С какими эпидемиями боролись белорусы до COVID-19

Россия закрывает границу со своим западным соседом, в городах — карантин, а популярный журнал призывает жителей страны сохранять «смелый, бодрый, весёлый дух, осторожность». Речь не о коронавирусе, а об эпидемиях, с которыми предки белорусов боролись последнюю тысячу лет. TUT.BY рассказывает о них в этом тексте.

«Ночью по улицам Полоцка, точно люди, рыскали бесы»

Прежде чем начать наш рассказ, уточним важный момент. В летописях многократно упоминаются «моры» — то есть эпидемии. Но сделать по их данным какой-то эпидемиологический анализ невозможно. Поэтому учёные лишь могут строить гипотезы, о каких болезнях идёт речь. Количество умерших было известно лишь в отдельных случаях.

Первые эпидемии на территории Беларуси были зафиксированы в 11-м веке. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: именно в то время были созданы первые древнерусские летописи. То есть какие-то события, случившиеся раньше, могли до нас не дойти.

В то время на территории современной Беларуси существовали Полоцкое и Туровское княжества. Они то подчинялись Киеву (центру Киевской Руси), то становились самостоятельными. Но в целом являлись частью единого общерусского пространства.

Первое указание о какой-то эпидемии, связанное с Киевской Русью, относится к 1060 году. Тогда три брата-князя, которые правили в Киеве, Чернигове и Переяславле (теперь это город Переяслав в Украине), а также легендарный полоцкий князь Всеслав Чародей отправились в поход на торков (тюркское кочевое племя). Когда те узнали о походе, то испугались и пустились в бегство. Кто-то из них погиб от зимы, другие – от голода или от неизвестного мора.

В 1092 году эпидемия впервые пришла на земли современной Беларуси — в Полоцк. Как утверждали летописцы, ночью по улицам, точно люди, рыскали бесы. Кто выходил из дома, чтобы их увидеть, становился жертвой невидимой язвы и умирал. Поэтому горожане боялись выходить из своих жилищ. Затем бесы стали появляться днем на конях, но самих их не было видно — только копыта коней.

После Полоцка болезнь перекинулась на Киев, где с 14 ноября до 7 февраля умерли 7 тысяч человек.

О какой болезни рассказывал летописец, до сих пор неизвестно. В 19-м веке исследователь Эккерман предположил, что речь идёт об «антоновом огне», который в то время был описан в Западной Европе. Тогда люди и животные отравлялись спорыньей (грибами). При ней происходили судороги, органы и конечности поражала гангрена.

В наше время удалось практически избавиться от спорыньи в сельскохозяйственных посевах, поэтому заболевание практически сошло на нет.

«Люди во время еды, сидя, во время сна или поездки внезапно падали заражёнными»

s-kakimi-epidemiyami-borolis-belorusy-do-covid-19-1

Пляска смерти, Клузоне, Ораторио деи Дишиплини. Фото: wikipedia.org

В середине 13-го века возникло Великое княжество Литовское — белорусско-литовское государство.

ВКЛ также пришлось столкнуться с многочисленными эпидемиями.

У год 1315. З-за дажджоў і вялікай павадзі быў тры гады такі цяжкі паморак, што людзі, дзеці елі трупы, знятыя з шыбеніцаў, — писал автор Летописи Панцирного-Аверки.

Именно ВКЛ пришлось столкнуться с чумой. В Европе один из её пиков пришёлся на 1346−1353 годы. По разным оценкам, от болезни тогда погибло более 25 млн человек — около 30% населения континента.

На восток Европы чума пришла в 1351 или 1352 годах. Болезнь начала распространяться со Пскова, который активно торговал с Западной Европой. Как пишут А. Сегал и Е. Васильев, авторы книги «История эпидемий в России», когда в этом городе начали умирать люди, псковичи в панике обратились в соседний Новгород к архиепископу Василию. Тот приехал, отслужил молебен, благословил город, но по дороге домой умер. Новгородцы устроили ему пышные похороны — и через некоторое время чума свирепствовала с не меньшей силой уже в этом городе.

Судя по картам, чума пришла и на современную территорию Беларуси. В исторической литературе автор этого текста не нашёл конкретных упоминаний об этом. Но точно можно сказать одно: предки белорусов пострадали при последующих эпидемиях чумы. Так голод и мор (большинство учёных считают, что это была чума) пришли в ВКЛ в 1365-м. В 1387-м в соседнем Смоленске (вскоре он вошёл в состав ВКЛ) в живых осталось лишь пять человек.

В 1424 году в ВКЛ и Московском княжестве начался очередной мор. Да такой серьёзный, что великий князь литовский Витовт и король польский Ягайло на какое-то время оставили свои резиденции и жили в лесах.

Спустя сорок лет чума возобновилась. Как позже писал о том времени Матей Стрыйковский, тогда «люди, ходя, во время еды, сидя, во время сна или поездки внезапно падали зараженными». Скорее всего, речь идет о бубонной и лёгочной формах чумы.

В 1894 году была открыта чумная палочка — возбудитель чумы. Лечение чумы стало возможным.

Сифилис и «потливая горячка»

s-kakimi-epidemiyami-borolis-belorusy-do-covid-19-2

Лечение ртутью на гравюре «Мученики сифилиса» 1709 года. Фото: wikipedia.org

Чума была далеко не единственной болезнью, от которой страдали предки современных белорусов. В конце 15-го века на Европу обрушилась эпидемия сифилиса. Как писали летописцы, в Восточную Европу её якобы принесла женщина по имени Франца, которая шла из Рима в Краков.

Оттуда сифилис добрался в ВКЛ, а уже затем — в Московское государство. В 1499-м русский посол в Вильно Мамонов получил следующий наказ:

— Спокойно ли между польской и упомянутыми державами? Так же спросить в Вязьме, не проезжал ли кто из Смоленска с той болезнью, что болячки мечутся? А словет (слывёт. — Прим. ред.) французской, а будто в Вильне её привезли.

К сожалению, сифилис окончательно не исчез, но уровень заболеваемости им в европейских странах достаточно низкий (относительно той же Африки).

Спустя некоторое время после сифилиса на Европу обрушилась «английская потница», или «потливая горячка». Она появилась в Англии, где было пять эпидемических волн. Третья из них (1529−1530) перекинулась на континент и в том числе достигла ВКЛ. Обычно эта эпидемия продолжалась не более двух недель.

Сама болезнь развивалась стремительно. Начиналась с озноба, головокружения, болей в голове, шее, плечах, конечностях. Спустя три часа начиналась горячка, бред, боль в сердце, и в итоге зачастую — смертельный исход. Описываем её более подробно, поскольку до наших дней она не дошла. Теперь ей никто не болеет.

В 1422-м на Русь пришёл голод. Как писал летописец, многие люди умерли от него, а другие ушли в ВКЛ. С какой эпидемией он был связан, неизвестно. Как пишут авторы книги «История эпидемий в России», возможно, речь шла о сыпном тифе, который случился за два года до этого. А уже в 1424-м мор пришёл во всю Европу — и «в Немцех, и в Литве, и во Пскове, и в Новгороде, и во Твери, и на Москве, и по всей земли Русской».

Болезнь Брилла (рецидивная форма сыпного тифа) ещё изредка встречается. Но в целом болезнь сумели победить: в 1942-м была разработана эффективная вакцина для профилактики сыпного тифа.

«Болезнь «корчила людей, отчего помирали быстро»

Казалось бы, клещевой энцефалит — совершенно современная болезнь. Но оказывается, она встречалась ещё в конце 17-го века. Историк Валентин Грицкевич, автор книги «С факелом Гиппократа: Из истории белорусской медицины» цитирует записи, которые в 1695 году независимо друг от друга сделали двое жителей Минска — воевода К. Завиша и ксендз А. Бергоф.

Как писал Завиша, эта болезнь «корчила людей, отчего помирали быстро, и в котором доме началось это, там все умирали, но эта болезнь была больше всего среди крестьян». По его словам, болезнь поражала преимущественно тех, кто пас скотину и подвергался укусам клещей в лесах или кустарниках.

«Это были невыносимые судороги, которые когда кого-нибудь поражали, тот от боли сильно извивался, а если приходил в себя, убегал в леса как лишенный разума, а если его ловили люди, то проявлял ужасную прожорливость и ел за десятерых», — утверждал А. Бергоф.

Как отмечает Грицкевич, все эти признаки характерны для поражений различных отделов центральной нервной системы и встречаются при энцефалите.

К сожалению, от клещевого энцефалита люди страдают до сих пор. Но по крайней мере нам, жителям ХХI века, доступна вакцинация.

Известны случаи, когда в районе Барколабово (современный Быховский район) в 1608-м началось бешенство среди собак, которое затем перекинулось на лошадей и людей. В районе Радошковичей это наблюдалось ровно сто лет спустя.

Для «уничтожения заразы» — окуривать помещение можжевельником или полынью

Как власти боролись с эпидемиями?

Прежде всего с помощью кордонов. Как пишет Валентин Грицкевич (далее — также информация из его исследования), когда в 1456—1476 годах в Риге случались эпидемии, власти Полоцка вводили эти кордоны и прекращали торговлю.

Иногда такие кордоны появлялись и на границе. Так, в 1602-м в Смоленске разразился мор. Уточним, что этот город часто переходил из рук в руки, но тогда находился в составе России. Возможно, мор был занесён туда из Речи Посполитой (федеративное государство, в которое входили Польша и ВКЛ).

Когда об этом узнал царь Борис Годунов, то приказал выставить заставы от Смоленска до Брянска, чтобы «никто из Литвы и в Литву не ходил». Как предполагают историки, речь шла о сыпном тифе.

Второй вариант борьбы — карантин. Так, в связи с эпидемией в ВКЛ он был введён зимой 1532 — 1533 годов в Орше. В 1602-м в Вильно были оцеплены заражённые кварталы. Дома, жители которых умерли, сжигались со всеми вещами покойных.

 

Грицкевич приводит пример того, как в Слуцке в 1656 году осуществлялся контроль за людьми, которые прибыли в город из заражённой местности. Сторожам при городских воротах было велено строже относиться к пришельцам.

«Кто хотел въехать или войти в город, тотчас посылали для отчета с мещанином из стражи к войту. …Если этот гость приехал со здорового поветра, должен все равно послать его к коменданту, но если он понял, что кто-либо будет не со здорового поветра, то его приказывал из города выпроводить и больше не пускать», — цитирует историк документ того времени.

Как писал менский воевода Завиша, в 1719-м он ехал из Волыни, в которой была эпидемия, в Слоним. По пути их не раз задерживали и держали под стражей, поскольку его дочери и слуги болели лихорадкой, несварением желудка, у них были боли в крестце, что вызывало опасение.

Ещё одной формой борьбы была простейшая дезинфекция.

Уже в 13-м веке в русских летописях появляется следующая мысль: если соприкасаться с вещами умерших или людей, бывших с ними в тесном общении, можно заразиться. Но лишь в 1533-м в Париже запретили передавать из дома в дом постельные принадлежности и одежду больного. А в 1666-м во Франкфурте было принято следующее постановление: согласно ему граждане, живущие в заражённых домах, должны были воздерживаться от посещения общественных рынков и церквей. Число гостей на свадьбах должно быть по возможности ограничено.

А какова ситуация была на территории Беларуси? В фонде Радзивиллов, который находился в архиве Минской области, Валентин Грицкевич нашёл рукописные «Медицинские предписания против морового поветрия», датированные 1640 годом. Их автор рекомендовал во время эпидемии «для уничтожения заразы» утром и вечером окуривать закрытое помещение можжевельником или полынью. Человека, прибывшего из заражённой местности, также предлагалось окуривать. Неизвестный автор рекомендовал проветривать или вымораживать вещи покойного, затем стирать их в воде со щелоком или окуривать. Хоронить умершего надо было не позже чем через два часа после смерти, причём «без проведения религиозных церемоний».

Иногда методы властей были очень жестокими (хотя и типичными для своего времени).

Так, в 1653 году житель ВКЛ Ларька Андреев отправился в соседнее Московское царство. Его остановили на пограничной заставе и расспросили (цитата по книге «История эпидемий в России»):

«В расспросе он рассказал: сыскали де в Гадиче воров дву жонок да девку, и их де пытали, и они де с пытки повинились: моровое поветрие на людей напускали они, и тех дву жонок и девку сожгли и после де их моровое поветрие унялось. А распрося того литвина, велел его [воевода] воротить в Литовскую сторону, покаместо про моровое поветрие будет впрямь известно, что унялось» (орфография документа сохранена. — Прим. TUT.BY).

«Сельскому врачу приходится беспомощно наблюдать быстрое вымирание целых семей»

s-kakimi-epidemiyami-borolis-belorusy-do-covid-19-3

«Бедность». Картина Кристобаля Рохаса. 1886 год. Фото: wikipedia.org

В конце 18-го века Речь Посполитая была разделена между несколькими странами. Территория современной Беларуси вошла в состав Российской империи. Но эпидемиологическое состояние наших земель от этого не изменилось.

В 19-м веке белорусы страдали от кори, оспы, дифтерии, скарлатины, тифа, коклюша, дизентерии, сибирской язвы, малярии, лихорадки… Обратим внимание лишь на несколько из этих болезней.

Настоящим бедствием в то время являлся туберкулёз. Ради объективности следует отметить: говорить о его эпидемии не совсем корректно. Это была болезнь, которая терзала местных жителей всё время. На развитие туберкулёза влияли антисанитарные условия, тяжёлая работа и плохая однообразная еда. Большинство заболевших даже не обращались за медицинской помощью. Тем более что эффективных средств для лечения не существовало.

Единственным известным тогда способом выздороветь было употребление кумыса. Как пишет академическая «Гісторыя Беларусі», один из провизоров попробовал организовать в 1869-м в Горецком уезде кумысолечение. Но уже в следующем году закрылся из-за нерентабельности.

— Простой народ считает туберкулез неизлечимым, обращается только за диагнозом… Сельскому врачу приходится беспомощно наблюдать быстрое вымирание целых крестьянских семей, переползание из хаты в хату этой самой страшной из всех болезней мира, борьба с которой у нас ещё не началась, — говорил один из докторов в 1909 году на съезде врачей Минской губернии.

В наше время туберкулёз можно выявить и вылечить на ранних стадиях.

Ещё одним страшным бедствием являлась холера. Сперва она появилась в южных губерниях империи.

— Самое же главное средство [от болезни] — смелый, бодрый, весёлый дух, осторожность, не робость, предохранительность, не пугливость, — писало издание «Московский Телеграф». Но в том же 1830-м году холера впервые добралась до Санкт-Петербуга, столицы империи, до Москвы и до территории Беларуси. Позже она на нашу землю приходила ещё несколько раз.

В 1891-м к появлению холеры подготовились: в заражённых местностях строили бараки, проводилась массовая дезинфекция. Но она окончательно не исчезла и поражала солдат, офицеров и местное население ещё в Первую мировую войну.

В наше время регистрируются отдельные случаи, реже — вспышки холеры (чаще всего в развивающихся странах). Но теперь холера не представляет такой опасности, как раньше.

«Испанка»: за год охватила всю Могилёвскую и Витебскую губернии

s-kakimi-epidemiyami-borolis-belorusy-do-covid-19-4

Больные «испанкой». Фото: wikimedia.org

Во время Первой мировой войны вспыхнул «испанский грипп» (или «испанка»), вызванный вирусом А — H1N1. Поскольку воюющие стороны из соображений пропаганды замалчивали эпидемию, первая информация появилась в газетах нейтральной Испании. Поэтому её назвали «испанской».

От него заболело 550 млн, едва ли не треть населения всей Земли. Тяжелобольные умирали за пару часов, максимум — пару дней. По этой причине в Великобритании её прозвали «трёхдневной лихорадкой». По разным оценкам, всего за два года (в 1918−1919-м) болезнь унесла жизни 20−50 миллионов человек.

На территории бывшей Российской империи «испанка» впервые появилась в августе 1918 года. В этом же месяце она добралась до белорусского города Мстиславля (Могилёвская область) и сразу стала причиной масштабной эпидемии. За год болезнь охватила всю Могилёвскую (31 тысяча заболевших) и Витебскую (20 тысяч) губернии.

В 2005 году американские учёные с помощью образцов из тканей умерших от «испанки» смогли воссоздать её генную структуру и наконец выяснили, почему этот грипп был таким смертоносным. Оказалось, вирус вызывал «цитокиновый шторм», неконтролируемую реакцию иммунной системы, когда организм вырабатывает слишком много цитокинов для борьбы с «врагом». Эти вещества токсичны и начинают убивать уже сам организм. Поскольку у взрослого здорового человека иммунитет крепче, то и иммунный «ответ» был сильнее и губительнее.

На этом завершим наш экскурс в историю эпидемий. Как видим, белорусы вместе с другими народами смогли справиться с ними. Отдельные эпидемии не дошли до наших дней, вакцины для других нашли врачи, третьи можно диагностировать на ранней стадии.

А значит, мы обязательно победим и коронавирус. Главное, по возможности, оставайтесь дома и чаще мойте руки. Здоровья нам всем!

Поделиться

Читайте также

Бобруйская «пушкинка» — одна из двух старейших библиотек в стране: по возрасту её опережает только открывшаяся в 1900 году библиотека в Минске — тоже имени А. С. Пушкина.

Горожане с гордостью говорят о том, что библиотека носит имя русского поэта не случайно. У её истоков стояла внучка поэта, родоначальница белорусской ветви пушкинских потомков Наталья Александровна Воронцова-Вельяминова. Она дочь старшего сына поэта, Александра Александровича Пушкина. У Воронцовых-Вельяминовых была усадьба под Бобруйском и дом в центре города. К сожалению, войны и время их не пощадили.

— В 1901 году представители интеллигенции создали пушкинский комитет, — рассказывает нынешний директор библиотеки Ольга Залесская. — Городская управа выдала разрешение на открытие библиотеки, но не выделила средств, поэтому поначалу книжный фонд был небольшим...

Многие известные деятели белорусской культуры были ее сотрудниками или читателями. Здесь начинал трудовой путь Иосиф Симановский, который на протяжении 40 лет возглавлял столичную «ленинку», вел краеведческий кружок Цодик Славин — впоследствии довоенный директор Бобруйского краеведческого музея.

Несколько лет выдавал книги читателям «пушкинки» писатель Борис Микулич, а Михась Лыньков, Сергей Граховский, Василь Витка и композитор Евгений Тикоцкий приходили в библиотеку за новыми изданиями.

Во время войны здание библиотеки было разрушено, некоторые сотрудники погибли. После освобождения Бобруйска местным жителям вновь пришлось собирать фонды с миру по нитке. Сейчас в библиотеке более 65 тысяч книг и 6,5 тысячи читателей.

Накопленный за 110 лет работы опыт нынешние сотрудники щедро обогащают современными находками.

Несколько последних лет у стен бобруйской библиотеки имени А. С. Пушкина регулярно останавливается немецкий медиаавтобус — библиотека на колесах, организованная Институтом имени Гете в Минске при поддержке посольства Германии.

При содействии посольства Франции в библиотеке открылся «французский уголок». Свежая литература на иностранных языках всегда к услугам горожан!

— А произведения Пушкина все еще вызывают интерес у читателя? — спрашиваю.

— Их часто берут, причем не только дети, но и взрослые, — говорит Ольга Залесская. — При нашей библиотеке регулярно собирается клуб любителей творчества поэта. Девизом клуба выбраны слова известного пушкиниста Сергея Гейченко: «Пушкин — всегда открытие и всегда тайна».

В тему

Что ещё в Бобруйске напоминает о Пушкине?

  • Стенд экспозиции Бобруйского краеведческого музея. Потомков Пушкина в Беларуси не осталось, но ровно год назад в музее побывала внучка старшего сына Натальи Александровны и Павла Аркадьевича — Анна Георгиевна Воронцова-Вельяминова.
  • Каштаны в центре Бобруйска, которые каждое лето превращают улицы в цветущие сады. В посадке деревьев принимала участие Наталья Александровна Воронцова-Вельяминова.
  • Могила супругов Воронцовых-Вельяминовых в церковном дворике деревни Телуша Бобруйского района. Церковь красного кирпича, как местная библиотека и здание школы, тоже строилась на деньги Воронцовых. Рассказывают, Наталья Александровна сама собирала по крестьянским дворам сырые яйца, на которых был замешан строительный раствор. В деревне Телуша ежегодно проходит единственный в Беларуси праздник музыки и поэзии.
  • Родословное древо Пушкина состоит из 1393 имен, говорит директор Бобруйской библиотеки им. А. С. Пушкина Ольга Залесская. Сегодня в России, Англии, Америке и странах Европы проживают около 200 потомков поэта.

СБ

Читать дальше

На недавно завершившемся в Нур-Султане чемпионате мира по борьбе белорусские спортсмены завоевали одну бронзовую медаль. Её команде принесла Ирина Курочкина, получившая вместе с наградой лицензию на Олимпийские игры в Токио.

Нынешний сезон для борцов был непростым: он вместил в себя сразу три топ-турнира — чемпионаты мира и Европы, а также II Европейские игры в Минске. И лишь с одного из них — чемпионата Европы — Ирина вернулась без награды.

Впрочем, времени на то, чтобы расслабляться, у спортсменки нет: после чемпионата мира она отвела неделю на отдых и уже приступила к тренировкам — в следующем году еёе ждет первая в карьере Олимпиада.

— Какой из трех топ-турниров, на которых довелось выступить в прошлом сезоне, дался тебе сложнее всего?

— Ни один из них не был простым. На чемпионате Европы, который проходил раньше других, во второй схватке проиграла норвежке Грейс Буллен. Нельзя было тогда расслабляться до самого конца, а я в какой-то момент начала пятиться, что дало сопернице преимущество. Если бы напирала, все могло закончиться по-другому. После чемпионата Европы мы с моим тренером Артуром Зайцевым сели и разобрали каждую спортсменку, которая готовилась выступать на Европейских играх в Минске. На этом домашнем турнире очень чувствовалась ответственность. Я готовилась, знала, что могу и чего хочу, старалась прислушиваться к тренеру и своему самочувствию. Получилось выиграть золото, а в ходе турнира победить и ту самую норвежку. Показать максимальный результат мне тогда помогла поддержка семьи и близких людей.

— Европейские игры были первым в твоей карьере мультиспортивным форумом. Чем они запомнятся, кроме, конечно, победы?

— Уровень организации был просто супер. Мы жили в отличном общежитии в Деревне спортсменов, где все было чисто и аккуратно. Питание было организовано 24 часа в сутки — для тех, кто гонял вес и кому потом надо было восстанавливаться, подготовлено было все. Большой разминочный зал, то, как нас выводили на схватки… Все было отлично!

— Какой настрой был перед чемпионатом мира?

— Я волновалась — хотелось выполнить задачу, которую передо мной ставили. Мы много работали, но, возможно, в Нур-Султане я не показала всего, на что способна. Кажется, я и на пик формы не вышла — все-таки два раза за год подходить к нему очень сложно. Каждая схватка была непростой. Китаянку Жун Ниннин, которая в прошлом году выиграла чемпионат мира в этой категории, я в 1/8 финала таскала-таскала по ковру, а потом просто не осталось сил, чтобы добавить и провести прием. Хоть и проиграла, боролась до конца. Но благодаря тому, что она прошла в финал, у меня появилась возможность бороться за бронзу.

— И уж в этой борьбе ты своего не отдала. После прошлогоднего чемпионата Европы, на котором завоевала свое первое золото на турнирах такого уровня, отношение к тебе изменилось. Если до него тебя называли перспективной, то после — одним из фаворитов в своем весе. Это о чем-то говорит?

— Сейчас у меня многие спрашивают, чувствую ли я себя лидером сборной. Но то, что я взяла олимпийскую лицензию, еще не значит, что стала лидером. Я пока не выиграла чемпионат мира, не стала олимпийской чемпионкой. Понимаю, что это, конечно, хороший скачок, но мне еще надо очень много работать. Я не зазвездилась. Хотя раньше было такое, что, как говорит один из наших тренеров, «хвостом виляла», мол, да я, да посмотрите на меня. В этом не было ничего хорошего. Сейчас научилась абстрагироваться от таких мыслей. После турниров начинаю работу над собой — анализирую, просматриваю записи, разбираю собственные ошибки. 

— Сейчас тебе психологически проще стало выходить на ковер против сильных соперниц? 

— Зачем вообще заниматься спортом, если боишься выйти против титулованного соперника? Не факт, что он лучше тебя, хотя у него может быть гораздо больше опыта. Другое дело, если ты что-то во время подготовки недоделал. Может быть, приведу не самый правильный пример, но это, как в школе. Если идешь на уроки, выучив все, что было нужно, ты не будешь переживать, что тебя вызовут или что плохо напишешь контрольную. 

— Из весовой категории до 55 килограммов ты перешла в олимпийскую категорию до 57. Насколько высока в ней конкуренция?

— Когда я боролась в категории до 55 килограммов, весила 57—58, поэтому сейчас мне практически не приходится гонять вес. А конкуренция серьезная. Например, в моем весе сейчас борется олимпийская чемпионка Рио-де-Жанейро в весе до 63 килограммов, четырехкратная чемпионка мира Рисако Каваи, которой на тех Играх проиграла наша Маша Мамошук. Нигерийка Одунайо Адекуоре, трижды становившаяся призером чемпионатов мира, турчанка Элиф Есилирмак, выигрывавшая чемпионат Европы, молодая и не самая удобная для меня молдованка Анастасия Ничита, которая на этом чемпионате мира стала пятой… Так что просто на Олимпиаде не будет точно. 

— Для многих спортсменов Олимпийские игры — это мечта и главная цель. А для тебя?

— Я всегда хотела выступить именно на Олимпиаде. В Рио-де-Жанейро я не попала. В 2015 году перенесла операцию, и благодаря профессионализму доктора Сергея Макаревича смогла достаточно быстро вернуться в борьбу, но отбор на Олимпиаду проиграла. Теперь завоевала лицензию, поэтому хочу хорошо подготовиться, выступить и показать все, что могу. 

— Живешь и тренируешься ты по-прежнему в Бобруйске. В Минск не собираешься перебираться?

— Нет. На днях я приехала из Бобруйска в Минск — надо было решить несколько дел в разных концах города. Маршрут вроде как нормальный, но на то, чтобы объехать все, потратила очень много времени. Я привыкла, что в Бобруйске для меня все удобно: есть зал, где можно тренироваться, и он находится рядом с домом. Поликлиника, диспансер — все поблизости. Мне нравятся моя квартира, район, в котором живу, люди, которые меня окружают. Так что останусь бобруйчанкой!

СБ

Читать дальше

Могилевским облисполкомом с 11 по 22 ноября проведет изучение мнения населения по вопросу удовлетворенности качеством оказания услуг учреждениями образования. В частности, мониторинг коснется деятельности общеобразовательных школ, дошкольных учреждений, учреждений профессионально-технического обучения, а также дополнительного образования и воспитания (внешкольная работа, кружки, факультативы, секции и др.).

О фактах некачественного оказания услуг, а также предложения по совершенствованию работы в указанной сфере можно сообщить с 8.00 до 13.00 и с 14.00 до 17.00 по номеру телефона (80222) 23-02-55.

Результаты рассмотрения вопросов, поступивших на «горячую линию», будут размещены в рубрике сайта «Изучаем мнение населения». 

Читать дальше