Строитель крепости, исследователь ВКЛ. Три жизни Теодора Нарбута

Военный инженер-фортификатор, не имевший себе равных среди современников, волею судьбы становится археологом и историком, фольклористом и литератором – и вновь добивается успеха уже на новом поприще. Сегодня вспоминаем Теодора Нарбута, который умер 26 ноября 1864 года.

Жизнь первая, военная

Летом 1803 года по Петербургскому тракту в столицу Российской империи скакал 19-летний выпускник физико-математического факультета Виленского университета Теодор Матеуш Нарбут. Вскоре, блестяще сдав экзамены в кадетский корпус, он поступил на отделение, готовившее военных инженеров-фортификаторов. Всего два года спустя, после успешно проведённых гидротехнических работ на Нёмане, Нарбуту досрочно присвоили звание подпоручика. В 1806–1807 годах молодой офицер принимал участие врусско-французской кампании, а в 1808–1809-м – в Русско-шведской войне.

После тяжёлой контузии Нарбута откомандировали в распоряжение военного министра Барклая-де-Толли. В те годы вся Европа следила за действиями Наполеона, во всеуслышание мечтавшего о мировом господстве. Понимая, что войны не избежать, Россия начала готовиться к ней, и первым делом было решено построить на западных границах государства несколько новых крепостей. В 1810 году Нарбута направили в район между Могилёвом и Рогачевом с поручением найти подходящее место для сооружения фортификации.

Нарбут проанализировал особенности ландшафта и предложил вариант, многим показавшийся неожиданным, – строить крепость под Бобруйском. Он составил детальный план, с которым выступил перед начальством. 10 августа 1810 года император Александр I утвердил проект цитадели на Березине. И уже в июле 1811-го возведённая ударными темпами крепость была причислена к оборонным сооружениям первого класса. Теодор Нарбут, руководивший земляными работами, усиливший и без того неприступную фортификацию замаскированными «волчьими ямами», выкопанными для борьбы с конницей противника, и системой подземных ходов, позволявшей напасть на врага с тыла, был награждён орденом Святой Анны и произведён в штабс-капитаны.

 

«Ни одна крепость России не являлась столь полезною, как Бобруйская в 1812 году», – писал генерал-майор Михайловский. Более четырех месяцев её малочисленный гарнизон сдерживал натиск 20-тысячного французского войска. Именно под защитой Бобруйской крепости командующий 2-й русской армией Багратион смог дать отдых солдатам, переформировать подразделения, пополнить боезапасы и затем соединиться с 1-й армией Барклая-де-Толли.

Что касается Нарбута, то, казалось бы, столь успешно начавшаяся военная карьера неожиданно прервалась. Накануне войны 1812 года дала о себе знать контузия, полученная в шведскую кампанию. Штабс-капитан почти потерял слух и вынужден был подать в отставку. Он поселился в родовом имении Шавры Лидского уезда, где посвятил всего себя новому занятию – изучению истории древнего государства белорусов, Великого княжества Литовского.

Жизнь вторая, научная

Первое знакомство молодого инженера-фортификатора с самобытным белорусским фольклором произошло ещё на Немане. Чуть позже, в годы строительства Бобруйской крепости, Нарбут начал записывать древние предания и легенды, услышанные от местных жителей. В тот же период он – пока ещё из любопытства – стал проводить археологические раскопки, собирать старинные книги и документы. Полвека спустя личная библиотека Нарбута считалась одной из самых богатых в белорусском крае.

На основе собственного собрания копий исторических актов Нарбут подготовил индекс исторических памятников Великого княжества Литовского. В 1818 году вышло его исследование «Про курганы», в котором учёный впервые в Беларуси назвал курганы местами древних захоронений. Сведения о таинственном погребальном обряде наших предков Нарбут собирал на Могилёвщине, Гродненщине и в Приднепровье. Вскоре вышел ещё один труд, посвящённый легендарному княжеству Дайнова, основанию Лиды и Лидскому замку.

Основной труд Теодора Нарбута – «История литовского народа» (напомним, что именно белорусов до ХIХ века называли литвинами, тогда как нынешних литовцев именовали жамойтами) – в то время крупнейшая по объёму (целых девять томов!) и первая история ВКЛ, обособленная от истории Польши. Повествование доведено до 1569 года, когда Польское королевство и Великое княжество stroitel-kreposti-issledovatel-vkl-tri-zhizni-teodora-narbuta-1

Ещё одна заслуга Нарбута в том, что именно он ввёл в научное употребление «Хронику Быховца», в которой содержатся данные, коих нет ни в одном другом источнике (особенно подробно изложены события начала XVI века). В 1834 году помещик Волковысского уезда Быховец переслал Нарбуту обнаруженную у него в библиотеке неизвестную доселе хронику. Учёный активно использовал новый источник для своего исследования, а в 1846 году издал хронику в полном объёме, дав ей название по имени владельца – «Хроника Быховца». Любопытно, что сам помещик (это видно из его писем Нарбуту) никогда не читал хронику, получившую его имя.

1

Уже в ХХ веке некоторые историки высказали предположение, что «Хроника Быховца» является плодом фантазии Нарбута, поскольку утерянную сразу после опубликования рукопись, кроме него, никто из учёных не видел. И лишь после того как в библиотеке Академии наук Литовской ССР были обнаружены письма Быховца Нарбуту, в которых тот сообщал о пересылке рукописи, «Хронику» окончательно признали легитимной.

Жизнь третья, вечная

В переводе с древнепрусского языка слово «нарбут» означает «семьянин». Согласно родословной, разработанной самим ученым, старинный род Нарбутов начинается с ХV века от князей Шуйских, а легендарная часть – с Х-го. О четырнадцати представителях этого рода есть статьи в Белорусской исторической энциклопедии, об одиннадцати – в Польском биографическом словаре.

В 1863 году двое сыновей и дочь Теодора Нарбута приняли участие в национально-освободительном восстании под руководством Калиновского. Один из них был убит, других ждала ссылка и каторжные работы. Жена, Кристина Нарбут, за поддержку повстанцев также была выслана вглубь России. Старого, глухого Теодора отправили в Вильню под надзор полиции, где он и умер в ноябре 1864 года.

Теодор Нарбут обрёл вечную жизнь в своих произведениях, в бастионах Бобруйской крепости, в потомках. Именем одного из них – Станислава Нарбута, открывшего лечебницу и основавшего пожарную дружину в Браславе, при его жизни была названа улица в этом местечке. Имя самого Теодора Нарбута сегодня носят улицы в Бобруйске и Вильнюсе. А ещё Нарбут спроектировал новый костел в деревне Эйшишки, сооруженный в 1847 году на месте разрушенного храма ХIV века. В нём по сей день верующие вспоминают старого архитектора и молятся за всех нас.

Планета Беларусь

 

Поделиться

Читайте также

В Минске появятся пункты приёма просроченных лекарств. Работать они будут во всех поликлиниках и, возможно, в аптечной сети.

Это социально-экологический проект. Как утверждают специалисты, многие лекарства токсичны и пагубно влияют на природу, поэтому выбрасывать их в мусор не рекомендуют.

Пункты приёма помогут избежать вредного воздействия за счёт отдельного сбора медицинских отходов. Пункт приёма лекарств, срок годности которых истек, уже заработал в одной из столичных поликлиник.


Читайте также: Какие лекарства врачи не рекомендуют пить при коронавирусе


 

ОНТ

Читать дальше

С 5 по 7 мая 2023 года на пляже санатория им. В. И. Ленина пройдут соревнования по пляжному волейболу.

Начало игр в 10.00.

Организатор – ОАО «Бобруйский завод тракторных деталей и агрегатов».

В программе

  1. Турнир по пляжному волейболу.
  2. Работа торговых палаток.
  3. Игровая программа для детей (5 мая с 15.00 до 17.00; 6 и 7 мая с 11.00 до 13.00, с 15.00 до 17.00).

К сведению

Спортивное соревнование среди мужских и женских команд проводится в честь Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

molodyozh-bobruiskogo-predpriyatiya-provela-turnir-po-plyazhnomu-voleibolu

 

 

Читать дальше

Завтра, 21 июля, знаменитому американскому писателю исполнился бы 121 год, пишет «Созвучие».

Неизвестный рассказ Эрнеста Хемингуэя, который недавно обнаружил его внук, перевели на белорусский язык. Рукописи автор не дал название. Вместо отца это сделал сын писателя Патрик.

Произведение было опубликовано в июне в журнале The New Yorker, а недавно переведено Дарьей Литвиновой на белорусский язык.

В ранее не опубликованном рассказе знаменитый писатель описывает рыбалку, невольно напоминая читателям «Старика и море».


Читайте также: Портал в мир книг на белорусском языке появился в сети


 

Читать дальше