителей, ходили заросшими.

Если стрижка не удавалась (а она, конечно же, не удавалась), наша учительница Оксана Михайловна брила клиента машинкой под ноль. Если в начале года у нас все первоклашки ходили лысые, то к концу мы навострились стричь всякие боксы, полубоксы, бобрики. В свободное время делали друг другу начёсы и экспериментировали с завивками.

Сан Иваныч, бывший электрик, задвинув табуретки подальше, учил мальчиков чинить проводку и ремонтировать розетки. Когда он уходил в запой, наши ребята выходили ему на замену в ЖЭК — прекрасная возможность подработать. Даже люстры «навешивали». Хотя они сами электрика и спаивали.

Я терпеть не могла конструировать, зато неплохо справлялась с постельным бельём — мы шили наволочки, пододеяльники с дыркой посередине, простыни. Лариса Витальевна устанавливала «норму» — сдать три наволочки или пять простыней. Все знали, что учительница торгует нашими «комплектами» на рынке.

Я умею шить, вязать, стричь. Владею десятипальцевым слепым методом печати на машинке. Стенографирую. Делаю уколы, накладываю шины. И все эти навыки, пусть и в минимальном объёме, я получила в школе на уроках труда и на занятиях в УПК — учебно-производственном комбинате, который становился продолжением уроков труда для старших школьников.

Гендерное различие? Я с этим не сталкивалась. Если мне хотелось, я шла к мальчишкам.

Трудовик как раз объяснял, как перетягивать мебель на стульях и «зачищать» поверхность перед тем, как покрыть её лаком. Мальчишки могли приходить к нам, девочкам, что не считалось зазорным. Илья, не справившись с гвоздями, готовил лучше многих девочек.

Но мы — нынешнее поколение родителей — делаем всё, чтобы наши дети не владели этими навыками. Сами всеми силами продлеваем им детство, делаем инфантильными. В этом нет нашей родительской вины. Наши родители передавали нам знания и умения, которые позволили им выжить: уметь готовить пять блюд из одной тощей курицы, ставить капельницу на швабре и шить занавески.

А мы? В прошлом году классная руководительница предложила ввести дежурства: девочки поливают цветы, а мальчики поднимают стулья на парты. Что тут началось! «Аллергия!», «Давайте наймём уборщицу!» Одна мама сказала, что вместо сына стулья придёт поднимать бабушка, если уж так надо. Учительница всего лишь хотела, чтобы дети научились хотя бы класс держать в чистоте.

Я не вижу ничего ужасного в том, чтобы девочки шили, а мальчики забивали гвозди — или наоборот, кому как больше нравится.

Или делали и то, и другое, что в жизни может пригодиться. Старые уроки труда, на мой взгляд, куда лучше нынешней непонятной «технологии». А раскройный нож и оверлок на швейной машинке вполне могут конкурировать с тиктоками. Только покажите их детям.

1

Поделиться

Читайте также

В «Живой Библиотеке» вместо книг выступают живые люди со своими историями, которые готовы отвечать на вопросы. «Книга» – это человек, который имеет определенную идентичность, редкую профессию, уникальный опыт, непривычный для «большинства» образ жизни или мировоззрение.

«Живые Библиотеки» в Бобруйске проходят уже 4-ый год. За это время читатели знакомились и общались с книгами о музыке и путешествиях, национальных меньшинствах и феминизме, приемных детях и «неродных» родителях, разнообразных профессиях и внешних образах, йоге и психологии, экологии и технологиях...

Работает «Живая Библиотека» так же, как и обычная: читатели приходят, получают «читательский билет», выбирают «книгу» и «читают» ее на протяжении определённого времени.

Если вы хотите:

  • обсудить стереотипы и избавится от предрассудков в отношении других людей,
  • задать вопросы людям-представителям определенных профессий или социальных групп,
  • лучше понимать родных, друзей, коллег по работе, с которыми вас разделяют какие-либо отличия.

до встречи на «Живой Библиотеке» в Тайм-клубе «1387».

Хотите стать книгой? Пишите ЗДЕСЬ или звоните/пишите на вайбер библиотекарке Дарье +375295491264.

Хотите стать читателем? Приходите 13 сентября к 18:00 в тайм-клуб «1387».

Вход свободный.

Продолжительность одной беседы с одной книгой – 30 минут. Продолжительность всего события – около 3-х часов.

v-neobychnuyu-biblioteku-priglashayut-bobruichan-13-sentyabrya

Читать дальше

Время летит быстро, не успели оглянуться, как летний отпуск в театре закончился, совсем скоро придёт радостный день открытия нового театрального сезона,причём, сезона 75-го, юбилейного, а значит, праздничного.

Да, драматический театр в Бобруйске существует уже 75 лет, он начал свою деятельность сразу после освобождения города летом 1944-го года. Думается, что это было одно из самых любимых и посещаемых мест в городе. Во все времена театр такое место, куда человек идёт, вроде как отдохнуть, развлечься, а выходит после спектакля, открыв для себя и в себе что-то новое. И это прекрасно!

В нашем городе театр живёт столько лет, значит, он нужен Бобруйску, его любят в городе, знают актёров, ходят на спектакли, как говорила знаменитая Фаина Раневская: «…Смотреть и слушать можно и в кино, а в театр ходят душу лечить…». Приходите, смотрите, плачьте, смейтесь и творите вместе с нами! Мы всегда ждём Вас и рады каждой встрече с Вами!

А открывать юбилейный сезон театр будет премьерой. Спектакль по пьесе молодого белорусского драматурга Ольги Прусак под названием «Сиртаки» поставила творческая группа из Минска, которая ставит у нас уже третий спектакль («Точки на временной оси» и «Смешанные чувства» — первые два).

Режиссёр-постановщик Татьяна Троянович, режиссёр по работе с актёрами  Станислав Савостин, художник-постановщик Валентина Правдина, балетмейстер Валерий Султанов — это большие профессионалы своего дела, люди творческие, они хорошо знают нашу труппу, их спектакли стали лучшими в репертуаре театра.

Несомненно, и «Сиртаки» покорит зрителей, он о том, что близко и понятно каждому – о желании быть счастливым.

11 октября в 18:00 открытие юбилейного театрального сезона спектаклем «Сиртаки»

12 октября в 18:00 повторный показ спектакля «Сиртаки»

Стоимость билетов - от 4 до 6 руб.

Читать дальше

20 и 21 сентября 2019 года состоятся гастроли Национального академического драматического театра Якуба Коласа (г.Витебска).

20 сентября в 18:00

Херберт Бергер

ПЕРАБОР (16+)

Камедыя на 2-е дзеі.

У кожнага – свая мара. І спосабы яе дасягнення – таксама розныя. Джон Валонэ думае толькі пра павышэнне па службе. Тым больш, што менавіта зараз надарыўся зручны выпадак. Яму даручылі… Зрэшты, няхай гэта застанецца таямніцай.

А ягоная прыгожая жонка Нэнсі тым часам фліртуе з сімпатычным суседам Філіпам Дэбні. Жонка Дэбні Дораці ў даўгу не застаецца… Звычайны любоўны трохкутнік?.. Так… каб не чацвёрты лішні. А гэта той самы Джэксан, які лётае паміж небам і зямлёй. Як? Варта пацікавіцца.

Працягласць спектакля – 1 гадзіна 45 хвілін з антрактам.

znamenityi-teatr-yakuba-kolasa-iz-vitebska-edet-v-bobruisk-1

21 сентября в 12:00

Васіль Ткачоў

ЯК ВОЎК МАМАЙ БЫЎ (0+)

Казка-гульня

Вы думаеце, што ўжо ведаеце сюжэт гэтай казкі дзякуючы вядомаму мультфільму пра тое, як Воўк спачатку знайшоў Цяля сабе на здабычу, а потым стаў для яго самым блізкім і шчырым абаронцам?! Але не спяшайцеся з высновамі! Справа ў тым, што беларускі драматург Васіль Ткачоў прыдумаў сваю гісторыю і ўвёў у казку новых герояў. І кожны з іх – са сваім адметным і вельмі яскравым характарам: какетлівая Лісачка, заўсёды ласы на смачную ежу Дзік і надзвычай чуллівая Козачка. Разам з маленькімі гледачамі яны ствараюць сваю казку. І якой яна атрымаецца ў выніку залежыць ад вас!

Пастаноўка заслужанага артыста Рэспублікі Беларусь Вячаслава ГРУШОВА.

Сцэнаграфія і касцюмы Святланы МАКАРАНКА.

Музыка Аляксандра КРЫШТАФОВІЧА.

Тэксты песень Уладзіміра МАЗГО.

ДЗЕЙНЫЯ АСОБЫ: ВОЎК, ЦЯЛЯ, ЛІСА, ДЗІК, КОЗАЧКА

Працягласць спектакля — 1 гадзіна без антракту.

znamenityi-teatr-yakuba-kolasa-iz-vitebska-edet-v-bobruisk-2

21 сентября в 18:00

Фёдар Палачанін

ПАЗЫЧАНАЕ ШЧАСЦЕ (12+)

Іранічная мілая драма на 2-е дзеі.

Сакрэт спектакля «Пазычанае шчасце» — у простым сюжэце, які нагадвае гісторыі старых добрых кінамеладрам савецкага часу. І пастаўлены ён у традыцыях старога добрага тэатра: павольная дзея з падрабязным разборам па сцэнах.

Вясковая дзяўчына Ала  выпраўляецца ў горад, каб атрымаць адукацыю і стаць настаўніцай. Па дарозе, у цягніку, яна знаёміцца з маладым хлопцам, прыгажунчыкам Валерыем. Паміж імі завязваюцца рамантычныя адносіны. Праз некаторы час Валерый знікае, пакінуўшы Алу ў «цікавым становішчы». Знікае, каб вярнуцца… праз дваццаць гадоў — па асабістым запрашэнні ўласнай дачкі, якую ён ні разу не бачыў, на яе вяселле. Ці зможа Ала дараваць свайму колішняму каханаму, да якога яна захавала свае пачуцці? Ці злучацца яны зноў? На гэтыя пытанні аўтары спектакля прапануюць адказаць гледачу.

Пастаноўка заслужанага артыста Рэспублікі Беларусь Вячаслава ГРУШОВА.

Сцэнаграфія і касцюмы Пятра АНАШЧАНКІ.

Музычнае афармленне Алены ЯЎНЕВІЧ.

Працягласць спектакля — 1 гадзіна 50 хвілін з антрактам.

znamenityi-teatr-yakuba-kolasa-iz-vitebska-edet-v-bobruisk-3

Читать дальше