Не опоздать сказать...

Я как-то слушала аудиозапись звонка в службу 911 в Америке. Звонил мужчина. Из падающего самолёта.

Он почти кричал, не скрывая паники:

– Это же 911? Разговор же записывается? Правильно?

– Да, сэр. Да, записывается. Что случилось, сэр?

– Мы падаем... Самолёт... Он падает...

– Какой, где...

– Это уже... Не успеем... Элли, мою жену зовут Элли, – кричал мужчина. – Она беременна. Передайте ей эту запись. Элли, ты сильная, ты, пожалуйста, будь сильной и без меня. Элли, даже если я не вернусь, я рядом, Элли. Я всегда буду рядом с тобой и нашей будущей маленькой дочкой... Я люблю тебя, вас люблю... Элли...

Запись обрывается...


Читайте также: Подростка воспитывать поздно. Его нужно любить


Я расплакалась. Как это... сильно. Честно. Обжигающе больно.

Я подумала: если бы я, не дай Бог, была в падающем самолёте, что бы я делала? О чём думала бы, что вспоминала, о чём жалела бы, кому звонила бы...

Представить такое очень страшно, но полезно: сразу как-то всё просто и понятно, что важно, а что нет.

Что вот этот договор, в который мы никак не внесём уже третий день устраивающий обе стороны пункта – это ежерунда. И там, в падающем самолёте, я о нём никогда не вспомню.

А вот дочь, которая просит уже неделю собрать ей железную дорогу, потому что её хомяк хочет стать машинистом, это важно. Важнее всех договоров...

 

Мой родной брат Дима пропал без вести. Утром того дня, когда это случилось, он сказал маме: «Хочу рассказать тебе что-то...»

Но тут подошёл автобус, народу полно, мама спешит на работу, опаздывает на совещание и говорит: «Вечером поговорим, сынок, ты дождись меня».

А вечером его уже не было.

И больше никогда не было.

Мама часто рассказывала об этом. Говорила: «Если бы знать...» Она бы пропустила все в мире автобусы, чтобы узнать, что же он хотел сказать... В последний раз мама видела сына из окна того автобуса. И жила с этой болью всю жизнь.

Если бы знать, что это твой последний самолёт... Или твоя последняя встреча, то что? Что бы ты сказал иначе? Сделал бы иначе?

А знаешь, может, жить этот день так, будто ты знаешь, что он последний?

Ну ведь никто не подскажет этого, поэтому можно взять и обхитрить мироздание: жить каждый день так, что если он последний, то не жалеть, что потратил его на ерунду...


Читайте также: О материнской любви, синдроме Аспергера и ангельском терпении


А чтобы приоритеты жизненно расставить, мысленно пристегнитесь в условном падающем, ощутите свободное и падение...

– Алло, Миш. Ничего не спрашивай, просто прямо сейчас включи этот разговор на запись. Да. Срочно. Я очень люблю тебя и детей. Очень. Вы лучшее, что случилось со мной в жизни. Даня, сынок, Катя, малыш, мама всегда будет рядом, слышите? Даже если это наш последний разговор... Я всё равно буду рядом, и я смогу вас защитить...

Боже. Плачу даже, когда пишу.

И вот теперь, из точки, решить проще, что важнее всего, построить верный жизненный маршрут и жить этой насыщенно, хотя она, конечно, есть.

Жить... свою единственную жизнь как свою единственную жизнь. Не на черновик, а сразу начисто.

Чтобы не пропустить самое важное.

Ну вот скажите, ну вот надо же было выдумать – хомяк-машинист! Ну чудо же. Утром, как проснёмся, сразу же соберём железную дорогу...

 

Поделиться

Читайте также

Еженедельно по вторникам в 16.00 в читальном зале центральной городской библиотеки им. М. Горького Бобруйска проходит литературная PROчитка.

15 сентября 2020 года прошла первая встреча. Бобруйчане начали вместе читать книгу Абрама Рабкина «Вниз по Шоссейной».

 

Читать дальше

Уникальную операцию провели белорусские детские кардиохирурги Детского хирургического центра, сообщает Минздрав страны.

В РНПЦ «Мать и дитя» родилась маленькая Алиса. На момент рождения малышка весила 930 граммов. В выходные было принято решение о переводе малышки в Детский хирургический центр для проведения оперативного вмешательства. Как рассказал врач-кардиохирург, заведующий отделом детской кардиохирурги и ДХЦ Юрий Линник, у девочки был диагностирован – врождённый порок сердца.

Безусловно, это достаточно распространённая болезнь при такой критической массе тела. Однако врачи выявили у малышки подозрение на формирование коарктации (сужения) аорты. В результате было принято решение о проведении срочного вмешательства.

Операция выполнялась через небольшой разрез на спинке, без искусственного кровообращения, длилась полтора часа.

1

Читать дальше

17 сентября 2020 года в 18.00 в тайм-клубе «1387» пройдёт неформальная встреча с журналистами «Вечернего Бобруйска» – авторами текстов, фото и видеофильмов о забытых деревнях Бобруйщины и Глусчины.

Этим летом «Вечерний Бобруйск» подготовил материалы о таких деревнях – Углах, Продвино и Степановке (Бобруйский и Глусский район). В них показано прошлое и настоящее этих деревень.

Если вы родом из этих деревень, там жили ваши родные, знакомые или вам просто интересна эта тема – приходите на встречу и поделитесь своей историей. А мы поделимся своими впечатлениями и расскажем о том, что осталось за кадром.

Все уточняющие вопросы можно задать, написав на почту red-vb@yandex.by или на номер +375(29) 124-70-12 (Viber, Telegram).

До встречи 17.09 в 18.00. Вход свободный.

 

Читать дальше