О бабушках и блокбастерах со спецэффектами

Моё восприятие «бабушек» долгое время было одноклеточным. В лучшем проявлении бабушка — это такая Арина Родионовна, тёплая печка, рядом с которой уютно засыпать в стужу. Уменьшительно-ласкательный суффикс делал свое дело — форматировал восприятие. Помимо тепла и уюта, она ещё и в хозяйстве может пригодиться: вон, классик даже выпивал с нею вместе.

Тёмную сторону бабушек я видел сквозь собирательный образ Бабы Яги. Действительно, к старости некоторые женщины наживают себе острые лица, о которые можно порезаться с первого взгляда. Никакого уюта в них нет — окна нараспашку, и отовсюду сквозит какая-то внутренняя бездомность.

Однажды я сидел в гостях у друга детства. Мне тогда было лет двадцать, я оканчивал институт. Мы с ним вспоминали своё советское счастливое голодранство, рассматривая старые фотографии. Я обратил внимание на раритетный альбом со спутником на обложке, лежавший в глубине ящика.

«О, это моей бабушки, ничего интересного», — прокомментировал друг.

Я всё же попросил разрешения посмотреть.

«Бабуль, можно Олег твой альбом посмотрит?» — крикнул друг.

«Да, конечно!» — прилетело обратно из соседней комнаты через коридор. Бабушка жила в той же квартире вместе с родителями друга и с ним самим.

Я открыл альбом на первой странице и принялся листать. Ничего выдающегося, обычные жёлтые листья чьей-то судьбы, как в любом парке по осени, как в любой жизни в старости. Снимки детей, женщин, мужчин, чёрно-белого неба, серого солнца, застывшего навеки моря, горделивых зданий, от которых сейчас и кирпича не найти.

Но на середине альбома я задержался. Меня зацепили несколько похожих фотографий какой-то девушки. Это была полноценная фотосессия, как бы мы сейчас сказали, такой ретроинстаграм. Девушка позировала в интерьере. На заднем плане мелькали то старый ламповый радиоприемник, то картины на стенах, то окно с гардинами. Снимки были очень качественные, даже профессиональные, словно с обложки журнала.

Возможно, это впечатление возникало от того, что девушка на фото была божественно хороша. Я даже как-то застеснялся её красоты. Мне показалось, что если я посмотрю чуть подольше, то рискую в неё влюбиться (тогда я ещё не был женат, тогда мне ещё было можно). Девушка на пожелтевших карточках улыбалась так, что чёрно-белые фотографии на мгновение становились цветными. Она улыбалась до перехватывания горла, до бабочек у меня в животе.

Я поспешил перевернуть страницу. Затем шли ещё какие-то снимки, всё современнее и современнее, а в конце альбома, на последних листах, я уже без труда узнавал бабушку моего друга — на даче, на лавочке, за столом.

Я закрыл альбом и вернул его другу.

«Интересно, — процедил я из вежливости, — девушка там одна на фото, очень ничего. Родственница ваша?»

«А, — протянул товарищ, сразу поняв, о чём я говорю, — ага, родственница. Бабушка моя».

Я несколько секунд просидел молча, пока мой чайник не закипел.

Я взял альбом у друга обратно, буквально вырвал из рук. Открыл посредине на странице с фотографиями девушки. Перелистал в конец на страницу с фотографиями бабушки. Потом отмотал назад. Затем перемотал вперед. Проделал этот нехитрый мультипликационный трюк ещё пару раз.

«Это та же самая бабушка, что и на последних фото?» — задал я один из своих фирменных идиотских вопросов.

«Та же, та же», — ответил друг с интонацией «и тебя вылечат».

Я держал в руках альбом, ошарашенный, и внутри меня искрился разорванный напополам шаблон.

В этот момент в коридоре раздалось шарканье, и в нашу комнату вошла бабушка. Она принесла нам на подносе чай с пряниками.

«Ой, бабуля, да не стоило», — сказал ей друг.

Старушка поставила поднос и выпрямилась. Она не сразу ушла, видимо, ей нужно было отдышаться. Ей тогда было уже слегка за восемьдесят. Слышала она прекрасно, а вот ноги слушались плохо, как бы ни пытался докричаться до них мозг. Пожилая женщина смотрела прямо на меня. Мне стало неловко. Я поднял альбом, открытый на ее девичьих снимках, и произнёс вторую идиотскую фразу за день:

«А это вы!»

Она всплеснула руками, словно увидела привидение.

И улыбнулась. Той самой улыбкой со старой фотографии.

И в этот момент кто-то запустил современный голливудский блокбастер со спецэффектами.

Бабушка на моих глазках начала рассыпаться на пиксели. Пучок седых волос порвал резинку и разбежался на тысячи чернющих змей. Морщины моментально разгладились, как будто по её лицу провели утюгом времени. Глаза засверкали, точно их протерли от пыли.

Улыбка не стареет. Передо мной стояла потрясающая красавица, девушка с пожелтевшего снимка. По комнате вокруг нас летали бабочки, выпорхнувшие у меня из живота.

Как часто наши бабушки для нас — это всего лишь последняя страница фотоальбома. Как опрометчиво мы забываем перевернуть её, чтобы увидеть чудо стариковской молодости. Как сложно нам поверить в то, что под Поленовым скрывается Айвазовский, что в тихом пруду тоже могли бушевать девятибалльные страсти.

Как жаль, что наши старики уходят от нас неразгаданными и нераскрытыми, как старый фотоальбом.

Олег Батлук. Иллюстрация Camille Garoche

Поделиться

Читайте также

«Культура» в переводе с санскритского дословно означает «почитание света», выражающее стремление к познанию прекрасного, идеалам и самосовершенствованию. Изучать культуру, помнить о ней и оберегать её необходимо постоянно.

Поэтому, чтобы подчеркнуть важность всех сфер деятельности культурного мира, появился специальный праздник – Международный день культуры. Он был учрежден в честь принятия 15 апреля 1935 года международного договора «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», который стал известен в международно-правовой практике как Пакт Рериха.

 

АТН

Читать дальше

Минздрав: в Беларуси на 15 апреля проведено 76198 тестов на коронавирусную инфекцию. Для тестирования задействованы 24 лаборатории. Они открыты как в республиканских научно-практических центрах и центрах гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, так и в частных медицинских центрах.

Зарегистрированы 3728 человек с наличием коронавирусной инфекции (+447). 68 пациентов нуждаются в поддержке аппарата искусственной вентиляции лёгких.

Умерли 36 пациентов с рядом хронических заболеваний с выявленной коронавирусной инфекцией.

Коронавирусная инфекция в Беларуси: ситуация на 16 апреля

 

По данным на утро 14 апреля, в Могилёвской области был зарегистрирован 151 подтверждённый случай коронавирусной инфекции. Об этом сообщил начальник главного управления по здравоохранению Могилёвского облисполкома Александр Старовойтов.

«Пациенты находятся на лечении. У каждого болезнь протекает по-своему. У 27 человек – пневмонии, остальные в большинстве переносят инфекцию легко или бессимптомно», – рассказал собеседник.  

Он добавил, что уже три пациента выздоровели и благополучно отправились из медучреждений домой.

Из 151 случая коронавируса 105 – это контакты 1-го и 2-го уровней, которые были под наблюдением и общались с ранее выявленными больными. Основная часть инфекций – завозного характера. «Это граждане, которые были в далеком зарубежье – странах с неблагополучной ситуацией по коронавирусу, а также приехавшие из соседних областей, где достаточно высокий уровень заболеваемости», – констатировал Александр Старовойтов.

В целом эпидостановка в Могилёвской области характеризуется снижением числа острых респираторных вирусных инфекций, количество которых по сравнению с прошлой неделей уменьшилось на 25%. Большую часть пациентов составляют взрослые – порядка 63-65%, 35% приходится на детей. У последних сейчас продолжаются школьные каникулы, и снижение показателей вызвано их разобщённостью, отметил начальник главного управления по здравоохранению.

Читать дальше

Тем, кто остался дома, оборудование 15 апреля не понадобится.

В 17.30 в профиле инстаграм @eva__by фитнес-клуба «Ева» инструктор Анна Евсюкова проведёт силовую тренировку.

Горожан ждут в спортивной форме перед экранами смартфонов.

Занимаемся вместе!

 

Читать дальше