Сегодня День мягких подушек

Первые подушки появились в Древнем Египте и Месопотамии. Доступны они были лишь знатным и богатым людям. Этот аксессуар был совершенно не похож на современный вариант – подушки делали из дерева или камня, на них вырезали или рисовали богов и обереги, пишет АТН.

Мягкие подушки в привычном для нас виде придумали древние греки. Они трепетно относились к спальному ложу и хотели сделать его комфортным.

Прямоугольные и квадратные подушки набивали натуральными материалами, чаще всего использовали состриженную шерсть животных, перья птиц, травы.

 

На Руси мягкие подушки, набиты гусиным пухом, считались лучшим приданым для девушки. Их должно было быть не меньше 6 штук – по две для жениха и невесты, а также две маленькие для украшения кровати.

P.S. Не стоит игнорировать этот праздник, лучше отметьте его с размахом – поваляйтесь в кроватке на любимой подушке.

Поделиться

Читайте также

Первый этап репетиционного тестирования 2019/2020 учебного года начинается в Беларуси. Такая информация размещена на сайте Республиканского института контроля знаний (РИКЗ), сообщает БЕЛТА.

Первый этап репетиционного тестирования будет проводиться в октябре-декабре. "Регистрация проводится в онлайн-режиме через единую систему в личном кабинете участника тестирования. Подробная информация доступна в разделе "РТ" - "Памятка участнику РТ", - пояснили в РИКЗ.

Репетиционное тестирование проводится в учреждениях образования по всей Беларуси. Их перечень есть на сайте РИКЗ. Попробовать свои силы можно по 15 учебным предметам за курс общего среднего образования: белорусский язык, русский язык, математика, физика, химия, биология, история Беларуси, всемирная история (новейшее время), география, иностранный язык (английский, немецкий, французский, испанский, китайский), обществоведение. С нынешнего года в Беларуси ввели новый вид репетиционного тестирования - дистанционное. Оно позволяет бесплатно пройти онлайн-тестирование по 15 предметам с последующим разбором заданий.

Читать дальше

Sputnik изучил городские истории еврейского Бобруйска, которые сегодня, увы, мало кто может рассказать.

Бобруйск, еврейская столица Беларуси, всегда имел свой неповторимый шарм. И юмор не хуже одесского. Даже в самые непростые времена здесь отвечали вопросом на вопрос, а жалобы на житье-бытье сдабривали анекдотом.

Sputnik собрал городские историйки от старых жителей Бобруйска, которые еще помнят, каков на вкус "еврейский пенициллин" и где заседала вся городская еврейская "знать".

Вся еврейская "знать" была в Доме быта

Анатолий Елсуков:

– В Бобруйске я родился 61 год назад. Родителей своих не знал – меня воспитывала бабушка. Жили мы небогато, поэтому в 15 лет устроился на свое первое официальное место работы. Это было двухэтажное здание, где оказывались бытуслуги. Там работала вся еврейская "знать". У нас был свой фотограф, парикмахер и сапожники – я помогал всем.

Это были добрые и щедрые люди. Часто меня, как самого младшего, посылали за свежим холодным квасом. Первый стаканчик наливали мне. Покупали как 15-летнему юноше конфеты. Тогда самыми лучшими считались конфеты "Мишка на севере". Для меня это было большим счастьем – о конфетах в моей семье лишь мечтали.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-1
© Photo : Егор Литвин
Руины бывшей синагоги в Бобруйске - сейчас ее восстанавливают

Анекдоты в Бобруйске рассказывали чаще на еврейскую тематику. Запомнился о том, как люди разных национальностей приходят на свадьбу.

"Украинец приходит со шматком сала, а уходит с песней. Грузин приходит с ящиком коньяка, а уходит с новым тостом. А еврей приходит со своим двоюродным братом, а уходит с кусочком торта для тети Песи".

Никто ни на кого не обижался.

Многие бобруйчане грассировали – произносили букву "р" неправильно, на французский манер. Люди стеснялись этого и специально старались избегать слов с этой буквой. Иногда такой диалог с словами без "р" выглядел очень забавно.

Мое детство прошло в военном городке Киселевичи. Тут жили также военные евреи, много было ветеранов войны. У них были медали, ордена. Это были заслуженные люди. Воевали на Воронежском, Прибалтийском, Карельском фронтах. Принимали участие в Сталинградской и Курской битвах.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-2
© Sputnik Егор Литвин
Анатолий Елсуков до сих пор помнит вкус конфет "Мишка на севере", которые казались мальчишке самыми вкусными в мире

Праздники мы отмечали с ними вместе. На 1 Мая шли на демонстрацию. На День Победы обязательно ходили на соседнее кладбище, где были похоронены военные, которые погибли в 20-25-летнем возрасте во время Великой Отечественной войны.

Многие евреи работали на рынке. Продавали в основном кур. Было даже такое выражение – "еврейский пенициллин". Это куриный бульон, который евреи считали панацеей от всех болезней.

В советские годы верующих среди евреев почти не было. Наша семья иудейские праздники не отмечала. Только в 95-м году люди пошли в синагогу. Тогда же началась активная помощь евреям. В Бобруйске появился благотворительный центр "Хесед Шмуэль". Ко всем праздникам передавали посылки с гречкой, мукой, подсолнечным маслом, финиками евреям неимущим, лежачим больным. Мне как волонтеру давали проездной на троллейбус и автобус, и я эти посылки отвозил по домам.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-3
© Sputnik Егор Литвин
В конце XIX века около 70% населения Бобруйска составляли евреи

А потом началась большая эмиграция. У меня была знакомая Ира Карасик. У нее была болонка, которую она взяла в Америку – пожалела.

Перед отъездом Ира предложила мне поехать с ней. Говорит: "Давай зарегистрируем брак". А у меня тогда была жена, двое детей. Мама Иры Циля Давыдовна тогда ей ответила: "Если настоящий брак, я не против. А если фиктивный, зачем тебе это нужно? К нему потом приедут жена и дети. С чем ты останешься – с еврейским счастьем?"

Я решил не изменять своей семье. Но Ире помог продать вещи перед отъездом. В городе они не были востребованы, и мы поехали по деревням на старом "Москвиче". Какие-то вещи обменяли на картофель, свеклу, морковь. И семья Иры, когда готовилась уезжать, накрыла роскошный стол.

Об этом я написал стихи.

Уехали все лучшие таланты:

Актеры, режиссеры, музыканты,

Врачи, художники и швеи…

Где вы сейчас, бобруйские евреи?

Врач Хаима – там,

Где говорят: "Шалом и лейтраод",

Где море, солнце, фрукты круглый год.

Каракумы в Бобруйске

Галина Фридман:

- Я помню Бобруйск еще довоенным – родилась в 1931 году. До войны успела пойти в школу №7 на углу улиц Социалистической и Гоголя. Как сейчас помню, это было деревянное здание, на месте которого теперь стоит жилой дом. В ту пору деление школ на еврейские и белорусские отменили, но в нашем классе почти все дети были из еврейских семей. У нас были замечательные переменки, когда в коридор выходили учителя, а дети играли, пели песни.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-4
© Sputnik Егор Литвин
Галина Фридман помнит Бобруйск еще довоенным

Богатым Бобруйск никогда не был. Все люди жили без особых излишеств. До войны у мамы была швейная машина Singer. Потом, помню, был у нас шкаф красивый – и все. Квартира – всего 27 квадратных метров с проходной кухней, через которую соседи попадали к себе домой.

Довоенный город запомнился еще тем, что тут было много песка. Настоящие Каракумы! Проедет лошадь – пыль столбом. Кое-где были деревянные тротуары.

Когда началась война, мы покинули Бобруйск. Шли пешком 200 километров до Кричева. Я была самая старшая в семье. Мне было 10 лет, брату – семь, а меньшему – вообще четыре годика. Папа вез его на колясочке, а в Кричеве он нас оставил и пошел добровольцем на фронт. Больше мы его не видели.

Мама с нами села в товарный поезд, и нас повезли – куда, не знали. По дороге нас бомбили – мы выскакивали на ходу. Остановки были внезапными и без объявлений. Во время одной из них мама ушла искать нам буханку хлеба. В это время поезд тронулся. Мы видим, что мамы нет – как начали плакать! А она, когда увидела, что поезд поехал, чудом запрыгнула в последний вагон. Так нам повезло остаться с мамой.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-5
© Sputnik / Егор Литвин
До войны Бобруйск был совсем другим. Но все меньше людей в городе помнит его прежним

Все время в эвакуации мы были в Тамбовской области. Был момент, когда немцы подходили очень близко, к Мичуринску, который был от нас в 40 километрах. Мы не могли никуда тронуться, потому что у нас не было ни одежды, ни обуви. Это была уже глубокая осень. Мой младший братик говорил: "Если придут немцы, мы пойдем на речку топиться". Нам повезло, что Красная армия начала наступление.

Жили в избушке "на куриных ножках". Она была такой крошечной, что половину занимала печь. Ходили в школу. Все лето работали в колхозе. Я десятилетней девочкой таскала тяжелые ведра воды из реки Лесной Воронеж.

Летом 46-го года наша семья вернулась в Бобруйск. Я поступила в педучилище и впоследствии проработала 33 года преподавателем русского языка и литературы. Из них 31 год в школе №1.

Ну а тогда, после войны, жили мы очень плохо. В нашем доме находилась какая-то организация, и нас определили жить в квартиру с выбитыми стеклами. Денег на ремонт, конечно, не было.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-6
© Sputnik Егор Литвин
Еврейская молодежь Бобруйска горячо поддержала революцию

И все же умели радоваться. В Доме офицеров тогда были танцы. Я иногда ходила туда с подружками. Но как я тогда одета была – никакой одежды ведь не было – вся в обносках. На меня кавалеры не обращали внимания.

А потом в 1952 году случайно познакомилась со своим мужем Израилем, с которым мы прожили 37 лет. В Бобруйске было популярно устраивать прогулки по улице Социалистической. Люди ходили туда-сюда, знакомились. Там нас познакомила его двоюродная сестра. Целый год он только здоровался со мной, а потом мы встретились на каком-то мероприятии, и он посмотрел на меня другими глазами. К сожалению, детей у нас не было, и супруга уже нет в живых.

Еврейская скрипка в ресторане "Березина"

Валентина Марусова:

- В Бобруйске живу уже 81 год. Когда научилась война мне было всего три годика. Мама, брат и я уехали в эвакуацию в Саратовскую область. А вернулись в Бобруйск, когда мне было уже шесть лет. Помню, мама повела нас к дому, где мы жили до войны, на улице Карла Маркса, а от него остались одни стены.

Знакомая мамы посоветовала занять пустующую квартиру, где жили евреи, которых убили. В итоге мы в ней прожили до 1965 года, пока я не получила свое жилье. Сначала в квартире ничего не было, и мы спали на полу. К счастью, за окном был август.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-7
© Sputnik Егор Литвин
Валентина Марусова ходила к окнам ресторана "Березина" слушать еврейскую скрипку

Не могу сказать, что город сильно пострадал. Ходили слухи, что в Бобруйск попало только две бомбы. Дома не были разрушены до основания, а лишь стояли без крыш. В районе, где сейчас находится фабрика "Красный пищевик", в годы войны было гетто (погибло 25 тысяч человек – Sputnik). Мы туда не ходили – боялись.

Пленные немцы в Бобруйске жили 2,5 года: строили жилые дома. Помню, они ходили целым строем. На ногах у них были цепи или что-то в этом роде – очень стучало по брусчатке. Мы, дети, их очень боялись.

В школу ходили за три квартала, старались хорошо учиться, никто не ругался и не дрался. Дети не хотели утруждать родителей, которым нужно было зарабатывать на жизнь тяжелым трудом. Моя мама, например, работала зольщицей в кочегарке.

vrachi-khudozhniki-i-shvei-gde-vy-seichas-bobruiskie-evrei-8
© Sputnik Егор Литвин
Улицы Бобруйска, архивное фото

Особых развлечений в городе не было. Помню только один ресторан "Березина", который находился возле рынка. Внутри музыканты играли на пианино и скрипке, а мы подходили к окну и слушали. Ходили в ресторан в основном военные. В городе был авиагородок и Ленгородок. Когда наша семья стала жить получше, каждый Новый год отмечала там.

Я окончила 10 классов, потом пошла на швейную фабрику, где шила шинели. Некоторое время была инспектором в профкоме на заводе "Белшина". Всего городу отдала 50 лет.

Читать дальше

В субботу, 2 октября 2021 года, в пос. Глуша Бобруйского района на базе Центра ремёсел состоится региональный фестиваль «Глушанский хуторок». В этом году он посвящён Году народного единства.

Мероприятия форума народного творчества и ремёсел рассчитаны на разновозрастную аудиторию.

В программе

  • Парад участников,
  • работа площадки «Беларусь – страна единства, созидания и процветания»,
  • гала-концерт конкурса белорусской песни «Люблю тебя, Белая Русь!»,
  • конкурс театрализованной презентации местных обрядов «Вяртанне да вытокаў»,
  • культурно-развлекательный конкурс «Хозяйка Глушанского хуторка»,
  • конкурс-дегустация традиционных белорусских блюд «Пикник по-белорусски»,
  • конкурс игровых программ «Хуторские забавы»,
  • 2-й день пленэра по керамике и гончарству,
  • развлекательные программы,
  • катание на лошадях и пони,
  • работа фотозон, игровых и спортивных площадок,
  • проведение мастер-классов.

Коллективы художественного творчества Бобруйского района и гостей фестиваля выступят с концертными программами.

Всех желающих организаторы приглашают принять участие в празднике и прикоснуться к лучшим культурным традициям народного творчества, промыслов и ремёсел.

v-bobruiskom-raione-proidyot-ezhegodnyi-festival-glushanskii-khutorok

1

Как добраться

В этот день приехать на мероприятие можно на пригородном автобусе «Бобруйск-Глуша» (время отправления от автовокзала г. Бобруйска – 10.40 ч., время прибытия к остановочному пункту «Глуша» в 11.35 ч.).

В обратном направлении от остановочного пункта «Глуша» следуют пригородные автобусы: «Бобруйск-Глуша» (время отправления – 13.30 ч.) и «Бобруйск-Дойничево» (время отправления – 16.14 ч.).

К сведению.

Региональный фестиваль проводится ежегодно на базе Центра ремесел в посёлке Глуша с целью сохранения и восстановления белоруской традиционной народной культуры, возрождения духовного наследия, приобщения населения Бобруйского района к народному творчеству и сохранению традиционных форм прикладного искусства, повышения уровня сценического мастерства, сценической культуры любительских коллективов района, популяризации лучших образцов ремесленничества.

Читать дальше